Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

СВИДАНИЕ ВСЛЕПУЮ

Мужчина: Осталось только два. Я сброшу цену. Это настоящие коллекционные модели... Вы не пожалеете. Ты просто ставишь их, и они начинают двигаться.
Мальчик: Да, да. Окей. Вот.
Мужчина: Приятно иметь с вами дело. Подождите, мисс. Окей.

Заставка

Уэсли: Демоны с одним глазом, демоны с двенадцатью глазами, несколько с двойным зрением... но ни одного слепого демона... возможно Ангел открыл новый вид.
Корди: Какой? Хелен Келлерус Гомоубийтикус?

(Хелен Келлерус - слепая женщина, помогала слепым реализовать себя в этом мире)

Уэсли: Конечно, существует вероятность, что она вовсе и не демон.
Корди: Ты так думаешь?
Уэсли: Возможно, она просто отточила чувства вследствие своего увечья. Ангел говорил, что она словно знала, что он собирается сделать, до того, как он это делал.
Корди: Полезный талант... в драке... или на свидании.
Уэсли: Необычный, если быть точным, но не обязательно демонический.
Корди: Кое-кто такого рода должен выделяться из толпы... убийц, я имею в виду.
Уэсли: Несомненно.
Корди: Возможно, на нее даже есть записи.

Запрос в полицейской базе данных: Слепая женщина убийца.
Комп: Ванесса Бревер, рождена 18 июля 1967, место рождения - Сан Франциско, гражданство - США, пол - женский, волосы коричневые, глаза - слепая, рост 5,6, вес 122, особые приметы - слепые глаза, зрачки не видны. Известные сообщники - нет, Аресты - 1 нарушение, осуждений - 0; уголовных преступлений - 2, осуждений - 0.

Уэсли: Что дает нам возможность предположить, что она делала подобного рода вещи и до этого. Основываясь на описании Ангела:
Корди: Ванесса Бревер.
Уэсли: Что? Ты нашла ее?
Корди: Мы не всегда с самого начала должны искать в мире сверхъестественного, знаешь?. Иногда настоящие человеческие создания могут быть просто... ужасными.
Уэсли: Впервые арестована в 1993 году.
Корди: Была поймана при попытке побега с места убийства. Обвинения выдвинуты не были. Вновь арестована в 1995 году. Обвинение в нападении с отягчающими обстоятельствами. Дело так и не дошло до суда. И, наконец, арест в 1999 по подозрению в двойном убийстве, которое в данный момент находится на рассмотрении в суде.
Уэсли: Она была выпущена под залог, когда Ангел встретил ее.
Корди: Но не это самое плохое. Смотри, кто ее защищает.
Линдси: Ваша честь, мы просим суд проявить снисходительность в этом очевидно плохо состряпанном деле... Попытка окружного прокурора связать мою клиентку мисс Бревер с этим отвратительным преступлением была бы смешна, если бы не была такой грустной. Считать, что моя клиентка при ее специфической беспомощности может физически совершить такого рода убийство находится за пределами правдоподобности.
Уэсли: Она определенно не видит так, как видим мы... но она может видеть. Чувствовать. Человеческий глаз способен замечать лишь небольшую часть электромагнитного спектра, но если она каким-то образом может видеть за пределами этого спектра...
Корди: Она была бы Суперменом. И вообще, какая разница, как она видит? Значит она сможет увидеть прутья на решетке своей тюремной камеры. Почему мы продолжаем говорить об этом?
Ангел: Потому что "Вольфрам и Харт" защищает ее на общественных началах... что означат... что она, скорее всего, все еще работает на них.
Холланд: Мы очень довольны результатом, Ванесса. Приятно иметь с тобой дело.

Ли: Не могу поверить, что ты отмазал ее ото всех обвинений. Я не видел такого жонглирования законом со времен дела "Остроски против Калифорнии". И теперь большая шишка тебе улыбается - ты человек часа.
Линдси: Ты чего-то хочешь?
Ли: Это я, или в ней действительно есть... что-то возбуждающее? Ну, я только хотел сказать, я не смог бы сказать ей 'нет'.. Я был бы слишком напуган для этого.
Холланд: Линдси, подойди, поздоровайся.
Ли: Я думаю, ты ей нравишься.
Холланд: А, Билл, Чак, вы помните Линдси Макдональда, нашего ключевого человека в деле мисс Бревер?
Ты проделал великолепную работу.
Ванесса: Спасибо, Линдси.
Линдси: Не стоит благодарности.
Ванесса: Приятно увидеть тебя снова.
Линдси: Вас также.
Холланд: До свидания. Есть секундочка?
Она тебя не нервирует?
Линдси: Немного.
Холланд: Две минуты наедине с этой женщиной и я чувствую себя так, словно у меня плавится хребет. Однако нельзя не признать ее талант... и ее рабочую этику... Все в порядке? Ты выглядишь несколько напряженно.
Линдси: Я работал много часов, но...
Холланд: Ааа. Ну, это большая часть - потение. Но есть и другая - вдохновение. В этом году у тебя с последним было не слишком хорошо.
Линдси: Я принял.. э.. несколько ошибочных решений.
Холланд: Ну, я бы так и сказал.
Линдси: Послав Истребительницу-отступника к вампиру?
Холланд: Среди прочего. Но у тебя хорошие успехи в суде. Ты начинаешь исправляться. Ты нравишься мне, Линдси. Я бы хотел видеть, как ты поднимаешься по карьерной лестнице.
Линдси: Я рад слышать это, сэр.
Холланд: Не всякий бы был... Это своего рода наше... время сбора нашего урожая за год.. когда мы отделяем победителей от... э... мертвого груза. Должен сказать, ты последнее время выглядишь не слишком счастливым ... Могу я попытаться предположить, что это может быть?
Линдси: Конечно.
Холланд: Это все твой возраст. Ты молод. Ты дотащил свой фургон к нашей звезде... О, и это очень яркая звезда. Но сейчас ты начинаешь размышлять: "И это все?"
Линдси: Иногда, конечно, возникают вопросы, но, я имею в виду, это не большое...
Холланд: Да, я делал много безумных вещей, когда был в твоем возрасте... поиски и все такое... Понадобилось какое-то время, чтобы понять, как устроен этот мир и чему принадлежу я... И на самом деле мир вовсе не так сложен... Он создан для тех, кто знает, как им пользоваться.
Линдси: Да, сэр.
Холланд: Перестань все время повторять мне это дерьмовое "да, сэр". Я хочу, чтобы ты подумал об этих вещах ... Ты не будешь счастлив, пока не найдешь свое место в этой системе вещей... Окей, достаточно для стариковских лекций. Вернемся к делу. Я не думаю, что у нее было счастливое детство.
Линдси: Сэр?
Холланд: Наша слепая подружка, Ванесса.
Я думаю, что с ней ужасно обращались, когда она росла, и детали этого трагичны и шокирующи. И я думаю, что ты должен придумать их, чем раньше, тем лучше.
Линдси: Она собирается совершить еще что-то, что может потребовать сильной защиты.
Холланд: Сильной защиты... алиби... любая творческая альтернатива тюрьмы...
Она бесценный инструмент для нескольких наших самых ценных клиентов и мы не можем допустить риск потери ее.
Линдси: Что она собирается сделать?
Холланд: Приезжает несколько детишек. Они будут представлять угрозу.
Линдси: Несколько детишек.
Холланд: Это тебя очень шокирует?
Линдси: Я просто думаю, что это шокирует жюри присяжных.
Холланд: Вот поэтому я думаю, что ее ужасное, ужасное детство толкнуло ее на это... Невиновна по причине помрачнения рассудка. Но конечно, шансы что ее поймают очень призрачны.
Линдси: Кто: кто эти дети?
Холланд: Будет лучше, если мы будем знать только то, что нам нужно... но упуская важнейшую часть, которую мы играем в целом. Я уверен, ты намерен приступить немедленно.
Ангел: Они оправдали ее. Поимели жюри присяжных.
Уэсли: Мне жаль, Ангел.
Ангел: Как я могу бороться со злом, если они даже не могут упрятать его за решетку?
Корди: Это не твоя вина.
Ангел: Нет, это не моя вина... Не я начал это, и я не могу это исправить... Я ничего не могу с этим поделать... Хорошо, она виновна... Она виновна и... и они отпускают ее. Она убила человека прямо у меня на глазах, и я даже не могу свидетельствовать об этом в зале суда.
Корди: Ну, возможно в ночном судe ты мог бы...
Ангел: Это их суд, не мой.
Корди: Чей?
Ангел: Их правила, их игра.
Корди: О, ты имеешь виду "Вольфрам и Харт".
Ангел: Мне совсем нет места в их мире.
Уэсли: Ангел.
Ангел: Как они ожидают, что я буду драться, если я даже не могу выйти на ринг?
Уэсли: У тебя есть место, Ангел. Наша битва будет где-то в другом месте.
Ангел: Это по-прежнему их мир, Уэсли. Основанный на власти... не на правде... Это их система, и она работает только так... работает потому... что там нет чувства вины... нет мук, нет последствий...
Там все ясное... я помню, что это такое... Иногда я скучаю по этой ясности.
Корди: Но не по той части, где ты пытаешься убить своих друзей и семью, правильно?.. Просто проверяю!
Ангел: Ничего никогда не меняется.
Линдси: Мне нужна твоя помощь.
Ангел: Как это понимать?
Линдси: Я хочу выбраться оттуда.
Ты наверняка думаешь, что это какой-то трюк.
Ангел: Ты боишься меня, Линдси? ... Ты думаешь, возможно, я убью тебя?
Линдси: Нет.
Ангел: Я ощущаю запах целой кучи страха... большой... вонючий... смертельный... ужас. Поэтому, нет, я не думаю, что это трюк. Я думаю, что это большая шутка.
Линдси: Хей, я хочу быть здесь не больше, чем ты хочешь видеть здесь меня. Но у меня нет выбора.
Ангел: У тебя всегда есть выбор. Я имею в виду, ты продал свою душу за кабинет на пятом этаже и служебную машину.
Линдси: Ты думаешь, что сумел меня раскусить? Ты думаешь, что знаешь обо мне все?
Ангел: Все, что мне нужно знать.
Линдси: Кем был твой отец? Он был торговцем, правильно? Лен и шелк? Был довольно успешен? У него работало несколько слуг, пока ты не убил их?
Ангел: Только один.
Линдси: Ну, наши данные не точны на все 100 процентов... но я думаю, будет справедливо сказать что... ты никогда не сталкивался с настоящей бедностью.
Я говорю о грязной нищете... нет обуви... нет туалета: шестеро детей в одной комнате, а после одной из эпидемий гриппа - только четверо... Мне было семь, когда они забрали наш дом. Они просто пришли и забрали его... И мой папа был приятным, знаешь? Шутил с ублюдками, когда подписывал бумаги. Да, у нас есть выбор. Или ты наступаешь или наступают на тебя, и я поклялся себе что я никогда не стану тем парнем, стоящим с идиотской улыбкой на лице... пока мою жизнь спускают в унитаз.
Ангел: Прошу прощения. Я задремал. Ты добрался уже до той части, где ты становишься злом?
Линдси: Я узнал о работе. Слепая женщина. Ванесса Бревер. Твоя подружка из суда.
Ангел: Которую ты оправдал.
Линдси: Получила новый контракт.
Ангел: Почему бы нам не перестать говорить как адвокаты?
Линдси: Она собирается убить каких-то детей... Я работал над несколькими весьма отвратительными сделками, которые сопутствует переделу сфер влияния, но это...
Ангел: Что ты знаешь?
Линдси: Почти ничего. Несколько детей из-за границы, работа на пару дней.
Ангел: Мне нужно больше.
Линдси: Есть несколько файлов. Они на фирме, скорее всего в хранилище.
Ангел: Тогда я полагаю, ты их достанешь.
Линдси: Я не могу туда вернуться. Ты хоть понимаешь, что это за место?
Ангел: Я тут не чувствую у тебя особой решимости.
Линдси: Они постоянно наблюдают за мной. В других компаниях есть тесты на наркотики... у них считыватели мыслей. Если я туда вернусь - они убьют меня.
Ангел: Именно это мы называем допустимым риском. Сейчас ты в панике. Не можешь поверить, что допустил, чтобы все стало так плохо... Это не изменится... Ты сам должен принять решение измениться. Это то, что ты должен сделать сам. Большинство людей так этого никогда и не делают.
Линдси: Если я позволю им убить себя: это докажет тебе, что я изменился?
Ангел: Для начала.
Линдси: Хранилище на втором подуровне. Коридор сразу за теплоцентралью.
Ангел: Доступ к туннелям?
Линдси: Тебе нужно будет прожечь себе вход.
Корди: Зачем ты вообще туда идешь? Я думаю, что 'родившийся свыше' мальчик может сделать это сам.
Ангел: Это работа для двоих. Как я попаду в хранилище?
Линдси: Моя карточка доступа. Мне она будет нужна, чтобы войти внутрь. Они усилили безопасность. Но я смогу оставить ее для тебя внизу. Попадешь прямо в хранилище.
Корди: И снова я скажу...
Линдси: Оно охраняется. Демоном. Не любит несанкционированных визитов. С ним я ничего не смогу поделать.
Ангел: Что за демон?
Линдси: Преготианец. Я думаю.
Уэсли: Я достану тебе боевой профайл... слабости и все такое.
Ангел: Хорошо.
Линдси: Я сделаю все, что будет в моих силах с мониторами безопасности, но ты должен будешь двигаться очень быстро, потому что в тот момент... о... черт.
Уэсли: Что?
Линдси: Проходная. У них есть шаманы. Они чувствуют, когда вампир пересекает порог.
Ангел: Это не будет проблемой.
Корди: Ну, тогда, выглядит все довольно просто, исключая "вас определенно поймают" фактор.
Линдси: Добродетель всегда идет тернистым путем.
Ганн: Да, я могу добыть одного. Но почему я захочу сделать это?
Ангел: В интересах справедливости и возможно чтобы сделать хорошее дело?
Ганн: Вообще-то не заинтересован в сердечном приступе какого-нибудь богатого парня.
Ангел: Ты низко. Всего лишь мое мнение.
Ганн: Дай мне хорошую причину.
Ангел: Это будет невероятно опасно.
Ганн: Окей.
Голос: Вход в подуровень три. Требуется приоритетный допуск.
Линдси: Лайла.
Лайла: Ты испугал меня.
Линдси: Ты меня тоже.
Лайла: Прошу прощения. Я постоянно спешу.
Линдси: Думаю, как и все мы.
Лайла: Хм.
Линдси: О, да. Проводишь какое-то исследование?
Лайла: Только когда хочу убедиться, что все делаю безупречно.
Линдси: Я знаю, что ты имеешь в виду. Я не возражаю, когда я выгляжу идиотом, но я ненавижу когда это со мной делают какие-то клерки.
Лайла: У меня было такое впечатление, что ты больше не дотрагиваешься до книг.
Линдси: Маленький секрет только между тобой и мной: если амебы узнают, что ты хочешь читать, они потеряют к тебе всякое уважение.
Голос: Персонал приближается к офису безопасности.
Ховард: Здравствуйте, мистер Макдональд.
Линдси: Хей, Ховард. Есть минутка?
Ховард: Конечно.
Линдси: Я проверил серии 7500 системы видеонаблюдения, что ты мне дал. Мне действительно нужно это постоянное сотовое давление и прямая цифровая связь с кабинетом? Я имею в виду, это кажется немного чересчур.
Ховард: Лучше безопасность сейчас, нежели сожаления потом.
Ганн: Ого! Ого! Боже мой! Мне говорили, что это правда, но я не верил. Черт, вот оно как! У злых белых парней действительно есть Мекка. Ну, ну, девочки, не сердитесь
Оу! Ты только что наступил мне на ногу? Это моя нога, на которую ты только что наступил? Ты нападаешь на меня... в этой гавани правосудия?
Кто-нибудь, вызовите мне адвоката... потому что мои гражданские права только что были серьезно нарушены... О, я понял, я понял. Вы обслуживаете демонов, обслуживаете мертвецов, но как насчет черного парня!
Я бы с удовольствием остался и поболтал еще, но... йо, ребята!
Ховард: Вампир в холле. Повторяю, вампир в холле.
Линдси: Кажется, тебе сейчас не до меня, так что...
Ангел: Спасибо, Уэсли.
Ли: Хей, что за волнения? Вампир в холле, я правильно расслышал?
Линдси: Никакого покоя.
Ангел: Мы закончили. Выбирайся. Немедленно.
Лайла: Ты можешь в это поверить? Зачистка. О, я никогда не успею на ленч.
Ли: Кто это?
Линдси: Читающие мысли.
Ли: Разве нас не должны были предупредить или что-то вроде того?
Лайла: Именно поэтому это называется случайным чтением мыслей. Да, это Лайла. Боюсь я не смогу прийти к часу... Отлично.
Холланд: Должен признаться, что это позор. Просто позор. Когда я слышу о предательстве... это буквально убивает меня... убивает меня лично. Но такого рода вещи должны решаться быстро и чисто... И однозначно. Мне жаль, Ли, действительно жаль.
Ли: Что?.. Нет.
Холланд: Ты вел тайные переговоры с "Клейн и Габлер".
Ли: Это они сами связались со мной.
Холланд: Уходя к ним, ты собирался переманить и наших клиентов.
Ли: Вы не поняли. Они неправильно прочитали меня. Я просто хотел, чтобы Клейн и Габлер думали...
Холланд: Увольнять работника никогда не бывает приятно ... Это все. О, Линдси... почему бы тебе не задержаться на минутку?
Ангел: Линдси?
Уэсли: Он не с тобой?
Ангел: Нет.
Корди: Это не может быть хорошо.
Уэсли: Наверное, что-то случилось.
Корди: Ты не собираешься вернуться за ним?
Ангел: Если он справится, то придет. Если нет, то нет и смысла возвращаться за ним. У нас есть работа.
Уэсли: Так ты нашел файлы.
Ангел: Вот.
Корди: Который из них?
Ангел: Я не знаю. Нам нужно просмотреть их все, пока не найдем.
Уэсли: Ангел, что это?
Ангел: Я не уверен.
Уэсли: Древний арамейский, если я не ошибаюсь.
Ангел: Да?
Уэсли: У тебя была причина взять это?
Ангел: Да.
Уэсли: И это было...
Ангел: Я... я действительно не знаю.
Уэсли: Хорошо... тогда я займусь его переводом.
Корди: Эээ, парни? Может, вы сначала захотите перевести это.
Уэсли: Это закодировано.
Корди: Можно поспорить, что все остальные тоже.
Ангел: Великолепно.
Холланд: Какая жалость. Это уже не отчистить с ковра... Поверь мне, мы пытались. Ты боишься? Ну, это понятно. Ты предал фирму, связавшись с кое-кем, кто... доставил нам немало неприятностей...
Ты украл важные документы из нашего хранилища... пытался саботировать невероятно важное дело... и в ходе этого вопиющего поведения... ты лгал нам...
и что еще важнее - мне... я что-нибудь забыл?
Линдси: Нет, сэр.
Холланд: Ты действительно верил, что я ничего не узнаю?
Линдси: Я:
Холланд: Линдси, это деликатный момент... я кивну Филу позади меня... и он всадит пулю тебе в голову.
Линдси: Я-я не хотел лгать вам. Я не... хотел предавать Вас. Я просто хотел уйти отсюда.
Холланд: Хм. Тогда у тебя кризис, сынок... кризис веры... Ты веришь в любовь? Я не имею в виду романтическую... я говорю об острой, ясной уверенности в себе... которая появляется, когда человек действительно находит свое место в этом мире... Это значительный подвиг, так как большинство людей - трусы и просто идут за толпой. Лишь некоторые способны творить собственную судьбу. У них хватает смелости иметь свои взгляды, и они знают, как поступать в кризисных ситуациях.
Линдси: Таких как сейчас?
Холланд: Как сейчас. У тебя есть все, чтобы добраться до самого верха здесь... драйв, амбиции... превосходство... но ты не знаешь, чему ты принадлежишь. И пока это так... я думаю, у нас обоих есть несколько важных вопросов, требующих ответа... Итак, мой первый вопрос... Кивну ли я моему другу за спиной? Нет, я этого не сделаю. Потому, что я знаю тебя, я немного знаю твой характер... Я думаю, что тебе действительно нужно - так это несколько дней, чтобы подумать об этом. Я уверен, что когда ты это сделаешь... ты поступишь правильно.
Линдси: Я могу... я могу идти.
Холланд: Ты можешь идти. Линдси... я верю в тебя... Загляни достаточно глубоко внутрь себя... ты найдешь эту любовь.
Корди: Окей, я вернулась в основное окно, Уиллоу. Что теперь делать? ... Окей, готово... обратно к списку файлов... Да. Да.
Уэсли: Какие успехи?
Ангел: Она висит на телефоне уже час и сорок пять минут.
Корди: Хей, представляешь, что они делали сегодня весь день?
Уэсли: Эээ... спасали мир?
Корди: Ну, да. Но они еще и взламывали зашифрованные компьютерные файлы!
Ангел: Какая неожиданность, ха?
Корди: Я знаю. Что? О, никого, только Уэсли.
Ангел: Корделия, может она помочь нам войти внутрь?
Корди: Ага. Ага. Угу.. Уиллоу передает привет.
Ангел и Уэсли: Привет.
Корди: Окей. Да, я вижу это... прикрипленный файл. Окей... Клик левой клавишей. Вот она. Черный вход. Мы вошли. Спасибо, Уилл.
Уэсли: Персонально дело, Ванесса Бревер... Она не была рождена слепой. Она потеряла зрение в 21 год.
Корди: Преднамеренно. Она сделала себе это сама.
Уэсли: О, Боже.
Ангел: И она провела пять лет в Паджаре, изучая Нанджин. Это объясняет ее силу.
Корди: Да?
Уэсли: Да, религиозный орден Нанджин, монахи живущие в пещерах. Они верят, что прозрение - это видеть сердцем, а не умом.
Корди: Вы хотите мне сказать... сама себя искалечившая, психопатка-убийца-цыпочка достигла прозрения?
Уэсли: Что-то вроде того. Она чувствительна к окружающему даже более, чем зрячий человек, и это то, что делает ее несокрушимым врагом.
Ангел: Любого можно сокрушить. Какое у нее текущее задание?
Уэсли: Вот здесь. Линдси был прав. Дети. Трое. Провидцы. Каждый из них был найден в различных отдаленных местностях, они впервые собраны здесь вместе.
Корди: Они тоже слепые. Вместе дети имеют силу видеть сущность вещей.

Уэсли: Святой триумвират. Когда они вырастут, вырастет и их мощь.
Линдси: Что превратит их в реальную угрозу "Вольфрам и Харт"... Прошу прощения за опоздание. Надеюсь, никто из вас не волновался за меня.
Корди: Мы просто решили, что ты умер.
Ангел: Значит ты сумел выбраться.
Линдси: Да, но это только вопрос времени, когда они выяснят, какие файлы пропали.
Мы должны действовать быстро. Когда дети прибудут в страну?
Уэсли: Основываясь на этом, они прибыли сегодня утром. Они находятся в безопасном месте с охранником, пока не прибудет их учитель. Он приедет сегодня вечером с Востока.
Ангел: Не в безопасном. Здесь есть адрес. Я хочу, чтобы вы двое перехватили этого парня-наставника. Держите его подальше от дома. Мы доставим детей к нему.
Выведи детей отсюда!
Линдси: Все в порядке. Вы в порядке.
Уэсли: Дети со своим наставником. Они в безопасности.
Ангел: Хорошо.
Уэсли: Им предначертано сыграть важную роль. Я думаю вот отсюда "Вольфрам и Харт" узнали об их прибытии.
Ангел: Ты знаешь, что это такое?
Уэсли: Если я прав, Пророчество Аберджана... которое вот уже несколько столетий считается утерянным. Я перевел немного текста. Как я говорил, там упоминается дети, которых ты сегодня спас. Но это еще не все. Я: я также думаю, что я знаю, почему ты его взял... тут есть целый отрывок... про тебя... Здесь тебя не называют по имени... но говорится о вампире с душой... Это тебя не удивляет?
Ангел: Нет.
Уэсли: Но ты сказал, что ты не знал, что это такое.
Ангел: Я не знал, но...
Уэсли: Каким-то образом ты знал?
Ангел: Да.
Уэсли: Есть замысел, Ангел.
Спрятанный в хаосе, насколько это можно, но... это здесь... и у тебя есть свое место в нем.
Линдси: Холланд.
Холланд: Привет, Линдси.
Линдси: Мне жаль. Я сделал то, что должен был сделать.
Холланд: Ты спас детей. Это очень благородно.
Линдси: Я принес назад диски.
Холланд: Конечно, ты сделал копии.
Линдси: Кое-каких вещей. Только чтобы обеспечить себе безопасность.
Холланд: Что значит для тебя безопасность?
Линдси: Не воевать с "Вольфрам и Харт"... иметь свою собственную жизнь.
Холланд: Линдси... разве ты ничему не научился? Ни у кого нет своей собственной жизни. Мы все часть чего-то большего.
Линдси: Как "Вольфрам и Харт".
Холланд: Я подобрал тебя, когда ты был второкурсником в Хастингсе... не потому, что ты был умным... и не потому, что ты был бедным ребенком, который должен был стараться больше других... но потому что у тебя был потенциал... потенциал видеть вещи такими, какие они есть. Речь идет не о добре и зле... речь о тех, кто владеет большей властью. У нас много этой власти, и знаешь что? Я думаю, мир стал лучше от этого.
Линдси: Слушай, я не пришел назад...
Холланд: Зачем тогда ты пришел? Вернуть несколько дисков? Получить моральное удовлетворение?... Я так не думаю. Ты вошел в эту дверь и назвал меня по имени... ты никогда не делал этого раньше. У тебя не хватало смелости... но сейчас ты другой. Ты выступил против нас и выиграл... Знаешь ли ты, у скольких людей хватило бы на это смелости?
Я могу сосчитать их на пальцах одной руки... мне нужны такие люди, работающие на нас.
Линдси: Ты предлагаешь мне обратно мою работу?
Холланд: О, нет. Я предлагаю тебе новую должность... постоянную, со стремительным ростом и невероятным вознаграждением. На самом деле, я предлагаю тебе этот кабинет. Я иду наверх... То, что я предлагаю тебе, Линдси - это весь мир. Теперь я знаю тебя достаточно хорошо, чтобы поспорить, что ты согласишься на это.
Линдси: Возможно, ты не знаешь меня так хорошо, как ты думаешь.
Холланд: Как я и пытался сказать - это решение, которое каждый человек должен сделать сам... Если ты захочешь, это все твое.
Если нет - выходи за эту дверь.
Я иду наверх прямо сейчас.

Конец

 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан