Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 

ТОЛЬКО НАГРАДЫ

Саннидейл, Калифорния
Адская пасть. 19 дней до этого.

Спайк стоит у стенки, из амулета бьют концентрированные солнечные лучи во все стороны, распыляя армию убервампов. Взволнованная Баффи подбегает к Cпайку и обеспокоенно таращится на такое дело.

Спайк: Теперь уходи.
Баффи кричит: Нет. Нет, ты сделал достаточно. Ты все еще можешь:
Спайк с нажимом: Нет, ты их отбила. Моя работа - убрать мусор.

Адская пасть начинает рушиться, все трясется, Баффи испуганно оглядывается.

Баффи зовет: Спайк!
Спайк: Я серьезно! Я должен сделать это.

Спайка трясет от боли и он поднимает руки перед собой, будто бы заграждаясь от всего мира и от Баффи.
Баффи своей ладонью касается его напряженной, поднятой вверх руки и они сплетают пальцы. Смотрят друг на друга. Баффи плачет.
Землетрясение усиливается и Баффи испуганно отшатывается.

Спайк орет: Уходи сейчас же!

Она убегает.

Спайк ухмыляется сам себе: Я хочу посмотреть, как это закончится.

Вокруг все рушится, Спайк медленно сгорает заживо, но при это не перестает ухмыляться через адскую боль. Распыляется.

Наше время. Еще не пришедший в себя от кошмарной боли, Спайк испуганно дергается, слегка вопит и панически оглядывается.

Спайк: Что: что:
Харм возмущенно: Что ты к черту тут делаешь, Спайк?
Уес тихо: Хармони, пожалуйста.
Ганн удивленно: Это Спайк? Тот самый Спайк?
Фред растерянно: Подождите минутку. Кто:
Лорн осторожно подходит ближе: Полегче, стройняшка. Полегче. Никто тут не собирается тебя обижать.
Ганн: Говори за себя, зеленые джинсы.
Фред растерянно: Окей, кто-нибудь, пожалуйста, скажите мне - кто:
Уес: Уильям Кровавый. Он вампир.
По записям он один из самых худших. Второй после:
Ангел мрачно: Меня.

Спайк резко поворачивается к нему и смотрит сначала в полном потрясении, потом к потрясению добавляется жгучая ненависть. Спайк сужает глаза и задыхается от ярости.

Ангел тихо: Но ты же умер.
Харм возмущенно: Ну, да. А кто тут не умер? (оглядывает всех) Кроме него (Уесли) и него (Ганн) и ее (Фред) и:

Харм смотрит на Лорна, тот бросает на нее возмущенно-выжидательный взгляд.

Харм задумчиво кривится: Скажи-ка еще раз, что ты такое?

Спайку надоедает сужать глаза и сверлить своего Грандсира огненным взглядом, поэтому он просто делает вампирское личико, рычит злобным тигриком и бросается на Персика. Персик едва успевает принять боевую стойку, как Спайк пролетает сквозь него и тормозит посреди рабочего стола. Ангел удивленно осматривает себя, на предмет физического слияния с Блондинисным Великолепием, убеждается, что все в порядке, и наконец-то догадывается оглянуться.

Спайк растерянно оглядывает себя и поднимает неуверенно-жалобный взгляд на Градсира: Педик?

Заставка

Та же сцена. Спайк в шоке оглядывает себя, любимого, стоящего посреди стола.

Спайк бормочет: Что? Что со мной случилось?
Харм сочувственно кривится: Ну, я не доктор, но я думаю, что ты - призрак.
Спайк испуганно-возмущенно: Я не: я не кровавый призрак.
Харм: Хей, это же ты торчишь посреди стола, приятель. (возмущенно) И ты не можешь со мной так разговаривать. Мы больше не встречаемся.

Спайк осторожно выбирается из стола. Уес смотрит на валяющийся на полу амулет.

Ганн: Откуда он появился?
Уес поднимает амулет: Отсюда.
Фред: Что это такое?
Ангел: Кое-что, что я отдал перед этим Баффи:
Спайк взволнованно: Баффи! Она:
Ангел раздраженно-злобно, сквозь зубы: Она окей.
Спайк: Где: где она?
Ангел тихо-злобно: Европа, это последнее место, откуда я получал от нее вести.
Спайк: Хочу увидеть ее: Хочу поговорить с ней:
Ангел уже издевательски: Это будет трудновато.
Спайк задыхается от возмущения: Ты не можешь держать меня вдали от нее.
Ангел в тихой ярости: Она не моя, чтобы держать: и не твоя.
Спайк задыхается: Это ты так говоришь. Ты понятия не имеешь, что у нас было.

Вампы ходят кругами друг против друга, как дикие животные перед схваткой, очень впечатляюще.

Ангел зло: Она никогда не принадлежала тебе.
Спайк зло: Больше чем тебе, ты, педик:
Харм в шоке, ужасе и возмущении: О: мой: Бог! Ты и Истребительница на самом деле: я имею в виду, я знаю, что у тебя была та навязчивая идея насчет ее, но: фу. Это просто: фу. (возмущенно уходит, но на полпути останавливается и оборачивается) Я: фу! (уходит)
Спайк задумчиво: Я, должно быть, в аду.
Лорн: Э, нет. ЛА, но многие люди делают эту ошибку.

Ганн и Фред подходят к Уесу за консультацией. Ангел демонстративно складывает руки на груди, глядя на злобную мордочку Спайка напротив.

Фред тихо: Значит Спайк и Баффи:
Уес тихо: Он был, э, некоторое время одним из ее союзников, по крайней мере это мне сказал Ангел. Это все, что мне сказал Ангел.
Ганн: Значит, он хороший-парень-вампир, как Ангел?
Ангел очень возмущенно банде: Он совсем не такой, как я.
Спайк с жаром и злостью Ангелу: Это точно. Что ты со мной сделал?

Отходит от Ангела и оглядывается.

Спайк испуганно-возмущенно: Что это за место? Кто вы, люди? Что, кровавый ад, происходит?

Чуть позже. Лаборатория. Спайк стоит во всем своем великолепии, обхватив себя руками. Фред водит перед ним сканером. Неподалеку Ангел и Ганн просматривают бумаги. Уес сосредоточенно разглядывает что-то под микроскопом. Рядом стоит Лорн и болтает.

Лорн: Какая сладенькая история.
Уес: История?
Лорн: Да, оба мужчины любят Истребительницу вампиров, и оба ее теряют. О, я мог бы продать это в любую студию за секунду. Я вижу Деппа и Блум.
А потом я вижу их еще больше. (Уес раздраженно отрывается от микроскопа, Лорн тушуется) Извини. Последствия управления отделом развлечений. Должен чаще оттуда выходить.
Спайк Фред: Итак, что ты такое? Девочка со сканером?
Фред смущенно: Я Фред. Я возглавляю научный отдел Вольфрам и Харт.
Спайк: Вольфрам и Харт. Слышал о них. Думал, что это юридическая фирма.
Фред: Так и есть, помимо других вещей.
Спайк: Также слышал, что они представляют самое худшее зло во вселенной.
Ангел язвительно хвастается: Представляли, помимо других вещей, но теперь я - руководитель.
Спайк насмешливо усмехается: Теперь - ты?
Фред банде: Странно. Я улавливаю електромагнитные волны, присущие духам, но тут нет эктоплазменной матрицы.

Спайк в это время грустно сидит на столе, все крепче обхватывая себя за плечи, выглядит очень неуверенным и по настоящему напуганным.

Ганн: Что означает?
Фред: Эктоплазма - это то, что делает духов видимыми человеческому глазу. Если он призрак, технически, мы не должны были бы его видеть. И я улавливаю мозговую активность.
Ангел насмешливо: У Спайка?
Это странно.

Фред и Спайк молчат и только бросают на Ангела взгляды - Фред смущенный, Спайк: 'я сейчас не в форме пререкаться с тобой'.

Фред: Также, призраки обычно поглощают свет и тепловую энергию, что делает область вокруг них на несколько градусов холоднее. Спайк излучает тепло.
Спайк в стиле 'гвардия погибает, но не сдается': Думаешь, что я горячий, а?
Фред чуть кривится: Ммм: тепленький. Чуть выше комнатной температуры.
Спайк: Ну, что, к черту, тогда я такое?
Уес: Кем бы он ни был, он определенно привязан к этому амулету. Сущность Спайка, за отсутствием лучшего термина, должно быть, содержалась в нем. (Спайку) У тебя есть какие-нибудь воспоминания о странных ощущениях, когда высвобождалась его энергия?
Спайк издевательски сам над собой: Что? Ты имеешь в виду, когда мои кожа и мышцы сгорали до костей? Органы взрывались у меня в груди? Глазные яблоки плавились в своих глазницах? Нет. Совсем никаких воспоминаний. Спасибо что спросил.
Ангел: Окей, он связан с амулетом. Последнее, что я слышал - он был погребен глубоко внутри адской пасти. Как он появился здесь?
Фред: Может быть, он здесь по какой-то причине. Знаешь, какая-то высшая цель, или что-то, к чему он предназначен.
Послан нам Силами, чтобы помочь нам, или:

Ангел обесиленно-раздраженно закрывает лицо рукой.

Спайк очень возмущенно: Кто им дал кровавое право это делать?
Разве не может парень умереть с миром
без того, чтобы какой-то высший всемогущий не решил, что это еще не время. (показывает пальцами маленького человечка) Давай с ним еще немного позабавимся, э? Думаешь, что спасти чертов мир - этого было достаточно, чтобы заслужить покой. Думаешь:

Спайк начинает исчезать, становясь прозрачным.

Фред обеспокоено: Спайк?

Теперь вся банда таращится на него.

Спайк удивленно смотрит на Фред: А?

Потом он опускает голову и видит полупрозрачного себя.

Спайк: О, яйца. (исчезает)

Фред подбегает к тому месту, где исчез Спайк и тыкает туда сканером.

Ганн: А теперь, что это было?
Фред: Я не знаю. Он просто:
Что он имел в виду, 'спасти мир'?

Все вопрошающе смотрят на Ангела.

Ангел чуть растерянно и довольно-таки смущенно, очень-очень нехотя: О, это: ну: Баффи сделала основную работу. Ну, он помогал, но: (пожимает плечами).

Спайк неожиданно появляется снова.

Спайк: А? Что? Что?
Лорн: Ты выхватил эти 'что' прямо у нас изо рта.
Ганн: Куда ты уходил?
Фред: Ты не знаешь?
Спайк растерянно: Я: я был: (возмущенно тыкает пальцем в Ангела)
Ты! (Ангел поднимает бровки) Это все твоя вина.
Ангел сердито: Моя?
Спайк возмущенно: Ты привез этот кровавый амулет в Саннидейл. Именно ты должен был использовать его, но только ты удрал.
Ангел злобно идет на Спайка: Что ты:
Спайк сердито: Ты меня слышал! Ты сбежал из города в последний момент, не так ли, перед смертью и резней? (обвиняюще) Покинул женщину, которую говорил, что любишь.
Ангел злобно, сквозь зубы: Она так сказала. Это был не мой выбор.
Спайк уже взбешенно шипит: И это, кровавый ад, был и не мой. Я - не ты. Я не уссыкаюсь об искуплении или судьбе. Просто потому, что я достал себе душу, это еще не значит, что я собираюсь позволить водить себя:
Фред в шоке: И-извините?
Уес в шоке: Ты: ты только что сказал: У Спайка есть душа? (Ангелу) Ты никогда не говорил.
Ангел пытаясь замять тему: Знаешь, не казалось стоящим упоминания.
Ганн почти сердито: Кажется, очень даже стоило.

Спайк, жутко обрадовавшись возможности так классно повалять Персика перед его людьми, весело ухмыляется и идет на Ангела.

Спайк: Или, может быть, Капитан Умник чувствовал себя немного менее особенным. Ему не нравилось, что я разрушаю его эксклюзивный клуб - еще один вампир с душей в мире.

Спайк стоит вплотную к Ангелу, любуясь произведенным впечатлением. Ангел наносит ответный удар.

Ангел практически с ненавистью в лицо Спайку: Ты не в мире: Каспер.

Ангел выходит из лаборатории. Вся банда ошарашенно таращится ему вслед, поражаясь такой неожиданной жестокости. Спайк слегка скисает, но потом ехидно ухмыляется и спешит за Грандсиром.

А Грандсир в это время идет по коридору, видит развозчика почты в своей маске и с тележкой. Оглядывается ему вслед, видит выходящего из стенки Спайка, разворачивается и пытается уйти. Спайк идет за ним.

Спайк: Снова удираешь. Чудесный новый образ действия. Теперь я вижу, почему такие герои, как ты, получают награды в виде сияющего нового стекла и хрома. И почему я об этом не подумал?
Ангел: Я не виноват в том, что случилось с тобой.

Ангел выходит в холл, там за столиком сидит озабоченная Харм.

Харм: Ангел, уже почти три часа. У тебя по расписанию встреча.
Ангел отмахивается: Не сейчас, Хармони.
Спайк: И тут ты даже сумел заполучить мою бывшую траху, крохотное подобие вампира, притаскивает тебе кофе. Отличные привилегии, чтобы за них продаться.
Ангел назидательно: Маленький совет, Спайк, старайся не говорить о вещах, которых ты не понимаешь.

Спайк выбегает вперед и встает на пути у Ангела. Ангел вынужденно тормозит и раздраженно пыхтит.

Спайк: Я же тут не идиот. Я тебя знаю, Ангел. Что ты думаешь, ты делаешь? Заключаешь какую-то дьявольскую сделку, чтобы заполучить эту компанию. Думаешь, что будешь использовать это, чтобы сражаться с мировым злом изнутри чрева зверя. Беда в том, что ты слишком занят сражением, чтобы понять, что ты и твои люди уже перевариваются.
Ангел тихо, довольно-таки неуверенно: Этого не случится.

Ангел пытается уйти, Спайк опять не дает.

Спайк: О, ты думаешь, что ты тут все контролируешь? Подумай еще раз, приятель. Ты тут контролируешь не больше, чем я. За исключением того, что я не собираюсь кроваво мириться с этим, в то время как ты просто слепой: Грокслар Зверь.
Ангел: Что?

Спайк надувает губки и указывает глазами Ангелу за спину.

Ангел поворачивается и видит здоровенного демона, который выходит из лифта. Без лишний слов Ангел дает по нему ногой, а потом руками. Демон сначала теряется, потом дает в ответ и отбрасывает от себя вампа. Пока Ангел валяется на полу, Спайк подскакивает сзади и пытается ударить демона кулаком по голове. Рука проходит насквозь.

Спайк расстроенно: О, блестяще.

Спайк отходит в сторонку, Ангел вскакивает и продолжает бой. Ему удается сделать захват за шею и в классном кувырке сломать демону шею. Отбросив дохлого демона в стенку, Ангел раздраженно оглядывается вокруг.

Ангел: Кто-нибудь хочет сказать мне, как Грокслар Зверь прошел через охрану? У меня нет на это времени.

Харм подходит к боссу.

Спайк насмешливо: Конечно же нет. Чувак должен оставаться сконцентрированным на размере прибыли и деловых обедах.
Хармони: Ангел:
Ангел раздраженно вопит: Да, Спайк! Мне нужно управлять бизнесом. Это означает исполнять обязанности, придерживаться расписания назначенных встреч.
Харм грустно: Это была твоя назначенная на три часа встреча.
Ангел все еще вопит, тыкая в демона пальцем: Это:

Тут до Ангела доходит и он застывает в шоке. Спайк начинает смеяться. Ангел возмущенно идет к Хармони.

Ангел: Я встречаюсь с Глоксларами? Они же едят младенцев!
Харм успокаивающе: Только их головы. Предполагалось, что вы откроете переговоры с его кланом.
Ангел: Переговоры о чем?

Подходит шикарно-деловой Ганн.

Ганн: Чтобы они прекратили есть головы младенцев.
Ангел: О. Значит это хорошо. (смотрит на дохлого демона) О, значит это: (очень расстроенно) :это плохо.
Ганн: Нет, вообще-то клан Глоксларов уважает тех, кто сразу заявляет сильную вводную позицию. Вольфрам и Харт запихнули в меня не только человеческие законы, но также и демонские законы всех измерений. Наверное, я должен был кратно проинформировать тебя насчет Глоксларов, но мы были немного: (выразительно глядит на Спайка, тот в ответ невинно поднимает бровки) :отвлечены. Плюс, я осуществлял наши реформы. По большей части ревизия штата. Я уволил 40 работников за последние два дня.
Ангел с интересом: И как это проходит?
Ганн: Как и ожидалось. Гнев, слезы, ядовитые смертельные угрозы.

Они уходят. Харм подходит к Спайку.

Харм: Слушай, я знаю, что раньше я немного вспылила. Я имею в виду - привет?! Немного неловко было увидеть тебя у себя на работе. Но если ты хочешь поговорить, или что-то, знаешь, насчет нас или:

Спайк уходит, полностью игнорируя ее.

Харм смущенно улыбается: Окей. Слишком быстро. Я понимаю. (злобно ему вслед) Урод-любитель-Истребительниц.

Ангел и Ганн заходят в кабинет Ганна. Ганн достает из дипломата фигурку. Это чернокожий человечек в костюме. У него в сердце иголка.

Ганн: Поймали сотрудника, которого мы уволили, он пытался протащить это из отдела вуду.
Ангел разглядывает фигурку: Как похож.

В дверях кабинета появляется Спайк, все еще кутающийся в плащ и обнимающий себя за плечи.

Спайк: Это место все интереснее и интереснее, да? Как парк аттракционов, специализирующийся на теме багрового.
Ангел раздраженно: У меня совещание, Спайк.
Спайк издевательски: О, извини. Мне плевать.
Ганн: Слушай, мы там ерошим много опасных перьев. Будет ответная реакция. Рассчитывай на это.
Ангел: Ну, нам просто придется некоторое время переждать волны.
Ганн глядит на двери: Я чувствую, что волны уже идут.

В кабинет заскакивает возмущенный до предела мужик.

Новак: Да, э: Новак, сэр. Э, что там насчет того, что вы разгоняете Отдел Интернирования Приобретений?
Ангел: Интернирования Прио:
Ганн поясняет: Расхитители могил.

Ангел удивленно кривится.

Новак: Слушайте, я знаю, что вы, ребята, теперь главные, и вы делаете первоклассную работу. Я с вами на сто десять процентов, но этот отдел приносит компании колоссальный доход.
Ангел: Ну, Новак, нам просто придется затянуть потуже пояса и обойтись без него.
Новак: Нет, ты не понимаешь этого:

Ангел делает выражение лица 'голодный злой Ангелус', Новак жутко пугается и тушуется.

Новак: : сэр. ОИП связан контрактом поставки свежих тел Магнусу Хайнсли. Вы знаете кто он такой, верно?

Ангел вопросительно глядит на Ганна, но тот молчит.

Новак в шоке: Ой. Окей. Он один из старейших клиентов. Большая шишка. Мы прекратим поставку и он не будет: в восторге.
Ангел, в стиле 'месть моя была страшна': Значит это ему скорее всего не понравится - когда ты сообщишь ему, что он больше не наш клиент.
Новак в шоке: Я?
Ангел идет на Новака: Ты понял, адвокат. Ты скажешь мистеру: (покашливает)
Ганн быстро: Хайнсли.
Ангел: Хайнсли, что Вольфрам и Харт теперь под новым руководством и уходит из бизнеса расхищения могил. А теперь, беги и давай аргументируй свое дело.
Новак в шоке, жалобно: Я?
Ангел с нажимом: Иди.

Новак идет на выход.

Спайк с ехидным сочувствием: Ты не должен этого терпеть от него, приятель.

Новак останавливается и глядит на Спайка, потом оглядывается на Ангела.

Ангел сердито Спайкуше: Не лезь не в свое дело, Спайк. Ты тут не работаешь.
Спайк: Чертово правильно - не работаю. Посмотри на себя. Это то, что ты теперь делаешь? Перекладываешь грязную работу на бесхребетных ничтожных подхалимов. (Новаку) Не обижайся. (Ангелу) Великий герой уменьшился до кровавого бюрократа. Если бы кое-какая Истребительница могла тебя сейчас увидеть:

Новак уходит.

Ангел зло: Убирайся отсюда, Спайк.
Спайк зло: С радостью. Достаточно жестокое наказание - застрять здесь в виде призрака, пока ты играешь в 'Начальника Занудства'. Но, к черту, я собираюсь проводить мою загробную жизнь в твоем вонючем городе. Сыт по горло.

Спайк уходит, Ангела трясет от ярости. Трясет - буквально.

Позже. Ангел сидит в спинке дивана у себя в кабинете. Хмурствует. Дверь нараспашку. Мимо проходит Уес, хочет зайти, но потом видит состояние Ангела и собирается идти дальше.

Ангел не оборачиваясь: Ты же не думаешь, что он по настоящему ушел, а?
Уес заходит: Ты размышляешь именно об этом?
Ангел задумчиво-грустно: Это мог бы быть я, Уес. Это должен был быть я.
Уес: Ты же не чувствуешь себя виноватым?
Ангел хихикает: Насчет Спайка?
Он не: это не: это не:

Ангел растерянно-задумчиво хмыкает и садится в свое кресло.

Ангел: Вольфрам и Харт дали амулет мне. Они, должно быть, ожидали, что я воспользуюсь им. И они должны были знать, что он сделает со мной, то, что он сделал со Спайком, поэтому:
Уес: Зачем тогда было заморачиваться и вручать тебе ключи от королевства?
Ангел: Это не имеет смысла. Во что играют Старшие Партнеры?
Уес: Может быть, есть разногласие в их рядах или, может быть, есть еще один игрок в игре, которую они: и мы ничего об этом не знаем. И снова же, может быть они получили именно то, чего и хотели.
Ангел поднимает голову: Спайк.
Уес: Может быть, он был именно тем, кого они:
Ангел резко: Что ты тут делаешь? Я думал, что ты уехал из города.

Расстроенный Спайк идет к ним.

Спайк: Не думай, что я кроваво не пытался. Каждый раз, когда я достигал границы города, меня отбрасывало назад, как будто меня дергали изнутри.
Уес: Хм. Я подозревал подобное. Амулет - собственность Вольфрам и Харт. Он привязан к этому месту, и поскольку Спайк связан с ним:
Спайк возмущенно: Хей! Я ничья ни кровавая собственность, Перси. Значит что? Я просто застрял тут навечно? (Ангелу) Могу поспорить, что тебе это нравится, да?
Ангел: Знать, что ты будешь преследовать меня до конца времен? (классно ухмыляется) Хм. Это просто мечта стала явью.
Харм заглядывает в кабинет, чуть растерянно: Э, босс? Тот адвокат Новак, которого ты послал, чтобы отшить клиента: ну, он вернулся.
Ангел: Окей, пусть заходит.
Харм хмыкает 'сам напросился': Ммм, окей.

Харм дает знак и двое охранников заносят в кабинет три ведра. Ставят их на стол Ангела. Из ведра свисает окровавленный галстук Новака.

Ангел: Что за:

Ангел и Уес наклоняются над ведрами, заглядывают внутрь, потом таращатся друг на друга.

Спайк ухмыляется: Старые Ведерки тут был прав. Вы, ребята, делаете первоклассную работу.

Позже. Ангел и Уес выходят из кабинета. Ангел идет к столу Хармони. У нее там среди бумаг стоят ее знаменитые любимые фигурки единорогов.

Ангел: Хармони, принеси мне список контактов Новака, близкие, семья, наследники, и давай будем осторожны насчет этого некоторое время, окей?
Харм, держа у уха трубку телефона: Осторожны? О, ты имеешь в виду никому не говорить о ведерном адвокате.
Ангел раздраженно отключает ее телефон: Хармони, список контактов.

Подходит Ганн с документами.

Ганн: Хей, я услышал, что ты хотел посмотреть файл на Магнуса Хайнсли. Нарыл вот это. Он колдун, успешный. Богат старыми деньгами и еще более старыми прибамбасами. У него представительный пакет акций в Вольфрам и Харт и у него связей до задницы. Влияет на сильных игроков в индустрии развлечений, политиков:
Ангел смотрит бумаги, кривится от отвращения: Он колдун-некромант.
Уес: Власть над мертвыми. Это объясняет те тела, которые Вольфрам и Харт ему поставляли.
Ангел: Но не то, что он с ними делал.

Ангел, Уес и Ганн заходят в кабинет вампа.

Ангел очень раздраженно и уже почти жалобно: Убирайся с моего кресла.

Спайкуша, разумеется, сидит в кресле босса перед тремя ведерками на столе.

Спайк ехидно ухмыляется: Заставь меня.
Ганн: Что в ведрах?
Спайк: Ваш человек Новак. Думаю, он был: как вы это называете? Сокращен.
Ангел: Это послание от Магнуса Хайнсли и я собираюсь ответить лично.
Уес: Ты не сможешь справиться с Хайнсли сам.
Ангел: Я не позволю ему превратить кого-то еще в похлебку.
Уес: Ангел, у тебя мульти-миллиардная компания к твоим услугам с вооруженным и обученным персоналом.

Ангел с трудом, но все таки находит кнопку и открывает свой личный лифт.

Ангел раздраженно: Они не вписываются в мой стиль.
Уес обеспокоенно: Твой стиль не сможет разобраться с некромансером. Мы, наверное, должны избегать тут эскалации 'око за око'.
Ангел: Я иду не за его глазами, Уес.
Ганн хитро ухмыляется: Я знаю, за чем тебе нужно идти.

Ангел резко останавливает закрывающуюся дверцу лифта и выжидательно смотрит на Ганна.

Ганн ухмыляется: Это его затронет. Очень сильно.

Чуть позже. Ангел выходит из лифта в свой парк машин. Проходит мимо шеренги авто и открывает дверцу черного Вайпера.

Спайк, сидящий на пассажирском сиденье: Я знал, что ты выберешь Вайпер. Так кроваво предсказуем.
Ангел раздраженно: Спайк, убирайся из машины.
Спайк насмешливо вытягивает губки трубочкой и невинно хлопает ресничками: Нет.
Ангел в шоке: Что?
Спайк весело: Эта одна из твоих идей 'преследовать-до-конца-времен'
начинает звучать привлекательно. Я бы мог довести тебя до полной крызанутости, прямо из твоей тыквы. Да, и ты бы ни черта не смог сделать против.

Ангел резко захлопывает дверцу машины, идет к другой и садится внутрь.
Резко поворачивает голову, видит на пассажирском сиденье Спайка, закатывает глаза, трясет головой, резко поворачивается к Спайку, явно хочет что-то сказать но: слов нет.

Спайк: Фантастическая поездка. Это будет забавно, э? Ты и я снова вместе. Итак: куда мы направляемся?
Ангел заводит машину: Повидаться с колдуном.

Позже. Шикарный особняк. Дворецкий проводит вампиков внутрь.

Дворецкий: У вас назначено у мистера Хайнсли?
Спайк: Давай, просто скажем так - он прислал нам приглашение.

Ангел раздраженно закатывает глаза.

Ангел: Мы: (бросает косой взгляд на Спайка) :я из Вольфрам и Харт.

Дворецкий вопросительно смотрит на Спайка.

Спайк представляется: А я его свиданка.

Ангел раздраженно закатывает глаза еще раз.

Дворецкий: Мистер Хайнсли сейчас занят с покупателем. Боюсь, что он не терпит, когда его прерывают.
Ангел язвительно: Меня не очень беспокоит то, что он терпит. Иди и прерви.
Дворецкий: Как пожелаете. Пожалуйста, подождите здесь, джентльмены.

Дворецкий уходит.

Спайк насмешливо: О, жизнь среди могущественной элиты. Все так цивилизованно. Хайнсли измельчил одного из твоих людей в окрошку, а ты зашел на чай.
Ангел довольно таки хвастливо-самодовольно: Я надеюсь избежать здесь подсчета тел.
Спайк смотрит вперед: Не беспокойся. Похоже, что у этого Хайнсли они уже есть.

Спайк идет туда, Ангел тоже видит нечто интересное и проходит в следующую комнату. Там выставка восковых фигур, в разных позах. Правда они не восковые.

Спайк: Чувак любит играть с куклами.
Ангел задумчиво: Это не для него.

Ангел включает свет. Виден большой зал со множеством фигур, все они изображают вечеринку. Кто-то пьет, кто-то беседует, кто-то играет на пианино.

Ангел кривится и вздыхает: Это демонстрационный зал.

Лаборатория некромансера. Огромная пентаграмма. На ней кушетка с мертвой девушкой. Некромансер протягивает над ней руку и начинает магически мычать. Рядом стоит демон с красными светящимися глазами и болтает.

Демон: Я думал о том, чтобы выглядеть постарше. Я не знаю, более
солидно, что-то вроде пятидесятилетней Ширли Темпл Блек.

(Ширли Темпл Блек - в детстве была белокурым кудрявым ангелочком, снималась в детский фильмах. Потом занялась политикой и стала известным дипломатом и послом.)

Демон: Знаешь, такой везде ультра-уважаемый посол. Но в конце я: я выбрал миленькую. Я полагаю, мы бы все выбрали, в конце концов, да? Знаешь, в конце концов. Просто кажется, что у милых людей так много:

Некромансер резко вводит руку в живот девушки.

Демон: О. Ой. Это то, что ты не каждый день увидишь, э: (некромансер протягивает руку к демону, рука начинает светиться) Ай! Ммм!
Окей, да, это ощущается немного странно.

Демон постепенно тает, втягиваясь в руку некромансера. Потом через другую руку втягивается в живот девушки.

Дворецкий подходит: Простите, что прерываю, сер. Там еще люди из Вольфрам и Харт просят увидеться с вами. Они кажутся довольно непреклонными.
Хайнсли: Убей их.
Дворецкий кивает: Очень хорошо, сер. (уходит)

Ангел и Спайк разглядывают трупы.

Спайк: Я не знаю. Может быть, старикашке просто одиноко. Устраивает себе вечеринку-сюрприз каждый вечер. Выбирает себе одну из этих раскрашенных голубок и показывает ей хорошенькое время, если ты знаешь, что я имею в виду.

Ангел сердито косится на него.

Спайк невинно: Что? Я уверен, что они не возражают.
Ангел тихо: А я возражаю.
Спайк хмыкает: Почему? Они же везунчики, разве не так? Для них все кончено. Они свалили отсюда, полностью, навсегда. Никто не выпихивает их назад в вонючий мир против их воли.
Ангел резко: Я возражаю.

Входит дворецкий.

Дворецкий: Мистер Хайнсли попросил, чтобы я отослал вас обратно в Вольфрам и Харт, джентльмены. Если можно так сказать.

Дворецкий достает из-за спины два топорика для мяса и начинает ими размахивать.

Спайк ухмыляется: О-о. Выглядит так, что это ведерки для тебя.

Ангел спокойно берет чайную ложечку и бросает ее в дворецкого. Ложечка застряет в черепе, дворецкий вопит.

Спайк возмущенно кривится: Ложка?! Это просто:

Дворецкий перестает вопить и достает ложку из головы.

Спайк с надеждой: Ну, окей, это более:

Дворецкий падает замертво.

Спайк: :разочаровывающе, действительно.
Ангел раздраженно-зло: Я знаю, что ты не можешь помочь мне, но, возможно, ты мог бы хотя бы не болеть за другую команду?
Спайк: Хей, я буду болеть за кого угодно, у кого будет хоть полшанса опустить тебя ниже плинтуса.
Ангел резко: Что у тебя за проблема?
Спайк сердито: Это ты, ты, педик! Ты моя проблема. Ты слишком много получаешь.

Ангел закатывает глаза и уходит.

Спайк спешит за ним: Ты король 30 этажного замка, со всеми этими машинами, комфортом, властью, и такой славой, которую ты когда-либо хотел, а я тут спас мир, бросился грудью на общеизвестную ручную гранату ради любви, чести, и всех правильных причин, и что я получил? (Ангел опять закатывает глаза и надувает щечки) Кроваво хорошую зажаренность и призрачность, вот что я получил, не так ли? Это несправедливо.
Ангел останавливается и жутко вопит: Справедливо?! Ты просил о душе. Я нет! Это почти убило меня. Я провел сотню лет, пытаясь справиться с бесконечным раскаянием. А ты провел три недели, скуля в подвале, а потом чувствовал себя отлично! Как насчет справедливости этого?!
Спайк сосредоточенно глядя на Ангела: Это ты расплываешься или это:

Спайк исчезает. Ангел вопит в бессильной ярости, пытаясь схватить то место, где стоял Спайк. Наконец решает сублимироваться на некромансере и с силой выбивает ему дверь. Хайнсли как раз отмывает руки от крови.

Хайнсли насмешливо: Входи. Открыто.
Ангел: Хайнсли.
Хайнсли усмехается: Я не знал, что это была сама сырная голова. Был уверен, что это еще один лакей. (зло) Тебе бы следовало проявить больше уважения.
Женщина встает с кушетки и собирается уходить: О, э, я вижу, что вам, парни, нужно кое-что обсудить. Не хочу вам мешать. Я сама найду выход.

Когда она проходит мимо Ангела, вамп хватает ее за руку. Она скалится на него и демонстрирует красные глаза. Ангел вырубает ее ударом в лицо.

Ангел: Итак, сколько ты зарабатываешь, ха? Помещая среднестатистического демона в человеческое тело? Я уверен, что многие из них захотели бы поприкидываться людьми. Знаешь, ходить в овечьей шкуре.
Хайнсли смеется: Верь мне, друг, среднестатистический демон не может себе этого позволить.
Ангел: Я прекращаю твои поставки, Хайнсли. Так же с этого времени твой магазин тел: (некромансер направляет на вампа палец и Ангел начинает вопить от боли) А!
Хайнсли: С кем, как ты думаешь, ты говоришь? Я ем мертвецов на завтрак, сынок. А ты просто еще одна тарелка с беконом и яйцами.

Некромансер притягивает к себе Ангела по полу, тот активно кривится.
Тут очень вовремя появляется Спайк.

Хайнсли: Призрак, ха? Ты привел призрака в качестве прикрытия, вампир?
Спайк тяжело вздыхает: Я здесь не для того, чтобы его прикрывать. Я просто преследую ублюдка.
Ангел хрипит Спайку: Не влезай в это.
Спайк: О, засунь это... так глубоко, насколько влезет. (некромансеру) Давай, вперед, колдун. Делай, чего хочешь.
Хайнсли Ангелу: То, что я хочу - это вывернуть тебя наизнанку, как рубашку. Я мог бы распылить тебя прямо сейчас, мальчик. Мне даже не понадобился бы кол.

Некромансер машет рукой и Ангел отлетает в сторону. Спайк довольно ухмыляется.

Хайнсли: Но это было бы слишком большим оскорблением для Старших Партнеров, чтобы его выказывать. Кажется, что у них на тебя планы.
Ангел: У меня есть свои собственные планы. (достает сотовый) Ганн, делай это.
Хайнсли насмешливо: И что это было? Только что вызвал обстрел с воздуха?
Ангел: Я просто заморозил все твои банковские счета, уничтожил облигации и акции, и передал твои записи очень мотивированному контакту, который у нас есть в Налоговом Управлении. Через пять минут у тебя не будет ничего, кроме этого дома. Через десять минут ты лишишься права выкупа закладной.
Хайнсли обеспокоенно: Ты не можешь этого сделать.
Ангел язвительно: Я сам найду выход.
Хайнсли: Это незаконно. Ты думаешь, что можешь вот так вот с этим уйти?
Я засужу тебя до черта.
Ангел: Удачи. Мы - твои адвокаты.

Ангел уходит, Спайк идет за Ангелом.

Хайнсли вслед Ангелу: Это еще не конец, вампир.
Спайк: Вот как теперь ты собираешься сражаться с силами зла - звонить в налоговую?
Ангел: Все, что понадобится.
Спайк кривляется, изображая телефон возле уха: Привет, налоговая? Вы не подеретесь за меня? И пока вы будете этим заниматься, вы заодно не подотрете мою толстую, прыщавую: (исчезает)
Ангел выдыхает: О, слава Богу.
Спайк появляется снова: :задницу? (видит перед собой некромансера)
Ты:
Хайнсли разводит руками: Власть над мертвыми. Но хватит обо мне. Давай поговорим о тебе. Ты - призрак. Ну, по крайней мере, что-то близкое. Это такой ужасный способ существования. Ты не здесь, ты не там, просто потерян, где-то посередине. И ты не можешь с этим бороться. Ты не можешь это исправить. Черт, ты не можешь даже пальцем шевельнуть, просто потому, что у тебя его нет.
Спайк раздраженно: Да. А тебе-то что?
Хайнсли: Я могу вернуть тебе то, что было забрано у тебя - свободу, силу выбирать. Я могу вложить твою судьбу назад в твои руки из плоти и костей. (Спайк очень заинтересован) Вот именно. Материальное тело. Я могу это сделать. Но чтобы это сделать, мне нужно, чтобы ты сделал кое-что для меня. Кое-что, что может потребовать:
Спайк с радостной надеждой: Навредить Ангелу, да? Ты хочешь, чтобы я навредил Ангелу? (широко ухмыляется) Ты обратился к правильному призраку.

Вольфрам и Харт. В кабинет входит Ангел, по пути снимая плащ, за ним идет Ганн.

Ганн: Уничтожили каждый актив, который мы смогли найти у Хайнсли. Это было не легко. Чувак запустил свои пальцы в кучу грязных пирогов.
Ангел: Да, ну, я думаю, что пирогов не будет в его меню некоторое время.
Ганн: Да, ну, это будет больно. Я имею в виду, черт возьми, кто же не любит пироги?

Входят Фред и Уес.

Фред: Ты вернулся.
Уес: Хайнсли вышел из бизнеса?
Ангел: Да, до поры до времени.
Фред: Значит, он не уходит насовсем?
Ангел скороговоркой: Ну, я думаю что: 'Это еще не конец, вампир', могло быть намеком. (жалобно) Слушайте, народ, мы не могли бы вернуться к моему, э, духовному кризису?
Уес: Да. Спайк.
Ангел хмуро-жалобно: Внезапно исчез со щелчком дома у Хайнсли. Но мы все знаем, что он вернется и вернется и вернется, и я действительно не хочу, чтобы это происходило снова, так что объясните мне как мы собираемся убрать его отсюда.
Фред: Он не может убраться отсюда.
Ангел очень жалобно: Пожалуйста, не говори мне этого.
Фред: Окей. Уесли: ты скажи ему.
Уес: Я заставил весь свой отдел заниматься полным исследованием амулета. Узнали не много. Но не о способе, как освободить от него Спайка, по любому. По крайней мере, не о стандартном способе.
Ангел: А что по нестандартному способу?
Уес: Кое-что, о чем он просил. Вечный покой.

В это время через закрытую дверь в холл заходит Спайк и идет к кабинету Ангела, проходя мимо стола Хармони.

Харм обиженно: Чудесно. Не разговаривай со мной.
Спайк останавливается и смотрит на нее: Что?
Харм нервно перебирает единорогов: Все то время, когда мы были вместе, ты обращался со мной, как со вчерашней крысиной кровью. Почему это должно было измениться, только потому, что ты превратился в эдакого Патрика Свейзи?
Спайк: О чем это ты?
Харм: Ну, черт, ничего важного. Просто, поскольку ты весь теперь такой душевный, я подумала, что может быть, просто может быть, ты научился немного раскрываться. Знаешь, поговорить? Но полагаю, леопард не может сменить свои полоски.
Спайк хмыкает: Пятна, ты тупица. У леопардов пятна.
Харм обиженно-сердито: О! Извините Мистер Умник. Спасибо огромное, что поделились. Вау. Настоящий прорыв.

Хармони убегает. Спайк тяжело вздыхает, трясет головой и идет дальше. Слышит голоса и решает не заваливать сразу в кабинет, а немного послушать.

Уес: Это необычная ситуация, но я думаю, что это наш единственный выбор.
Это то, что мы бы сделали в любом случае преследования призраком, не так ли? Что-то вроде экзорцизма.
Фред жалобно: Мы говорим о том, чтобы убить его. Я имею в виду, я знаю, что он уже мертв, но: он будет полностью мертв. Навсегда. Это просто не кажется правильным.
Уес: Я согласен, но также и оставить его здесь, застрявшего между сферами, не способного контролировать свою судьбу, не способного коснуться чего-либо, воздействовать на что-либо. Неспособного сражаться. Позволить ему уйти - кажется наиболее милосердной вещью:
Ангел быстро: Да, да, милосердие. Я полностью за. Просто, хей, скажите мне, как это сделать.
Уес: Амулет защищен, неуязвим к чему угодно, но: магия, которая защищает его, не работает на освященной земле.
Ганн: Освященной. Как церковь?
Уес: Или кладбище, да. Его нужно взять туда и уничтожить.
Фред: Уничтожить как?
Уес: Я думаю, что хороший удар, наверное, должен сработать.

Ангел задумчиво сверлит глазами столешницу.

Ганн: Ангел, что ты думаешь?

Ангел распрямляется, смотрит перед собой. Очень задумчиво и слегка растерянно. Может быть, даже грустно и испуганно-растерянно.

Ангел тихо: Я думаю, что я хочу решить это после сна.

Банда тихо расходится, оставив Ангела хмурствовать в одиночестве. Фред осторожно кладет перед ним амулет. Спайк вздыхает и отходит от дверей, чтобы не столкнуться с уходящей бандой. Ангел встает и берет амулет в руку.

Чуть позже. Все еще грустно-задумчивый Ангел приезжает на лифте в свои апартаменты. Играется амулетом. Потом выходит из душа в одних шелковых пижамных штанах, ложится на постель. Долго ворочается и вздыхает.

Спайк, стоящий у окна: Ну, посмотри-ка на себя.
Ангел в ужасе, жалобно: Ай, нет. Нет. Нет, нет!
Спайк задумчиво смотрит в окно: Сидишь в первоклассной роскоши. На вершине мира. Смотришь вниз на: ну, на всех. Хорошо быть королем, да?
Ангел: Основные правила. Преследуй меня как хочешь в рабочее время, но это место: за пределами дозволенного.
Спайк: Расслабься, образчик мужской красоты. Я пришел не драться.
Ангел: Действительно?
Спайк: Не то, чтобы я и мог, верно? Не могу дотрагиваться, не могу ни на что воздействовать: Да, я подслушал ваше маленькое групповое сборище обо мне.
Ангел: Как много?
Спайк: Достаточно достаточного.
Ангел чуть смущенно: Слушай, Спайк:
Спайк быстро перебивает: Некромансер пытался заключить со мной сделку.
Ангел: Что?
Спайк: Сказал, что он мог бы вернуть меня назад - тело и душу - если я использую наши личные близкие отношения, чтобы подставить тебя.
Ангел: Заманчиво. И что ты сказал?
Спайк чуть обиженно и осуждающе: Видишь ли, именно в этом и есть проблема. Тебе обязательно нужно было это спрашивать. Я больше не играю на той стороне, или ты не слышал? Кроме того: даже если мистер Смерть смог бы сделать то, что он обещал, я доверяю ему в этом не больше, чем ты доверяешь мне.
Ангел, чуть помолчав: Так чего ты хочешь от меня?
Спайк почти жалобно: Я не могу вот так вот жить, Ангел. Быть бесполезным. Быть ничем. Я хочу закончить это.

Ангел пристально смотрит на него.
Чуть позже. Темная ночь. Кладбище. По нему красиво идут два обалденно красивых вампа. Блеск!

Спайк: Думаю, это сработает. Чувствуется достаточно освященным.
Ангел достает из кармана амулет: Уверен, что хочешь этого, Спайк?
Спайк вздыхает: Что, думаешь, что я могу действительно вытерпеть тусоваться вместе с тобой и твоими людьми, сейчас и на веки вечные? Саркастический призрак-приятель. Нет, кровавое спасибо. Перестань. Ты знаешь не хуже меня, что это все к лучшему.

Ангел кладет амулет на надгробие и берет в руку тяжелую вазу для цветов с могилы.

Спайк быстро: Хотя я рад, что это ты. Наконец-то меня прикончишь. Чувствуется правильным. Ты ведь мой Грандсир и все такое. Круговорот смерти, э?
Ангел тихо, почти растроганно: Прощай, Спайк.
Спайк спокойно: Увидимся, Ангел.

Ангел сильно замахивается урной и бьет ею себя по голове.

Спайк притворно серьезно: Э, я думаю, что ты промазал.

Ангел дает урной себе по носу. Потом стонет от боли и зависает над землей. Спайк слегка умхыляется, с большим интересом наблюдая за Грандсиром.
Появляется некромансер.

Хайнсли торжественно: И мертвые восстанут! Просто потому, что я так сказал.
Ангел хрипит: Хайнсли.
Хайнсли: Вампир должен подумать дважды перед тем, как связываться с человеком, который владеет властью над всеми лишенными жизни. (швыряет Ангела об надгробие) Если ты спросишь моего совета.
Спайк сердито-обиженно: Выделил свое драгоценное время, чтобы наконец-то появиться, Хайнсли. Я очень близко подошел к тому, чтобы получить билет в один конец в великое загробие.
Хайнсли: Расслабься, сынок. Я не собирался позволить, чтобы что-то случилось с тобой. Ты основа моего плана.
Спайк резко: Нашего плана. И ты, к черту, лучше придерживайся своей части. Я не хочу, чтобы ты меня использовал.
Хайнсли: Да, я тебя использую. Но потом, я дам тебе твою награду, так, как ты и просил. Я верну тебя на водительское сидение твоей загробной жизни. (смотрит на Ангела, валяющегося в отключке) Контроль. Это все, чего действительно хотят все, не так ли?

Позже. Ангел приходит в себя, лежа на кушетке некромансера. У него на пузике разрезана футболка. Под голову заботливо подложена подушечка.

Хайнсли: Привет, вампир. Хорошо поспал?

Ангел пытается вскочить, но некромансер резко протягивает руку и Ангела снова прижимает к кушетке.

Хайнсли: Не-а, не вставай. У тебя же был трудный день. Знаешь, у меня тоже, благодаря тебе.
Ангел хрипит: Твой день скоро станет, к черту, намного хуже.
Хайнсли насмешливо: Я так не думаю. Я некромансер. Ты: мертвый. Ты не можешь и пальцем меня тронуть.
Ангел хрипит: Может быть и нет. Но как ты думаешь, что сделают Старшие Партнеры с тобой, когда окажется, что я пропал?
Хайнсли: О, ты не пропадешь. Ты появишься на работе с горящим взором и распушенным хвостом завтра утром, когда ты отменишь конфискацию моих личных активов и восстановишь Отдел Интернирования Приобретений.
Ангел насмешливо: И почему это я сделаю?
Спайк подходит поближе: Не ты. Я. В твоем теле.
Ангел язвительно: И подумать только - я тебе не доверял.
Спайк грустно: Перестань, Ангел. Какой у меня есть выбор? Кровавый экзорцизм? Позволить тебе и твоим людям выслать меня в забвение? Нет, спасибо. (изображает из себя 'великое зло') Тут Некро собирается отдать мне назад мое тело: после того, как я заберу твое на обкатку, чтобы разрешить его маленькие проблемы. И главная фишка: я вхожу, а ты идешь: пуфф! В никогда-никогда-никогда не вернусь землю. И потом: 'искренне твой' будет руководить шоу. Твои машины, твои шикарные апартаменты, все вещи, все люди: все, что я заслуживаю: будет моим. (слегка издеваясь) И, может быть, я должен закрутить с той Фред. Она выглядит как крутилка, и кажется, она действительно положила на тебя глаз.
Ангел злобно хрипит: Заткнись.
Спайк: Знаешь что? Ты прав. Хватит болтать. Давай, наконец-то, сделаем это.
Я горю желанием снова стать физическим.
Хайнсли: Я никогда раньше не внедрял никого в мертвого, находящегося в сознании. (ухмыляется в лицо Ангелу) Могу себе представить, как это будет невероятно больно.

Некромансер закрывает глаза и начинает мычать. Протягивает руку над Ангельским пузиком. Ангел мужественно молчит, сцепив зубы. Тут некромансер втыкает руку ему в живот. Ангел вопит. Спайк весело хихикает, зажав зубами язычок. Супер доволен. Некромансер протягивает к нему руку. Рука начинает светиться, Спайка втягивает внутрь руки в свет. Клубок света идет через руки некромансера к Ангелу. Но потом неожиданно застряет и возвращается назад. Тухнет в районе туловища колдуна.

Хайнсли в недоумении и испуге: Ух! Что? Что: ты делаешь?

До Ангела начинает доходить и он не может сдержать радостной облегченной улыбки.

Ангел хрипит: Спайк:ты не возражаешь?

Хайнсли: Нет! Неееееет!

Тут власть некромансера исчезает и вампир вскакивает с кушетки, с удовольствием вбивая ноги и кулаки в колдуна. Делает классный переворот и встает на ноги.

Ангел: Теперь могу тебя тронуть, Хайнсли.

Некромансер протягивает руку, воздействует на Ангела и отбрасывает его в сторону.

Хайнсли: Думаешь, что ты умный, а? Но: (сгибается от боли) :ууууух! (злобно хрипит) Твой призрак не может контролировать меня долго. Власть у меня. Я управляю мертвыми.

Колдун протягивает руку, останавливая Ангела, но потом его рука уходит в сторону.

Ангел ехидно: Не сегодня.

Вампик бросается на некромансера, хватает его и швыряет об стол. Тот со всего размаха стукается об него головой, немножко лежит, потом резко вскакивает и бросается на Ангела. Несколько раз с большой силой бьет вампа кулаками по лицу, добавляет ногой, Ангел отлетает к столику, разворачивается, хватает металлический поднос и швыряет его в некромансера, начисто отрезая тому голову. Голова отваливается, на ее месте появляется удивленно-расстроенное личико Спайкушки. У Ангела глаза лезут на лоб.

Спайк: О, яйца.

Тело падает на пол, Спайк показывается весь.

Спайк жалобно: А я только начал разогреваться.
Ангел в шоке: Это ты бил меня?
Спайк спокойно: Последнее время, да. Хайнсли был мертвым с тех пор, как врезался в стол.

Ангел натурально трясется от злости, сверля Спайкушку горящим взором. Спайкуша ухмыляется.

Спайк: О, перестань. Должен же я был хотя бы облизать тарелку, разве нет?

Следующий день. Ангел и Уес выходят из лифта.

Уес: Понятно. Значит, Спайк пришел к тебе с этим планом.
Ангел: Более менее. Когда он понял, что Хайнсли использует себя в качестве связника для пересадки тела, наша ловушка захлопнулась.

Они подходят к Хармони и она отдает Ангелу документы и чашку с кровью.

Уес: Немного опрометчиво. Ну, если Спайк собирается околачиваться здесь, это было бы очень благоразумным с его стороны, если бы он делился своими планами с остальными из нас, в будущем.

Ангел хмыкает, закатывает глаза, насмешливо надувает щечки и тяжело грустно вздыхает.

Ангел: Да, ну, делиться - это не совсем то, в чем Спайк хорош.
Хармони тоже вздыхает: Ты проповедуешь зубам коня.

(Здесь Харм неграмотно смешивает две поговорки: 'Проповедовать церковному хору' - то есть убеждать в чем-то, в чем человек и сам уже убежден, и вторая - 'Дареному коню в зубы не смотрят'.)

Ангел и Уес удивленно-непонимающе таращатся на него.

Здесь хочу сделать небольшое отступление. На некоторые в форумах фанаты писали, что Ангел и Спайк разыграли все это с самого начала. Но я не согласна категорически. Во-первых Ангел - не Спайк и таким замечательным актерским талантом не обладает (не в обиду, он силен в другом.) Далее, замечание Ангела о 'более-менее' и о том, что Спайк не умеет согласовывать свои планы. Так что это был целиком и полностью план Спайка, который Ангел понял, только после того, как Спайк захватил тело Хейнсли. ИМХО.
Едем дальше.

Фред идет по коридору, заходит в свой кабинет. Там в уголке скромно стоит Спайк. Очень грустно смотрит вниз через стекло на лабораторию.

Фред: Спайк. Что ты: могу я что-то для тебя сделать?
Спайк задумчиво: Ну, это же сердце всего этого, да? Средоточие. Сама суть.
Фред: Прости?
Спайк поворачивается и подходит к ней: Ты тут умная, а? Компетентная девочка, которая знает все про призрачные штучки-дрючки.
Фред смущенно: Э: Ну, вообще-то, Уесли у нас оккультный эксперт. Он: он получил образование Наблюдателя. Он знает о сверхъестественном:
Спайк: Да, но ты же королева науки. 'Как', 'а что если' - это же как твоя чашка чая. Ты разбираешься с вещами в том своем маленьком миленьком котелке.
Фред смущенно-нервно: Думаю да. Что: Есть что-то:?

Спайк издает нервно-растерянный смешок, потом вздыхает и собирается с духом, будто перед прыжком в пропасть.

Спайк: Я соскальзываю.
Фред: Что?

В следующей фразе - плохо завуалированный ужас, паника, растерянность, боль от беспомощности и необходимости делиться этим с кем-то.

Спайк: Не хочу уходить, но это как: Это как земля подо мной: разверзается и мои ноги: стоят на краях этой кроваво большой бездны. Она расширяется, затягивает меня внутрь.
Фред в шоке: Это то: это то, что происходит с тобой, когда ты продолжаешь исчезать?
Спайк отворачивается и продолжает очень тихо, очень медленно, с болью: Я знаю, что там внизу - там, куда оно пытается забрать меня - и это не то место, куда уходят герои. Кроваво не то. Это другое. Полное огня и мучений. И это происходит. И мне страшно.

Поворачивается и смотрит на Фред. В глазах слезы.

Спайк: Помоги мне?

Конец
 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан