Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

БЛУДНЫЙ СЫН

Лиам: Анна.
Анна: Мистер Лиам?
Лиам: Анна, подойди ближе.
Анна: Хозяин Лиам, ваш отец...
Лиам: Cейчас должен уже быть в церкви, каясь в своих грехах и, ну, ему именно этим и нужно заниматься. Ближе, Анна.
Анна: Почему вы держитесь в тени, сер? Вам плохо?
Лиам: Свет. Сейчас у меня от него болят глаза.
Отец Лиама: И я знаю причину почему. Опять где-то шлялся всю ночь, не так ли? Пил и развратничал. От тебя воняет этим!
Лиам: И вам с добрым утром, отец.
Отец: Ты отвратителен.
Лиам: Как скажете, отец.
Отец: О, я скажу. Я так и говорю. Тебе мало разврата в эту ночь? Тебе надо совратить еще и слуг?
Лиам: Слугу, отец. У нас всего одна служанка. В любом случае ... все развращаются: но я нашел некоторые формы разврата: более приятными:
Отец: Мне стыдно называть тебя своим сыном. Ты бездельник и негодяй, и ты никогда не станешь чем-то большим.
Офицер: Сумасшедший бездомный парень на Центральной Станции подземки. Сьехал с катушек. Начал громить вагон, угрожать некоторым пассажирам. Один из них нажал на стоп кран. Они все до сих пор в шоке.

Кейт: Что насчет подозреваемого?
Офицер: Исчез.
Кейт: В сообщении говорилось, что это ситуация с заложниками.
Офицер: Так и было.
Кейт: Подозреваемый сбежал?
Офицер: Ну, мы все еще пытаемся восстановить картину, но тут немножко неясно....
Кейт: Не ясно? У вас две дюжины свидетелей!
Офицер: Я знаю, и все они говорят одно и тоже.
Кейт: Что же?
Офицер: Что подозреваемый сбежал через вентилятор на крыше пока поезд все еще ехал.
Кейт: Он вылез из движущегося поезда?
Офицер: Они говорят, его вытащило.
Кэйт: Вытащило что? Получи уточнение.
Ну, похоже, я могу забыть о зачитывании ему его прав.

Заставка

Кейт: Это, э: не человек, да?
Ангел: Нет. Демон.
Кейт: И оно:
Ангел: Мертвое? Да, Кейт, оно... оно мертвое.
Кейт: Так они: значит они умирают.
Ангел: Да.
Кейт: Извини, полагаю у меня все еще небольшие проблемы со всеми этими потусторонними штуками.
Ангел: Да: Хотя технически демоны не потусторонние. Я имею в виду, вообще-то они были здесь первыми.
Кейт: Итак, я звоню коронеру или в службу по зараженным и опасным материалам?
Ангел: Мой совет? Не вызывай никого. Я прослежу чтобы с этим разобрались.
Кейт: А что я должна написать в своем рапорте?
Ангел: Только то, что ты обычно делаешь в таких случаях.
Кейт: Это не обычный случай.
Ангел: Лос-Анджелес, Кейт, ты и раньше видела вещи такого рода, возможно много раз. Ты просто не знала, как это назвать, вот и все.
Кейт: Нет, я думаю, я бы запомнила.
Ангел: Да, ну, люди могут видеть то, что им нужно.
Посыльный: Нет, никаких особых примет: исключая, разве что, запах. Как у любого среднестатистического бездомного парня.
Офицер: Вот все, что у нас есть.
Кейт: Средний рост, средний вес, среднее телосложение. И это все, что вы можете сделать? Это вы нажали на стоп кран?

Посыльный: Да. Парень шел прямо на меня.
Кейт: Почему?
Посыльный: Он не сказал.
Кейт: Нет. Но почему ты нажал на кран срочной остановки?
Посыльный: Потому что это было срочным?
Кейт: Хорошо, давай разошлем это описание. Мы же хотим поймать этого парня, верно?
Офицер: Правильно. Мы сделаем все, что в наших силах.
Посыльный: Я могу идти?
Кейт: Да, можешь идти.
Ангел: Что тут делает твой отец?
Офицер: Не-а, этого немного, чтобы с этим можно было работать:
Кейт: Папа, что ты здесь делаешь?

Тревор: Был по соседству.
Кейт: Ты опять сидел в своей квартире и слушал полицейский сканер, не так ли.

Тревор: По кабельному все равно ничего не было. Я слышал у тебя была ситуация с заложниками. Похоже, что я пропустил все самое интересное.
Кейт: За 35 лет в полиции ты не думаешь, что не насмотрелся достаточно интересного? ... Ты случайно не слышал также то, что я возглавляю расследование?
Тревор: Кажется что ты хорошо справляешься. Возвращайся к работе.
Ангел: Что он хотел?
Кейт: Я думаю, он хотел проверить как я.

Ангел: Похоже, ты удивлена.
Кейт: Нет. Так не пойдет.
Ангел: Что?
Кейт: Ты убиваешь демона на моих глазах, а затем ведешь себя так, словно мы собираемся вместе выпить капучинно. Это не сработает.
Ангел: А как сработает?
Кейт: Я не уверена, что вообще может: Слушай, без обид. Я думаю, что ты, вероятно, вполне приличный парень, для.. знаешь: того, кем ты являешься. Но давай придерживаться деловых рамок, хорошо? Это не личные отношения. Я не твоя девушка.
Дарла: Кто это?
Служанка: Кто, тот парень?
Дарла: Да: Он великолепен.
Служанка: О, да. Божий подарочек, правда.
Дарла: Серьезно? Никогда не думала, что Господь может быть столь щедр.
Служанка: О, его ложь звучит очень убедительно пока на небе звезды : но он забывает все свои обещания, когда восходит солнце.
Дарла: Вообще-то для меня это не будет проблемой.
Корделия: Обрати внимание! Все что нам нужно сделать - решить каким будет код.
Ангел: Код?
Корделия: Для системы безопасности, которую мы только что установили. О чем мы только что вообще говорили?
Ангел: Я не...
Корделия: Перестань. Парень-установщик сказал, что это должно быть что-то легко запоминающееся, как день моего рождения.
Ангел: Я не знаю дня твоего рождения.
Корделия: Да, скажи мне чего ты не знаешь, о чем я не знаю. Но спустя одиннадцать с половиной месяцев вбивания этого тебе в голову - у тебя не будет никаких извинений.
Ангел: Ты его идентифицировал?
Уэсли: Я-я так думаю. Э, может это быть демоном, с которым ты столкнулся сегодня утром?
Ангел: Да, это он.
Уэсли: Она вообще-то. Это Квайни. Они все женского рода.
Ангел: Окей, что там написано о методах устранения?
Уэсли: Ну, это должно быть относительно стандартно. Похоронить в девственной почве, простое заклинание на латыни: хотя:
Ангел: Что?
Уэсли: Ну, это странно. Согласно всему, что я могу найти - Кваини - это миролюбивые, уравновешенные демоны. Ненасильственные
Ангел: Ненасильственные? Нет. Ха. Эта тварь была бойцом.
Уэсли: Нет, если это Квайни, то по крайней мере они не борцы по своей натуре. Это невероятно рассудительные, мягкие создания, просто неспособные на такую мощь и силу, которую ты описываешь.
Корделия: Может, у нее был просто плохой стервообразующий день.
Ангел: О, что-то вывело ее из себя. Это точно.
Уэсли: Вот именно.
Ангел: Хорошо. Давайте забудем на секунду, каким образом эта штука сумела драться так искусно, как она это делала. Во первых - что могло заставить миролюбивого уравновешенного демона напасть на переполненный пассажирами Лос-Анджелесский вагон?
Уэсли: Возможно нечто в поезде?
Ангел: Или некто.
Кейт: Ангел.
Ангел: Привет. Мы можем поговорить?
Кейт: В чем дело?
Ангел: Это на счет демона с сегодняшнего утра.
Кейт: Слушай: Если ты настаиваешь на том, чтобы говорить о таких вещах, не мог бы ты, пожалуйста, не произносить этого слова? Это заставляет меня: заставляет чувствовать, я не знаю, просто - дискомфорт. Просто скажи "злобная штука", хорошо?
Ангел: Конечно. Да. Я понимаю.
Кейт: Спасибо. В любом случае, я думала, ты собирался позаботиться обо всем.
Ангел: Об этом уже позаботились. Просто дело в том, что, а, злобная штука: оказалось, не злобной штукой.
Кейт: Злобная штука не была злобной штукой?
Ангел: Ну, это была злобная штука по терминологии слова. Просто это была не злобная злобная штука.
Кейт: У нас есть не злобные злобные штуки?
Ангел: Ну: да.
Кейт: Правильно. Извини. Эй, в любом случае, а как ты попал сюда? Сейчас же середина дня? Разве ты не:
Ангел: Система туннелей ведет в подземный гараж.
Кейт: Ах, да. Конечно. Я вспомнила.
Ангел: Слушай, Кейт, мне нужны имена пассажиров того поезда.
Кейт: Зачем?
Ангел: Я думаю, что тот демон:э.. Я думаю, что поезд был выбрал целью по какой-то причине.
Кейт: Злобной штуке нужна причина?
Ангел: Я думаю, штука преследовала что-то или кого-то.
Кейт: Там ничего не было в поезде. Мы искали.
Ангел: Пассажиры.
Кейт: Все проверены.
Ангел: В любом случая я хотел бы взглянуть. И я думаю, что мы должны начать с того посыльного, э, парня, который нажал на стоп-кран. Он сказал что штука шла прямо на:
Кейт: Она все еще мертва, правда?
Ангел: Да.
Кейт: Хорошо. Ты сказал мне забыть об этом. Я бы так и хотела поступить.
Ангел: Я думаю, что:
Кейт: Ангел. Там ничего нет. Твоя не злобная злобная штука была просто злобной. Окей? Мы не можем просто оставить все как есть?
Уэсли: Я полагаю, что никто не может осудить ее за то, что она избегает говорить на эту тему.
Ангел: Полагаю да. Я не знаю. С тех пор, как она проткнула меня штукой два на четыре, все изменилось.
Уэсли: Ну, она придет в себя. Я думаю, большинству людей требуется некоторое время, чтобы приспособится после встречи с темными силами, которые окружают нас. Женщины особенно:
Корделия: Нашла!
Уэсли: :борются с этим.
Ангел: Может быть. Я просто боюсь, если она будет продолжать бороться с картиной в целом - она упустит детали.
Уэсли: Детали?
Ангел: Да, вроде той, почему парень, который водит курьерский фургон, оказался в поезде во время своей смены.
Уэсли: Хороший вопрос. Кстати, похоже, мы нашли тело Квайни.
Ангел: Хорошо. Ты проведешь тесты?
Уэсли: Да.
Ангел: Хорошо. Увидимся в офисе.
Мистер Локли?
Тревор: Да?
Ангел: Я Ангел. Мы встречались на вашей вечеринке по поводу ухода на пенсию. Я друг вашей дочери.
Тревор: Кэти? Что-то случилось...
Ангел: С ней все в порядке.
Тревор: Она с тобой?
Ангел: Нет. И она не знает, что я здесь. Хотя можно поспорить ей бы хотелось узнать кто это только что приходил к вам. Вы знаете, вообще-то она подумала, что вы пришли сегодня на место преступления, потому что беспокоитесь о ней?
Тревор: Что тебе нужно?
Ангел: Мне нужно знать, что было в том свертке. В том, который вы дали парню-курьеру.
Тревор: Я не понимаю, о чем ты говоришь.

Ангел: Вы забрали кое-что с места преступления сегодня. Что-то, что кое-кто не хочет, чтобы нашла полиция. На кого вы работаете, мистер Локли?
Тревор: Я ни на кого не работаю. Я в отставке. Ты же был на вечеринке, помнишь?
Ангел: Я узнаю, что происходит, сер. Я говорю вам это сейчас только из уважения к Кейт.
Тревор: Ты угрожаешь мне, сынок?
Ангел: Нет. Я пытаюсь защитить вашу дочь.

Тревор: Защитить мою дочь? От чего?
Ангел: От открытия, что причиной вашего сегодняшнего визита была вовсе не забота о ней.
Тревор: У тебя есть дети, Ангел?
Ангел: Нет.
Тревор: Правильно. Поэтому не думай, что ты можешь понять отцовские чувства или почему он делает то, что делает.
Отец: Лиам! Ты сделаешь так, как тебе сказано!
Лиам: Сладкая Кати. Не надо слез. Мы еще встретимся.
Отец: Откажешься слушаться меня сейчас - и этого не будет. Этого не будет, пока я жив!
Лиам: А сейчас ты захочешь отойти от дверей, отец.
Отец: Пройдешь через них, но тогда не жди что сможешь вернуться.
Лиам: Как пожелаете, отец. Всегда только как вы пожелаете..
Отец: Я желал иметь сына : мужчину: а вместо этого Господь дам мне тебя! Ужасное разочарование.
Лиам: Разочарование? Я более послушный сын, чем ты мог просить. Всю мою жизнь ты говорил мне словами, взглядом, что это именно то, чего ты от меня ждешь, и я оправдал все твои ожидания, разве не так?
Отец: Это безумие!
Лиам: Нет. Безумие, что я не могу пасть достаточно низко для тебя. Но мы это теперь исправим, да?
Отец: Я боюсь за тебя, юноша.
Лиам: И это все, что ты можешь найти для меня сейчас в своем сердце, отец?
Отец: Кто приютит тебя, а? Никто!
Лиам: У меня нет проблем найти место, где поспать, могу тебя уверить. Прочь с моей дороги.
Отец: Я никогда не стоял на твоем пути, мальчик. Если ты ищешь неприятностей, будь уверен, ты найдешь их!
Голос Дарлы: Ты знаешь, что надо делать: дорогой мальчик.
Я могу показать тебе: вещи, которые ты никогда не видел.
Кейт: С чего это ты решил так срочно и неожиданно пригласить меня на обед?
Тревор: Сейчас время обеда, разве не так?
Кейт: Точно. Так ты проехал весь этот путь, чтобы съесть хот-дог?
Тревор: Это не просто хот-дог. От Мэнни. Лучший.
Кейт: Хорошо. Тогда я оставлю вас с Мэнни поболтать.
Тревор: И я подумал, что могу провести немного времени со своей дочерью.
Итак: У тебя все хорошо?
Кейт: Да. Да. Хорошо.
Тревор: И, ээ : как Ангел?
Кейт: Извини?
Тревор: Высокий красивый парень которого ты привела на мою вечеринку по поводу отставки.
Кейт: Да, я поняла, кого ты имеешь в виду.
Тревор: Это ведь не мексиканское имя, нет? Ангел?
Кейт: Я так не думаю.
Тревор: Так вы двое все еще встречаетесь?
Кейт: Мы никогда: не встречались, папа.

Тревор: А что с ним не так?
Кейт: Ничего!
Тревор: Ну, что-нибудь же должно быть с ним не так. Он женат?
Кейт: Нет.
Тревор: Восточный Голливуд?
(сленговое выражение, означающее гомосексуалиста)
Кейт: Папа, нет! - Ангел просто: не в моем вкусе. Или я не в его вкусе. Тут определенно все крутится вокруг вкуса, и именно в этом все и дело.
Тревор: У него есть работа.
Кейт: Да, он частный детектив.
Тревор: Частный детектив. Он хорош?
Кейт: Да, он хорош: очень хорош : Он не возражает работать по ночам.
Тревор: Это хорошо: Хорошо, что он хорош.
Кейт: Ты проехал весь этот путь, чтобы поговорить со мной о парне, с которым видел меня один раз?
Тревор: Ну: он произвел впечатление.
Кейт: Он тебе нравится?
Тревор: Нет. На самом деле, не очень.
Кейт: О. Тогда к чему весь этот разговор?
Тревор: Ни к чему, просто... просто плохо быть одной, Кэти.
Уэсли: Итак, вскрытие подтверждает это. Это определенно Квайни.
Ангел: Значит, вид эволюционировал и они стали применять насилие?
Уэсли: Нет. Я так не думаю. Мои тесты выявили кое-что еще.
Ангел: Что именно?
Уэсли: Представь, что это адренолиновая железа существа. В норме она должна быть размером с грецкий орех.
Ангел: Что с ней случилось?
Уэсли: Я считаю, что причиной вспышки насилия была эта субстанция. Я нашел ее следы в организме Квайни.
Ангел: Есть идеи, что это такое?
Уэсли: Ну, довольно трудно определить в таких примитивных условиях: но что я могу сказать, так это то, что оно синтетическое. Похоже, содержит свойства мало чем отличающиеся от уличного PCP, только более метафизического свойства, естественно. Я идентифицировал глаз тритона, как один из ингредиентов, но подозреваю, что его добавили главным образом для вкуса, нежели для усиления действия.
Ангел: Так ты говоришь, что эта штука была на наркотиках.
Уэсли: Да.
Ангел: Вот почему она напала на поезд подземки. Парень-курьер возможно вез его.

Уэсли: Я думаю, это будет справедливым использовать интуицию чтобы предположить что Кваини жаждала свою дозу. Да.
Ангел: Итак, эта штука не только делает Квайни опасным: но и увеличивает природную силу.
Уэсли: Раз в 20, я могу сказать.
Ангел: Хм.. Что может произойти, если наркотик дать уже и так сильному боевому демону?
Уэсли: Я боюсь даже думать об этом.
Корделия: Привет ребята? Система безопастности, помните? Зачем она нам вообще, если ее никто не включает? Я могла бы быть кем угодно, или чем угодно! Уберите ваши:внутренности.
Ангел: Итак, ты вернулась.
Корделия: Отлично, Мистер 'Я-не-могу-выслеживать-подозреваемого-при-свете-дня-потому-что-я-сгорю-в-огне-частный детектив'.
Ангел: Что ты узнала?
Корделия: Во-первых, что я ненавижу слежку.
Уэсли: Вуаристический аспект всегда несколько непристоен.
Корделия: Э, можно еще упомянуть дорожное движение? И парковка, точнее полное отсутствие места для нее?
Ангел: Не совсем как в кино, а?
Корделия: Нет! Но к счастью есть я. Выходит, что курьер действительно работает курьером.
Ангел: Ничего из этого не выглядит как тот пакет, который, как я видел, он забрал у отца Кейт.
Корделия: Но здесь он обедал и он пробыл там, наверное, вечность. Я не знаю, чем они там кормят, но там точно очень много обьедков, ха?
Ангел: Вот оно. Это источник. Отсюда все поступает.
Тревор: Парня зовут Ангел. Он частный детектив. Насколько я слышал, он довольно хорош.
Парень в костюме: Есть идеи, что он ищет в нашем деле?
Тревор: Я не знаю. Думаю, у него были какие-то свои причины: что было в том пакете?
Парень в костюме: Мистер Локли, мы договорились...
Тревор: Мы договорились, что я использую свои связи в департаменте, чтобы помочь в поставке нетарифицированных запчастей. Мы не договаривались, что я буду красть улики с места преступления или: вытягивать у моей собственной дочери информацию.
Парень в костюме: Мы понимаем что вы сделали для нас дополнительную работу. Не думайте, что мы это не ценим.
Тревор: Мой совет вам, ребята: Чтобы вы там не перевозили в ваших маленьких коричневых пакетах, попридержите
это на какое-то время.
Парень в костюме: Хороший совет, мистер Локли, спасибо большое.
Какие инструкции, как нам поступить с этим Ангелом, сэр?
Демон: Убейте его.
Парень в костюме: Вы уверены, что это благоразумно, сер? Локли начинает не нравится наше соглашение в целом. Внезапная смерть частного детектива может заставить его:
Демон: Убейте Локли, тоже. Боже, я что, должен сам обо всем тут заботиться? Кто-нибудь, дайте мне адреналиновую железу!
Священник: Забранный так скоро из лона его семьи, мужчина всего двадцати шести лет, Лиам был любим всеми, кто его знал. Прими своего скромного слугу. Мы будем молиться чтобы Ты принял его бессмертную душу под свою опеку, Отче.

Надпись на могиле Лиама: 1727-1753 Любимый сын.

Дарла: Добро пожаловать в мой мир. Тебе сейчас больно, я знаю. Но это будет не долго. Рождение всегда болезненно.
Ангелус: Я мог чувствовать их всех: надо мной: пока я спал в земле. Их дыхание: их кровь: текущую... по их венам.
Дарла: Да.
Ангелус: Это был сон?
Дарла: Сон для тебя. Скоро - их ночной кошмар.
Кладбищенский сторож: Эй, вы! Что вы сделали?.. Грабители могил!
Дарла: Ты знаешь, что нужно делать.
Кладбищенский сторож: Отче наш, сущий на небесах: да святится имя твое. Да придет царствие Твое, да будет воля Твоя. Дай дам на сей день:
Дарла: Теперь все приобрело смысл, не так ли?
Ангелус: Прекрасный смысл.
Дарла: Ты можешь делать все, что пожелаешь. Взять любого в деревне. Кто это будет?
Ангелус: Любого? Я думаю, я возьму всю деревню.
Корделия: 0-5-2-2, вот, понятно?
Уэсли: Точно. Так что, теперь мы защищены государственной системой безопасности дома и офиса, искусстно разработанной чтобы дополнительно улучшить любую комнату, дом или офис, телеметрированной.
Корделия: Точно! Что означает, что больше никакие таящиеся прислужники ада не зайдут сюда без нашего ведома.
Ангел: Солнце скоро сядет. Я ухожу проверить этот склад запчастей для редких машин. Посмотрю, что там можно найти.
Уэсли: Тебе будет нужно прикрытие.
Ангел: Нет, не в этот раз. Это будет чисто разведка. Мне нужно знать точно, с чем мы имеем дело, перед тем, как что-то предпринимать.
Уэсли: Ты прав. Oсмотрительный подход будет самым разумным планом. Дураки бросаются наобум:
Корделия: Нет, он хочет, чтобы ты остался здесь.
Кейт: Привет.
Корделия: Дай сюда!
Кейт: Я помешала?
Ангел: Нет. Все нормально. Входи.
Кейт: Вот.
Ангел: Что это?
Кейт: Список имен, который ты просил: пассажиры вагона.
Ангел: Точно: Спасибо Что заставило тебя передумать?
Кейт: Вообще-то кое-что, сказанное с моим отцом.
Ангел: Твоим отцом?
Кейт: Да, он спросил, хорош ли ты?
Ангел: Хорош?
Кейт: В том, чем ты занимаешься. Я сказала: "да".
Ангел: Спасибо.
Кейт: Не имеет значения, насколько неудобно я чувствую себя в связи с определенными обстоятельствами: я не могу позволить себе игнорировать твои инстинкты. Если ты считаешь, что тут скрывается нечто большее, значит, скорее всего, так оно и есть.
Ангел: Я ценю это.
Кейт: И я хотела бы участвовать.
Ангел: Что?
Кейт: В деле. Если ты что-то найдешь, ты скажешь мне, окей?
Ангел: Ты: ты в этом уверена?
Кейт: Иногда с демонами приходится сталкиваться лицом к лицу, правильно?
Ангел: Правильно.
Уэсли: Разве это не выходит за пределы служебного долга и вообще-то и дружбы в этом случае?
Ангел: Я должен хотя бы попробовать, Уэсли.
Уэсли: Ангел, я понимаю, ты хочешь защитить детектива Локли от обнаружения сомнительных связей ее отца, но ты уже предупредил его один раз, и честно говоря, даже этого было уже слишком много!
Ангел: Слушай, я уже предупредил его насчет себя, Уесли. Но сейчас он должен узнать реальную природу тех, на кого он работает.
Уэсли: Если он уже не знает этого.
Ангел: Он не знает. Он не может знать!
Уэсли: Возможно. Все еще. Но по крайней мере он должен понимать, что он водит компанию, если и не с бандитами, то с очень неэтичными людьми. Это его выбор!
Ангел: Да. Я все об этом знаю, Уесли, верь мне. Но иногда цена которую мы должны заплатить за один неверный выбор несоразмерна самому поступку.
Корделия: Так иди и вразуми его.

Ангел: Спасибо.
Уэсли: Я надеюсь, он знает, что делает.
Корделия: Побольше веры, Уэсли.
Сигнализация: Дверь открыта.
Корделия: Да. Спасибо.
Сигнализация: Окно в ванной приоткрыто.
Ангел: Хей! Наверняка вам понравится кое-что из этого.
Сигнализация: Окно открыто.
Корделия: Я отключаю!
Ангел: Хорошо. Я знаю, что ты можешь, так что говори!
Кейт, это Ангел. Если ты там, подними трубку. Если ты слышишь это сообщение, забери своего отца. Уведи его из дома. Он в опасности.
Парень в костюме: Мистер Локли, можем мы войти?
Тревор: Чего вам нужно?
Парень в костюме: Лучше мы обсудим это внутри. Это касается вашей дочери.
Ангел: Он не знает, кто они такие, Кейт, oн не поймет. Я уже еду туда.

Ангелус: Ты ничем не отличаешься от всех остальных:не так ли, отец? Съежившиеся в своих домах: заколачивающие окна: размазываюшие вонючую траву в дверных проемах. Вы думаете, что-то злое: и ужасное: и чудовищное : терроризирует эту деревню: и всех ее обитателей.

Отец: Сгинь, нечистый! Демон не может войти в дом куда его не приглашали. Его должны пригласить!
Ангелус: Это правда: но я был приглашен.
Отец: Ой!
Ангелус: Она думала, что я вернулся к ней: ангелом.
Отец: Убийца!
Ангелус: Странно: Ты как-то казался выше, когда я был жив.
Отец: Господи, свяжи этого демона сейчас.
Ангелус: Только подумать, я когда-то позволял такой ничтожной трясущейся твари унижать себя.
Отец: Я молю тебя, Господи, о твоей защите.
Ангелус: Ты сказал мне, что я не мужчина. Ты говорил мне, что я ничто: и я поверил тебе. Ты говорил, что никогда ничего не достигну. Ну, ты ошибался. Видишь, отец?: В конце концов, я кем-то стал.
Тревор: Парни, выпьете чего-нибудь?
Парень в костюме: Чуть позже.
Тревор: Окей. Итак. Вы сказали, что это касается Кэти.
Парень в костюме: Да. Только один вопрос вообще-то. Вы не упоминали ей, даже случайно, мельком, о вашем сотрудничестве с нами, не так ли?
Тревор: Она ничего не знает: А в чем дело?
Парень в костюме: Ну, мы беспокоились, что вы поделитесь с ней и она может не разделить ваш: прагматизм: Учитывая ее положение и молодость.
Тревор: Вы имеете в виду, что боитесь, что она не такая изворотливая, как ее старик. Она не такая! И ей никогда не придется стать такой, я позабочусь об этом!
Парень в костюме: А! Беспокоишься о ее будущем, конечно, очень благородно. Рад, что мы можем в этом помочь.
Тревор: Да... Я обязательно поблагодарю вас, когда получу награду "Отец года". Что-нибудь еще?
Парень в костюме: Только еще одна вещь.
Ангел: Мистер Локли, мне нужно чтобы вы пригласили меня войти.
Тревор: Что? Убирайся отсюда.
Ангел: Пригласите меня. Сейчас же.
Тревор: Сынок, тебе действительно нужно уйти.
Ангел: Пригласите меня. Пригласите меня! Нет! Нет!
Парень в костюме: Похоже, что тебя сюда не приглашали, братишка.
Ангел: Если он умрет, через мгновение его душа покинет тело, я пройду через эту дверь и убью вас обоих!
Кейт: О! Папа! Нет, папа.
Ангел: Кейт... он пригласил их войти. Он не знал.
Кейт: Но ты знал! Ты знал!
Ангел: Я хотел спасти его. Он... он не позволил мне... Слушай, он в что-то впутался, Кейт, в что-то чего он и сам не понимал.
Кейт: Убирайся. Убирайся! Убирайся! Убирайся! Пожалуйста, уйди. Пожалуйста, уйди.
Уэсли: Что случилось с 'осторожно и спокойно расследуй прежде чем врываться'?
Ангел: То был план А. Сейчас мы перешли к плану Б.
Уэсли: И что такое план Б?
Ангел: Неужели мне действительно надо тебе это объяснять, Уесли?
Уэсли: Не надо.
Кейт: Может мой отец и не знал, что вы такое, но я знаю. Знаю.
Парень в костюме: Знаешь?
Кейт: О, да.
Парень в костюме: Я вижу.
Кейт: Я знаю, что это не убьет тебя. Зато вот это может. Я же сказала, что знаю.
Демон: И что ты думаешь, что ты знаешь? Знаешь ли ты, что ходит по этому городу?
У тебя нет никакого представления! Ты не понимаешь, что стоит перед тобой!
Ангел: А, может быть большой, уродливый демон-торговец наркотиками, который думает, что он страшнее, чем есть на самом деле? Да. Она знает.
Если мы сейчас уйдем отсюда, тогда ты не потеряешь свою голову.
Пошли.
Демон: Ты покойник!
Ангел: Я уже покойник. Добро пожаловать в клуб.
Ты в порядке? - Никогда не верь злобной злобной штуке... Кейт, я знаю, то, что случилось с твоим отцом...
Кейт: Мой отец был человеком и ты понятия не имеешь что это такое.
Дарла: Состязание окончено, не так ли?
Ангелус: Теперь я выиграл.
Дарла: Ты в этом уверен?
Ангелус: Конечно. Я показал, у кого здесь есть власть.
Дарла: Ты так думаешь?
Ангелус: Что?
Дарла: Твоя победа над ним заняла мгновение.
Ангелус: Да?
Дарла: Но его разочарование в тебе будет продолжаться вечно.
Ангелус: О чем ты говоришь? Он не сможет презирать меня теперь.
Дарла: Как не сможет и одобрять тебя... в этом мире или в другом...
То, чем мы когда-то были, влияет на то, кем мы стали. Та же самая любовь будет инфицировать наши сердца... даже если они больше не бьются... Простая смерть не может изменить этого.
Ангелус: Любовь?... Это работа любви?
Дарла: Дорогой мальчик... Такой юный. Все еще такой юный.

Надпись на могиле: Тревор Локли родился 1938 упокоился 2000 Любимый отец.

конец

 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан