Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 

ГЛУБЖЕ

Ангел сидит за столом совещаний и чего-то активно ждет. А поскольку, тихо ждать он не умеет, то барабанит пальчиками, смотрит в потолок и выражением лица выдает все переполняющие его чувства. Наконец жмет на селектор.

Ангел раздраженно: Хармони!
Харм весело: Я знаю! Я всем звонила. Они просто:
Ангел с сарказмом: Не здесь. Я и так вижу. Если бы они были здесь, я бы не был тут один. Почему я один?
Харм заходит: Ну, ты можешь быть супер занудливым.
Ангел: Совещание?
Харм: Все заняты другим, босс. Уесли нянчится с мисс 'Я управляла миром, падите ниц передо мной, пыль миньонов'. (кривится) Почему мы ее не убиваем, скажи-ка еще раз?
Ангел терпеливо: Ганн?
Харм задумчиво: Может быть: если бы у нас был действительно большой: (здесь игра слов, имя Ганн звучит как 'пистолет'.)
Ангел все еще терпеливо: Где Ганн?
Харм: О. Все еще в больнице. Знаешь, с тех пор как Уесли:(показывает удар ножом) а Лорн вроде как изображает из себя пропавшего без вести с тех пор как:
Ангел тихо: Фред.
Харм закатывает глаза и хмыкает: Тогда все окей-докей.

Итак, Харм уходит с чувством выполненного долга. Зато заходит серьезный-серьезный Спайкушка. Удивленно оглядывается.

Спайк: Где остальная команда?
Ангел: Очевидно не придет.
Спайк: Но это же важное совещание.
Ангел указывает на стул рядом с собой: По крайней мере хоть кто-то:
Спайк садится и кладет на стол крутой дипломат: Мое первое официальное совещание в качестве очень свободно присоединеного члена: как мы называемся? Только скажи что мы не Скубики.

(Скуби-Ду - мультсериал о говорящем доге и четырех подростках, которые всем помогают. Название стало нарицательным. Спайк ранее постоянно называл команду Баффи 'скубики'.)

Ангел: У нас нет:
Спайк: Названия? Ну, наверное это к лучшему. Ты бы захотел чтобы это было 'Ангельские мстители', или что-то вроде того.
Ангел насмешливо: 'Ангельские мстители', это: (ухмылка сползает с его лица, Ангел явно задумался)
Спайк быстро: Так что у нас на повестке дня?
Ангел смотрит на бумажку: Э, у меня есть задания для людей:

Спайк шумно открывает банку с пивом, которую он достал из своего крутого дипломата, Ангел кидает на него более чем красноречивый взгляд.

Спайк невинно: Что? Я же слушаю.
С пивом.
Ангел сердито: Забудь. (встает и отходит) Знаешь что? Это не совещание. Это ты мне надоедаешь.

Спайк тянется и сам берет листик с повесткой дня. Читает.

Спайк: Хей, выделенный текст. Классно.
Почему я всегда в разведке? Я должен бы получить что-нибудь первокласное и крутое, вроде 'Спасти девушку', или 'Украсть изумруд вместе с девушкой'.
Ангел с болью, но пытаясь усмехаться: Красивый мужчина спасает меня от монстров.
Спайк: Вот именно! Или: (пауза) : что это было?
Ангел хрипло: Это первое, что сказала мне Фред. В Пайлии.
Она была в ловушке, пряталась, боялась. Почти сумасшедшая. (кивает) Сумасшедшая. Но храбрая. Я никогда не должен был позволять ей приходить сюда. Тут всегда происходят плохие вещи.
Спайк серьезно: Ненавижу разбивать твои убеждения, приятель, но плохие вещи случаются повсюду. Кроме того она хотела быть здесь. Это был ее выбор.
Ангел: Разве?
Спайк действительно встревоженно вглядываясь в Ангела: Педик.
Ты настроился сделать что-то глупое, да?
Ангел: Уже сделал. Пришел сюда. Проводил каждый день обманывая самого себя о том, что делаю мир лучше.
Спайк: Добро пожаловать на планету. Мы все рисуем счастливые лица каждый день, когда все, чего нам хотелось бы - окрутить жену соседа, украсть его баксы, и пока мы этим занимаемся, мы не думаем о странах третьего мира, который умирает с голоду.
Ангел: Я не говорю что я могу исправить все. Я просто: Я: должен лучше стараться. У Старших Партнеров есть план.
Спайк насмешливо: Да, пророчество. Тот вечно любимый апокалипсис, о котором ты всегда болтаешь.
Ангел: Да, который из апокалипсисов - тот который был в прошлом году или в позапрошлом? Нет, Старшие Партнеры что-то готовят сейчас, и я не хочу ждать, пока они выплеснут это на нас.
Мы все еще в темноте.
Спайк вздыхает и подходит ближе: Тогда окей. Было бы легче если бы мы знали кого-нибудь у кого есть прямая связь с большими парнями.

Ангел поднимает на него глаза. В них вопрос: 'Как это я сам не догадался:'

Квартира Евы. Все еще обрисованная иероглифами. Два вампа и злая хозяйка.

Ева решительно: Ни за что. Даже если бы моя связь со Старшими Партнерами не была полностью прервана, я зареклась помогать вам.
Ангел: Это не переговоры, Ева.
Ева: О, я так напугана. Что ты можешь со мной сделать? Я была поймана в ловушку в этом доме неделями, как:
Спайк обалденно дразнится: Крыса? Змея? Потеющая маленькая крысиная змея?
Ангел: Ты не в ловушке, Ева. Ты прячешься. Ты знаешь что в ту же секудну как только выйдешь за дверь, в ту же секунду как эти символу перестанут делать тебя невидимой для Партнеров, они откроют прицельный огонь. Поэтому не трудись давить на жалость. Единственная вещь, которая тебя заботит - спасти свою собственную задницу.
Ева: Единственная вещь, которая меня заботила - ушла. Ты отдал его Старшим Партнерам, позволил им засосать его в:
Ангел резко: Могу сделать то же самое с тобой. Рассказать им как тебя увидеть через твою охранную систему.
Ева уже испуганно: Ты этого не сделаешь:
Ангел: Не сделаю если ты скажешь мне то, что я хочу знать.

Неожиданно начинается землетрясение и гром. Потом постепенно исчезают иероглифы со стен.

Ева орет в панике: О, ты ублюдок! Ты рассказал им! Ты:
Ангел: Это не я.
Ева жалобно: О, Боже. Они идут.
Пожалуйста, не дай им забрать меня. Ангел, пожалуйста. Я тебе расскажу. Я тебе расскажу все, что тебе нужно знать.

Дверь выбивается и заходит очень высокий мужчина в дорогом костюме. Оглядывает квартиру - она уже пуста. Только шатается створка приоткрытого окна.

Заставка

Кафетерий. Лорн пьянствует и хмурствует. (набрался самого лучшего от двух вампов?) перед ним стоит демон-бармен и очень-очень фальшиво, зато старательно и с чувством поет.

Бармен: Леди, твоя любовь, это единственная любовь, которая мне нужна, и рядом со мной, я хочу чтобы ты была, ты моя леди: (спрашивает Лорна)
Она скажет 'нет', верно? Мне нужно было купить кольцо побольше.
Лорн депрессивно: Свадьба в июне. Будет дождь, так что возьмите тент.
Бармен: Она скажет 'да'?
Лорн грустно: Разве любовь не великая вещь?
Бармен радостно: Я женюсь?
Лорн: Да. (пододвигает полупустой бокал)
Больше моря, меньше бриза, ха?

Демон наливает ему еще коклейля.

Бармен: С этих пор для тебя тут все бесплатно.
Лорн хмыкает: Хорошо.
Бармен: Мне интересно насчет возможностей Карлоса Младшего? Что думаешь?

(Карлос Младший - возможно бразильский футболист. Но может быть какой другой спортсмен, кто знает точно - подскажите.)

Лорна прорывает: Что я думаю? Я думаю что я устал. Я думаю что я болен и устал от ношения шутовских колокольчиков на носках и делания вида что все будет окей. Я думаю что это выглядит жалко как в последнее время я слишком напуган и грустен: чтобы рассказывать людям правду, поэтому вместо этого я просто рассказываю то, что они хотят услышать. Больше того, я думаю что термин 'счастливый час' должен быть удален из английского языка. Нет ничего счастливого ни в этом часе, и в каком нибудь другом.
Бармен тоном 'обратись к психоаналитику козел': О.
Лорн: Вот что я знаю - я начал пить в тот момент когда узнал что девушка, которую я любил, собирается умереть. Каждый раз когда я дохожу до дна стакана я надеюсь эта последняя капля меня вырубит.
Бармен тем же тоном: Окей.
Лорн: Простой план, который потерпел крайнюю неудачу. Вот почему я собираюсь поднять свой зад с табурета, прицепить колокольчики, и с улыбкой и шутками вернуться назад в брюхо очень уродливого зверя, и притвориться как будто бы я могу помочь. Хм. Потому что именно это делают зеленые парни.

Открывается дверь лифта, решительными шагами выходят Ангел, и чуть позади него Спайк и Ева.

Ангел командным тоном: Хармони!
Харм подбегает: Аюшки?
Ангел: Позвони в охрану, обьяви им красный код тревоги. Никто не заходит в здание без моего особого разрешения. Я хочу охранника у каждого входа, в каждом лифте, на каждой лестнице. Покройте все здание.
Харм: Окей, но ты же знаешь что это никогда не срабатывает:
Ангел нетерпеливо: Хармони!
Харм: Уже бегу.
Ангел Спайку: Хорошо, оставайся с Евой. Если кто-то пройдет через охрану - убей его.
Спайк: Куда ты идешь?
Ангел: Повидаться со своим адвокатом.

Больничная палата. Ганн депрессирует. Входит Ангел.

Ангел: У нас проблема. Старшие Партнеры нашли Еву. Они послали что-то, чтобы забрать ее. Мне нужно знать есть ли у меня юрисдикция защитить ее. Какой тут протокол?
Ганн депрессивно: Я не знаю.
Ангел: Хорошо. Ну, когда закончишь читать о важных вещах как, э: (берет журнал Ганна) :'Большие планы Тристы и Райана о малыше', может быть ты мог бы подумать и об этом.

(Триста и Райан - знаменитые участники реалити-шоу 'Последний холостяк'. Поженились в 2003 году. Заработали целую кучу бабла.)

Ганн: Я просто не уверен:
Ангел: Ганн, ты заплатил большую цену за то, что у тебя в мозгу, так что используй это.
Ганн: Там есть условие в твоем контракте. Говорящее что как Генеральный директор отделения Вольфрам и Харт ты можешь издать приказ 'rapio salvus'. ('Схватить здорового' - латынь) В основном там говорится что ты берешь в заточение своенравного работника. Это обычно не используется для защиты, но может сработать.
Ангел: Отлично. Как я могу:
Ганн: Я позвоню.
Ангел: Хорошо. (Ангел собирается уходить, затем разворачивается) Слушай, Ганн: я знаю что ты чувствуешь себя плохо из-за твоего участия в том, что случилось с Фред. И ты и должен так себя чувствовать. До конца своей жизни, это будет будить тебя посреди ночи. И так и будет: потому что ты хороший человек. Ты подписал кусок бумаги, вот и все.
Ганн со слезами: Но я знал. Не о Фред, но: когда я подписывал, я знал что будут какие-то последствия.
Ангел: Знаешь, эта штука насчет искупления - ты никогда от него не сбежишь, но ты должен принять его. Ты не можешь прятаться в какой-то больничной палате, и притворяться, что все уйдет, потому что этого не будет.

Комната Уеса. Он задумчиво смотрит перед собой.

Фред: У тебя гость.
Уес грустно: Я думал что я изолирован.
Фред обнимая и целуя его: И чья же это вина? Расскажи мне шутку.
Уес: Двое мужчин зашли в бар. Первый мужчина заказал виски с содовой. Второй человек вспомнил что-то, о чем он забыл и это повергло его в болевой шок. Он упал на пол, корчась: а потом сквозь пол на землю. Он оглянулся на первого человека, но так и не позвал его на помощь. Потому что они были не так уж и близки.
Фред чуть улыбаясь: Да. Ты всегда знаешь где ты.
Уес: Это мой особый дар.
Фред: Это только первый слой. Разве ты не хочешь увидеть, как глубоко я зайду?

Уес просыпается явно с похмельем, сидя в кресле. За ним в глубине комнаты скучает Иллирия.

Иллирия: Ты сидел очень долго.
Уес: Да. Задремал.
Иллирия: Ты выпил очень много того яда.
Ты называл меня множеством имен, которые должны были ранить чувства, которых у меня больше нет, а потом ты сидел здесь часами и делал шум своим носом.
Уес: Мне снился сон, ты, тупица.
Иллирия: Ты произносил ее имя. Фред.
Уес: Это был ночной кошмар. Я не думаю, что у тебя бывают ночные кошмары: или ты спишь, или еще что нибудь из этого человеческого дерьма.
Иллирия: В мое время кошмары ходили посреди нас, шли и танцевали, выставляя жертв на посмешище, выкладывая их страхи и наихудшие желание, чтобы все их видели. (задумчиво) Это: нас смешило.
Уес хмуро: Могу поспорить, что вы веселились как мальчики из студенческого братства.
Иллирия: А теперь кошмары заперты в головах людей: жалкое эхо самих себя. Интересно, кого они так прогневили, чтобы заслужить такую судьбу?
Уес: Этот мир должно быть ужасное разочарование для тебя.
Иллирия: Горестное.
Уес депрессивно хлещет виски: Я и сам не очень им впечатлен.
Иллирия решительно подходя к нему: Тогда почему ты не уйдешь?

Уес нехорошо задумывается.

Кабинет Ангела. Ева и Спайк.

Ева возмущенно: Блестяще. Действительно. Они действительно никогда не будут меня здесь искать. Я умру.
Спайк качает головой: Ты усложняешь это для меня - хотеть тебе помогать.
Ангел заходит: Мы не хотим ей помогать. Но: поможем. (Еве) Ты под моей защитой.
Ева облегченно: Слава богам.
Ангел: Но, знаешь, я могу все вернуть обратно одним телефонным звонком. Убеди меня не делать этого, Ева.
Ева послушно: Как я могу?
Ангел: Давай начнем с чего-нибудь простого, ха? Тебя.
Ева: Меня?
Ангел: Что ты такое? Что ты делаешь для Старших Партнеров?
Ева: Я связник. Я связываю.

Вампы синхронно выражают насмешливое недоверие. (Особенно советую обратить внимание на лицо Спайка. Блестяще!)

Ева: Слушай, что ты хочешь чтобы я сказала? Я - эльф? Я из Бригадуна?

(Бригадун - мюзикл о мистической шотландской деревне.)

Спайк: Если бы мне давали монетку каждый раз, когда я это слышу:
Ева: Здесь очень много уровней в Вольфрам и Харт, Ангел, вещи, которые ты никогда не поймешь. Что я такое? Я дитя Старших Партнеров, созданное чтобы выполнять их приказания.
Ангел задумчиво: Значит ты бессмертна. Почему ты здесь?
Ева: Чтобы наблюдать. Рассказывать им то, что я вижу. Передавать послания тебе, если они есть.
Спайк: Так ты что, э, типа менеджер среднего звена?
Ангел: Что такое Старшие Партнеры, ха? Что они:
Ева: Понятие не имею.
Ангел: Ева.
Ева: Ты действительно веришь что Старшие Партнеры позволили бы мне проникнуть в их информацию? Ангел, для кого-то настолько старого, ты такой юный. Я знаю только то, что они хотят чтобы я знала и только тогда, когда они хотят чтобы я это знала.
Ангел: Неужели ты ничего не знаешь?
Ева: Может быть.
Может быть я знаю многое: но у меня нет к этому доступа. Это закрыто где-то в моей голове, и у меня нет ключа.

Вампы синхронно расходятся от нее, садятся и вздыхают.

Ева Ангелу: Готов к самой смешной части? Тут был кое кто, кто мог бы рассказать тебе все, что ты хотел бы знать: и ты позволил Старшим Партнерам забрать его.
Ангел: Линдси.
Ева: Линдси посвятил годы своей жизни чтобы изучить Старших Партнеров. Никто не знает больше о них, чем он: что они сделали, что они планируют делать.
Ангел: Я думал что он гонялся за мной. А ты говоришь что вернуть назад Спайка, предохранитель, это все было насчет Старших Партнеров?
Ева: Нет. Это было и насчет тебя тоже. Он действительно тебя не любит: но он может быть знает больше о тебе: ну, больше чем ты сам.
Ангел: Именно поэтому они его прибрали.
Спайк: Да. Они не могли рисковать чтобы ты и он сели поговорить.
Ева грустно: А сейчас: через что он проходит:
Ангел с интересом: Они его не убили?
Ева с болью: Они захотели бы чтобы он страдал от ужаса. Линдси в каком-нибудь отвратительном: и ужасном аду.

Ад Линдси. Он лежит в кровати и активно целуется с красавицей-блондинкой. Камера показывает их обручальные кольца.

Линдси улыбаясь: Доброе утро.
Жена: Ммм: пока что доброе.

Снова целуются. На кровать прыгает радостный маленький мальчик.

Пацан весело: Прекратите! Вот как у меня появляются сестры.
Линдси треплет его с любовью: О, действительно? Это правда? (жене)
Итак: что будем делать сегодня?

Они с женой счастливо улыбаются друг другу.
Чуть позже Линдси выходит из их милого домика, на стене висит рождественский венок, погода солнечная, яркое синее небо. Линдси радостно улыбаясь идет по дорожке, чтобы взять утреннюю газету. Камера показывает ряд точно таких же домиков и точно таких же мужчин синхронно берущих газету. Мужчины синхронно приветствуют соседей и возвращаются в дома. Линдси по пути подбирает с газона скейт сына.

Вольфрам и Харт. Кабинет Ангела. Присутствуют: Ангел, Ева, Лорн, Спайк.
Спайки расхаживает перед аудиторией, делясь ценным опытом. Ангел с трудом борется с мигренью от блондинистого вампика.

Спайк: Есть тысячи различных видов ада. Ты можешь получить свой огненный ад, свой ледяной ад: свой: (вспоминает)
:ледняной ад. Твой шыворот-навыворот ад.
Ангел: Меня не заботит даже если он в 'той-пудели на параде' аду. У него есть информация, которая нам нужна.
Спайк указывая на Еву: По словам девушки, чья единственная цель жизни - снова увидеть ее маленького любимого медвежонка.
Ева: Я не обманываю. (Лорну) Ну, скажи ему что я не обманываю.
Лорн: Никто не сможет обмануть с песней про пика-коладу. Если только не подключить к этому целый хор.
Ангел сердито Спайку: Если Линдси может рассказать мне что планируют Старшие Партнеры, я его хочу. Если у тебя есть лучшая идея, как это сделать, я полностью открыт.
Спайк поднимая руки: Я этого не говорил. Просто указал на то, что это дерьмово. Мы ищем адское измерение в стоге сена. Как мы вообще узнаем:
Ганн заходит: Я знаю. И я могу доставить нас туда. (Он одет как прежде - в жуткую футболку и куртку уличного хулигана)
Ангел: Нас?

Ад Линдси. Его жена готовит обед, Линдси занимается с сыном.

Линдси: Окей, начнем с начала. Внешний слой земли называется:
Пацан: Кора.
Линдси: А что глубже нее?
Пацан: Ммм: мантия?
Линдси: Ага. И под ней? Давай. Ты же это знаешь.
Пацан: Внешнее ядро.
Линдси: А под ним?
Пацан: Внутреннее ядро.
Линдси: А под ним?
Пацан: Глубже него: ничего.
Линдси: Просто мягкий пожеванный центр.
Пацан: Ха-ха!
Жена: Хей, дорогой. Лампочка в духовке только что перегорела. Мне нужна лампочка из подвала.

Линдси явно испуган.

Линдси: Там должны быть лампочки в кладовке в коридоре.
Жена: Там только обычные. Маленькие - внизу.
Линдси придумывает отговорки: Ну, Зак, э, Зак собирался рассказать мне о литосфере.
Жена подходя и обнимая Линдси: Мне она нужна вроде как сейчас.
Линдси: Хорошо. Скоро вернусь.

Линдси медленно идет, у дверей поворачивается к жене. На его лице страх.

Жена улыбаясь: Они на полке, где мы держим разные штучки.

Линдси пытается улыбнуться ей в ответ, но не получается, он поглощен ужасом. Открывает дверь в подвал и снова оглядывается на жену. Она улыбается. Линдси спускается в подвал. По его лицу видно, что он знает, кого он так там боится.

Вольфрам и Харт. Ганн в середине и вампы по бокам решительным шагом идут по подземному гаражу.

Ганн: Я начал рыться в мозговых файлах как только Хармони мне рассказала. Решил что там должен быть какой-нибудь прецендент.
Ангел: И?
Ганн: У Старших Партнеров раньше была проблема с парнем в Токийском отделении. У Линдси возможно возникла идея с тату во время изучения этого случая.
Ангел: И куда бы они не отослали того парня, это то место, где находится Линдси.
Ганн: Ага.
Спайк: Я надеюсь что это ад той-пуделей. Мой был полон огня.
Ганн: Это не ад. Это измерение-хранилище Вольфрам и Харт.
Ангел: Это значит что: Старшие Партнеры еще не решили что делать с Линдси?
Ганн: Это их версия штрафной площадки.
Ангел: Отлично. Итак: как мы попадем туда?
Ганн: Когда нибудь брал Камаро?
(бросает удивленному Ангелу ключи от машины)

Парни в машине, Ангел за рулем, но руль вертится сам. Машина сама едет по ночному городу.

Ангел: Это меня удивляет. Вас это не удивляет?
Спайк выглядывая с заднего сиденья: Что, никогда не слышал о 'Рыцаре Ездоке'? 'Рыцарь Индастрис 2000'? 'Ки Ай Ай Ти'? (парни не понимают, Спайк расстраивается) Проехали.

(Спайк говорил о популярном сериале 'Рыцарь Ездок' (1982-1986) о крутом 'современном рыцаре' который колесил на своем крутом говорящем автомобиле.)

Ганн: Машина создана чтобы доставить нас туда. Как только мы получим Линдси, это вызовет на нас Гнев.
Спайк возмущенно: Гнев? Знаешь, это будет весело.
Ганн: Чем бы оно ни было, мы должны будем пройти через него, чтобы выбраться.
Ангел жалуется: Я никогда раньше не видел эти улицы.
Ганн: Того места, куда мы едем нет в путеводителе.
Спайк безнадежно: Там будет огонь.

Машина заезжает в туннель, а когда выезжает из него, то попадает в яркий солнечный день. Они едут мимо длиннющего ряда одинаковых домиков.

Спайк: Это не ад. Это пригород. Очень похоже.
Ангел возмущенно кривится: И это наказание Линдси? За то что пытался меня убить? Ха! Может быть это награда.

Квартира Уеса. Он и Иллирия.

Уес нервно: Ты можешь пойти куда угодно. Ты можешь уйти.
Иллирия грустно: Это невозможно.
Уес: Конечно же это возможно. Ты говоришь мне что великая Иллирия, идол миллионов, ограничена одним маленьким измерением?
Иллирия: Я путешествовала по ним всем, как хотела. Я шла через миры из дыма, миры полуправды, непостижимые.
Миры пыток и неописуемой красоты. Опаловые башни такие же высокие, как маленькие луны. Ледники которые двигались со слепой жаждой. И один мир, в котором не было ничего, кроме креветок. Я устала от него довольно быстро.
Уес вкрадчиво: Тогда зачем оставаться в этом мире? Конечно же есть мир более притягательный, может быть не тот, с креветками, но тот, который будет приветствовать тебя так, как тебя никогда не будут приветствовать здесь. Почему ты не уходишь? Ты можешь уйти. Почему ты не уходишь?

Иллирия оборачивается и хватает его за горло, затем отталкивает и начинает метаться, как зверь в клетке.

Иллирия в яростной истерике: Все слишком маленькое. Все слишком маленькое. Я не могу дышать. Я не могу жить с этими стенами. Я не могу дышать. Тут нет места ничему настоящему.
Уес осторожно: Все хорошо.
Иллирия зло: Я должна бы выпотрошить тебя на этом месте. Ты провоцируешь меня. Тут недостаточно места, чтобы раскрыть мои челюсти. Мое лицо - не мое лицо. Я не знаю что оно скажет.
Уес успокаивающе: Иллирия: пойдем со мной.

Ад Линдси. Он открывает дверь с рождественским венком и с точно таким же радостным выражением лица, как и раньше, идет за утренней газетой. Тот то ряд мужчин, во всех соседних домах синхронно выполняют то же действие. Линдси подбирает скейт и идет к дому. Заходит внутрь. К дому подьезжает Камаро наших героев.

Спайк выглядывая окно: О, значит у нас еще не закрыт вопрос об огне. Это отлично.
Ангел неуверенно: Да. Мы можем прикрыть головы куртками и пробежаться.

Ганн открывает дверь, впуская в салон солнце. Вампы закрываются руками и очень мужественно орут.

Ангел и Спайк: А!
Ганн: Альтернативное измерение, помните? Вариация неподжаривающего солнца.
Спайк все еще прикрывается руками: Я это понял.
Ангел тоже не в восторге: О, точно.
Ганн насмешливо: Мы можем идти?
Ангел: Да.

Идут к двери дома Линдси.

Ангел: Хватаем Линдси и убираемся отсюда.
Ганн: Убьем каждого на нашем пути.
Спайк кривится: Что будет на нашем пути, семейный дурак?
Ганн: Это же Вольфрам и Харт. Есть шанс что за этой дверью будет нечто уродливое.

Дверь открывает красавица-жена Линдси.

Жена: Чем могу вам помочь?
Ангел жутко растерянно: Э, а Линдси дома?
Жена улыбаясь: Конечно. Заходите.

Ребята заходят.

Жена зовет: Дорогой? (парням) Вот кофе.
Ангел: Нет. Не нужно. Спасибо.
Линдси заходит: Хокейная клюшка Зака пропала без вести. (замечает гостей и радостно улыбается) О. Я не знал что у нас гости.

При появлении Линдси Ангел очень сильно напрягается.

Жена: Я пойду поищу и спасу ее. (уходит)
Линдси улыбается: Окей.
Чем могу вам помочь, парни?
Спайк: Кончай притворяться, Уорд. Джун ушла.

(Сериал - семейная комедия 'Оставьте это Биверу' снят в 1957 - 1963 годах, о семейной чете из типичного пригорода Уорде и Джун, а также об их детях.)

Линдси: Простите?
Ангел: Ты не знаешь кто мы такие?
Линдси: Нет. Вы играете в лиге?
Ангел растерянно: Нет, э: я Ангел. Это Спайк и Ганн.
Ганн: Ты наверное захочешь присесть.
Линдси непонимающе, но доброжелательно улыбаясь: Окей. (кивает на диван) Пожалуйста. Это насчет того бесплатного отдыха, который я выиграл?
Ганн: Название Вольфрам и Харт что нибудь тебе говорит? (Линдси отрицательно качает головой) Это юридическая фирма. Ты там раньше работал.
Линдси: Хорошо, Ганн, верно?
А теперь - единственный юрист, которого я знаю, это тот, который занимается моими штрафами за превышение скорости.
Ангел: Ну, тот парень, он не настоящий.
Никто их них не настоящий. Ты под каким-то заклятием.
Линдси: Что?
Спайк поясняет для идиотов: Вот главная часть - ты в аду. Мы пришли освободить тебя.
Линсди: Хорошо. Кто вас на это уговорил? Это Фишер?
Ганн: Это не шутка. Ты в мистической клетке, в альтернативной реальности.
Линдси: Значит Триш не моя жена, а Зак не мой сын?
Спайк облегченно вздыхает: Наконец-то он начал понимать. Когда нибудь слышал о чем-то по имени Гнев?
Линдси смеется: Серьезно, что, Фишер снаружи? Я: да перестаньте: (выглядывает в окно).
Ангел: Линдси, вся эта жизнь - ложь.
Линдси сердито: Хорошо. Это начинает быть немного менее забавным. Я думаю что вам лучше уйти.

Вольфрам и Харт. Ева активно нервничает и заламывает руки. Ее слушают Лорн и Харм.

Ева: Что их так задержало? Они уже должны были вернуться.
Харм: Это действительно сложно узнать у фирмы о расчетном времени прибытия при путешествии в альтернативное измерение. Я пробовала.
Ева: Я просто хочу чтобы он вернулся, и я не хочу умереть.
Лорн: О, успокойся, маленькая цыпочка. Никто тебя и пальцем не тронет без разрешения Ангела.
Харм кивает: Да. У меня четкие инструкции. Никаких пыток. Ты полностью в безопастности.
Ева: Вы не понимаете. Какие-то глупые юридические приказы не будут иметь значения. Старшие партнеры:
Лорн: Никто не сможет пробить наши пуленепробиваемые двери, если только наш бесстрашный лидер этого не прикажет. Это место - крепость.

Включается сигнализация.

Харм: Ой.
Лорн испуганно: Та штука, которая идет за тобой, насколько она страшная по размеру, скажем с Терминатора?

К ним идет тот высокий мужчина в костюме.

Ева: О, Боже. Он здесь.
Харм усмехается: Этот парень? Он же просто красивый костюм.

Навстречу мужчине выходит охранник с пистолетом наголо.

Охранник: Хей, ты, остановись! Руки вверх!

Мужчина бьет его кулаком в живот и пробивает насквозь, окровавленный кулак торчит из спины охранника.

Лорн, Ева и Харм синхронно и очень панически орут.

Ад Линдси. Все те же.

Ангел: Я не могу поверить, что я это говорю, но мы здесь чтобы помочь.
Линдси: Окей. Убирайтесь. Сейчас же.
Ангел хватая его за грудки: Слушай, мы говорим тебе правду. Если не хочешь в нее верить - как хочешь. Но по любому ты пойдешь с нами.
Линдси вырывается: Уйди от меня!

Ангел замечает большой медальон на груди Линдси и срывает его.

Ангел: Может быть это поможет тебе прийти в чувство.

Линдси падает на пол, пару раз вздрагивает и поднимает глаза на Ангела.

Линдси хрипло: Ангел. (смотрит на нож на поясе Ангела) Сделай это быстро.
Ангел поднимая его за шкирку: Если бы я хотел убить тебя, это бы не было быстро.

Ганн пристально смотрит на лежащий на полу медальон.
Заходит улыбающаяся жена.

Спайк: О! Привет. Твой муженек просто показывал нам одну штуку:

Жена поднимает автомат и поливает всех огнем. Вампы и Ганн успевают спрятаться за диваном, Линдси стоит бараном. Ангел быстро утаскивает его за диван.

Спайк перекрикивая грохот автомата:
Кажется твоя жена немножко не в настроении.
Ангел: Заберите Линдси в машину! Идите! Сейчас же!

Ангел выскакивает из укрытия и бежит прямо на жену, которая выпускает в него пули. Ангел кричит от боли и падает перед ней. В это время Ганн и Спайк забирают Линдси. Жена добивает Ангела прикладом.
Парни выскакивают из дома и видят что их машины нет.

Спайк: Разве у нас не было машины?

Перед ними останавливается машинка мороженщика, там мужик с полуавтоматом открывает по ним огонь. Из-за угла выскакивает почтальон и тоже стреляет. Парни забегают обратно в дом. В доме разьяренный Ангел лупит жену Линдси по морде.

Спайк: Хей, наша кровавая тачка исчезла.
Ганн замечает Зака с автоматом: Пригнитесь!

Зак начинает палить. Все снова прыгают за диван.

Ганн орет: Мы должны найти Гнев.
Где Гнев?
Спайк орет: А где нет Гнева? Гнев тут повсюду!
Ангел: Линдси, думай. Ты знаешь где он?
Линдси: Я не знаю. Я не знаю!
Ганн выглядывает под огнем: Там дверь рядом с кухней. Может быть там выход, через подвал.
Линдси в панике: Нет! Мы не можем туда спускаться, только не в подвал!
Спайк: Тогда значит подвал.
Ганн: Думаю что мы нашли Гнев.
Линдси: Нет! Пожалуйста, не надо!

Ангел пинает диван в Зака и они бегут к двери в подвал. Быстро спускаются.

Линдси: Мы все умрем.
Ангел: Не сегодня.
Линдси в истерике: Каждый день.

Вольфрам и Харт. Открывается дверь кабинета, где находятся Ева, Лорн и Харм и заходит мужчина в костюме. Лорн вроде как даже прикрывает своим телом Еву.

Ева: Не дай мне умереть.

На мужчину напрыгивает Харм и пытается свернуть ему шею, но шея не сворачивается, хотя вампирша старается изо всех сил.

Харм с вампирским лицом сердито орет застывшим Лорну и Еве: Да бегите уже!

Мужчина отбрасывает Харт, вампирша ударяется о стол, по пути теряя туфельки и вырубается. Лорн и Ева забегают в лифт.

Ева: Закрой дверь!
Лорн судорожно нажимая на кнопку: Я же не польку танцую, ты, швабра! Чем, как ты думаешь, я занимаюсь:

Мужчина медленно идет к ним, двери лифта в последний момент закрываются.

Ад Линдси. Подвал. Посреди подвала стоит залитый кровью стол, возле него огромная груда вырванных сердец.

Спайк: Святое:
Ганн: Тут нет ничего святого.

Спайк наклоняется над сердцами и берет одно в руку.

Спайк брезгливо: Сердце? Чьи они?
Линдси: Мои.
Спайк роняет сердце: О.
Ангел Спайку: Попытайся найти дверь, выход наружу.
Спайк: С удовольствием. Чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше. (разглядывает пыточные прибамбасы)
Кто-то с этим развлекается.
Ангел резко: Спайк.

Все оборачиваются и смотрят на железную дверь, через решетку на двери виден пылающий огонь.

Спайк: Гнев?
Ангел: Может быть.
Спайк смотрит на огонь: А я тебе что говорил?

Ангел безуспешно дергает дверь.

Ганн: Замок мистический.
Ангел: Ну, а как же мы:
Линдси в ужасе: Он идет.
Спайк: Кто?
Линдси в панике: Он знает. Он всегда знает.
Спайк: Кто?
Ангел довольно испуганно глядя на кого-то: Он.

Из темного угла появляется здоровенный демон, обвешенный цепями и железными доспехами, в руке несет булаву с прикрепленным к ней цепью железным шаром с шипами.

Ангел: Ганн, охраняй Линдси!
Вперед.

Ганн тащит Линдси в сторону, Спайк входит в свой истинный облик, хватает секиру со стены и пытается рубиться с демоном, но тот его отшвыривает. В бой вступает Ангел, тоже схвативший какое-то оружие, но не потрудившийся принять вампирский облик. Его тоже отшвыривают как раз вовремя, чтобы успел вскочить Спайк. Спайк хватается за цепь, свисающую с потолка, раскачивается и ногами таранит демона. Тому хоть бы хны. Спайк падает и демон изо всех сил добивает его. Сзади нападает Ангел, наконец-то с вампирским лицом и секирой, но все равно получает по морде. Зато Спайк как раз успевает встать: Но не надолго. Снова в бой вступает Ангел, который нашел классную булаву с шипастым шаром. Демон отбирает у него булаву и хочет добить лежащего Ангела, но тут: Правильно, в это время поднимается Спайк: И сам получает шипастым шариком по почками. В очередной раз встает Ангел и собирается бросится на демона. Неожиданно демон замирает. И демон и Ангел с вампирским лицом смотрят как Ганн надевает себе на шею медальон Линдси.

Ангел: Ганн, нет! (возвращая человеческий облик) Что за черт ты делаешь?
Ганн: То, что нужно сделать.
Ангел: Я тебя тут не оставлю.
Ганн: Не ты устанавливаешь здесь правила. Их устанавливает Вольфрам и Харт. Если один уходит, другой должен остаться. Пустота невозможна.

Двери, закрывающие огонь, раскрываются.

Ангел: Ты знал.
Ганн с болью: Это штука насчет искупления.
Ангел тоже с болью: Ганн: (пауза, затем остальным) Пошли.
Спайк орет: Ты же это не кроваво серьезно!
Ганн: Когда я забуду, дверь закроется. Идите. Вы должны.

Вампы хватают Линдси и идут в огонь.

Ганн оглядываясь вокруг: Это где: я был: я: Я принадлежу: Я был: Что я делал? Почему я здесь внизу?
Голос жены: Дорогой, что ты там делаешь внизу?
Ганн улыбаясь: Я не знаю. Должно быть забыл.

Вольфрам и Харт. Подземный гараж. Из открывшихся дверей лифта выбегают Лорн и Ева.

Лорн запыхавшись: Мы пересечем границу с Канадой.
Ева: Ключи.

Лорн раскрывает ящичек на стене, там очень много ключей.

Лорн растерянно: Э:
Ева: Давай же.
Лорн: Э: э: О:

Лорн хватает первые попавшиеся ключи и щелкает брелоком. Где-то вдали откликается машина.

Лорн: Святой автопарк!
Ева замечает огни фар Камаро: Вот! Быстрее!
Лорн: Как она называется?

Лорн и Ева заскакивают в Камаро, Лорн заводит мотор.

Лорн: Тебе понравится Канада. Там куча дезертиров.
Ева: Поехали!

Машина не успевает отьехать, сверху на капот падают Спайк, Ангел и Линдси.

Лорн удивленно: А это что за чудо?
Спайк вскакивает и орет: Я в огне! (оглядывает себя) О, забудьте.
Ева выскакивая из машины: Линдси! (обнимает его) Что они с тобой сделали?
Ангел раздраженно: Он будет в порядке.
Спайк обиженно: Тогда как нас подстрелили и нас почти убил перекормленный анаболиками садо-мазо демон. Спасибо что спросила.
Ангел: Пойдемте наверх. (вампы тянут Линдси)
Ева: Осторожнее. Он ранен.
Лорн: Э, Ангел, ты должен знать что там очень высокий, хорошо одетый, э:
Где Ганн?

Ангел останавливается и молчит.

Лорн: Ангел?
Ангел: Он, э: он остался позади.
Лорн в шоке: Остался позади? Но ты же никогда не оставлял: (оба вампа смотрят в сторону) : или: я думаю, теперь мы так делаем. Вот как мы теперь делаем.

Небольшая металлическая дверь в стене подземного гаража начинает прогибаться под ударами.

Ева: О, Боже!
Лорн: Как я и сказал.

Мужчина в костюме ногой выбивает дверь и заходит.

Ангел: Черт: он действительно хорошо одет.
Ева отступая: Пожалуйста, не делай этого.

Ангел отпускает Линдси, тот мешком валится на пол, Ангел идет навстречу мужчине.

Ангел: Ева находится под моей защитой. Мы не можешь ее трогать.

Мужчина лезет во внутренний карман: напряженный момент: он достает ручку.

Спайк: Ой. Не ожидал этого.
Человек: Ты знаешь как это работает, Ева.
Ева умоляюще человеку: Ты мог бы поговорить со Старшими Партнерами. Скажи им что это ошибка.
Человек: Это невозможно. (достает документы)
Ангел делает шаг к нему: Я сказал - отвали.
Ева подходит, безнадежно: Не беспокойся, Ангел, все кончено.
Человек: Подпиши здесь. (Ева подписывает) Хорошая девочка.
Ангел: Что за черт происходит?
Человек вежливо улыбается: О, извините за вторжение. Я Маркус Гамильтон, ваш новый связник со Старшими Партнерами. (тычет Еве документ) И здесь.
Ангел: Ты - что?
Человек: Наряду с ее бессмертием и некоторыми другими привилегиями Ева передала ее обязанности мне.
О, и здесь инициалы. (Ева еще раз ставит свой автограф.)
Ангел сердито: Так это насчет контракта? Я думал, ты говорила что умрешь.
Ева грустно: И в один из дней я и умру.
Гамильтон: Старшие Партнеры почувствовали что настало время перемен. Ева слишком легко растерялась. Потеряла видение картины в целом.
Ева: Я влюбилась.
Гамильтон насмешливо: Да. Поздравляю. (Ева уходит, Маркус обращается к остальным) Кстати, отличный побег. Очень умно. Мы будем на связи. О, у меня есть несколько великолепных идей, не могу дождаться чтобы ими поделиться.
Ангел с нажимом: Это мой дом. Единственные идеи, которые в нем имеют значение - мои.
Гамильтон: Абсолютно. Такова политика компании. Старшие Партнеры поддерживают вас на сто процентов.
Ангел тихо: Сомневаюсь в этом.
Гамильтон: Жду не дождусь чтобы влиться в дружный коллектив. (Маркус кивает Ангелу) Ангел, (приветственный кивок Спайкушке) Спайк, добро пожаловать в команду. (уходит)

Вампы смотрят ему вслед в легком ступоре, стоя в абсолютно одинаковых позах, (Спайк перенял эту знаменитую позу у Ангела), Ева на полу нянчит Линдси. Лорн первым приходит в себя.

Лорн: Ну, он не такой уж и плохой.

Иллирия и Уес гуляют по крыше здания. Иллирия подставляет лицо ветру.

Уес: Ты в порядке?
Иллирия: Мне легче дышать.
Уес: Стены не так давят, когда ты их не видишь.
Иллирия: Но они все еще здесь.
Уес: Да.
Иллирия: Все, что я есть, это то, что я есть. Я жила семь жизней одновременно. Я была мощью и экстазом смерти. Я была богиней богов. А теперь: Я: я в ловушке на крыше. Только одна крыша: в одно время и в одном месте, с нестабильным человеком, который пьет слишком много виски и зовет меня Смарф. (Уес слегка смеется).

(Мульт сериальчик 'Смарфы', о маленьких голубых гномиках.)

Иллирия: Ты действительно мне не поклоняешься, да?
Уес: А ты действительно не можешь уйти.
Иллирия: Я: не знаю.
И я боюсь что в любом другом измерении в такой форме я буду всего лишь добычей для тех, кого я знала. Я воняю человечностью.
Уес: Не льсти себе.
Иллирия: Твой мир такой маленький. А вы запираете себя в еще меньшие комнатки. Вы закупориваете себя внутри: в комнатах, в рутине.
Уес: Есть вещи и похуже стен. Ужасные: и прекрасные. Если мы смотрим на них слишком долго, они прожигают нас насквозь. Это правда, которую мы не можем переносить. Не каждый день.
Иллирия тихо: Мы так слабы.
Уес: Да. Мы слабы.

Пентхаус Ангела. Лорн металлическим зажимом достает из Спайка пули.

Спайк: Ой. Осторожнее, зеленые джинсы!
Лорн: Да. Боюсь что у меня не такое нежное прикосновение, как у Фредикинс.
Спайк ворчит: Просто продолжай так же.

Напротив в кресле прижавшись друг к другу дремают Линдси и Ева. Из душа выходит переодетый и свеженький Ангел.

Линдси просыпается при его появлении: О, смотрите. Это герой часа.
Ангел: Я не твой герой. Я твой тюремщик.
Линдси ехидно: Это зависит от того, как посмотреть в зеркало.
Ангел ехидно: Я думал что несколько месяцев пыток в руках Старших Партнеров ранят тебя немножко глубже.
Линдси: Только поцарапали поверхность. Оказалось что они могут уничтожить тебя до такого предела, как ты сам думаешь, что заслуживаешь. Интересно, как с этим справится Ганн.
Ангел резко: Старшие Партнеры. Хочу знать все что ты знаешь о них. Об апокалипсисе, об их планах насчет меня.
Спайк: И насчет меня. Парень с ручкой сказал: 'Добро пожаловать в команду'. Это должно что-то означать.
Линдси: Ты знаешь то же что и я. Оглянись вокруг. Мир это выгребная яма: заполненная эгоистичными и жадными тварями. Мы живем, мы умираем. (Еве) Даже ты, малышка.
Ева жалобно: Линдси, перестань.
Линдси кривится: Все еще счастлива меня видеть?
Ангел: Да, ад на земле. Холланд Маннерс пытался продать мне эту идею три года назад.
Линдси усмехается: Ты уже доказал что он был неправ?
Ангел еще ехиднее: Все зависит от того, как посмотреть в зеркало. Знаешь, Линдси, мы можем философствовать всю ночь. Черт: Мы могли бы заниматься этим вечность, ха? Мне не нужно ни есть, ни спать, ни пить. А как насчет тебя? (берет стул и садится перед ним)
Линдси усмехаясь: Вот что мне нравится видеть: былого Ангела. Не берет никаких заложников, не заставляет страдать дураков. Как насчет этого? Это здесь. Это всегда было здесь. Глубже. Ты просто чертово туп, чтобы это увидеть.
Ангел: Увидеть что?
Линдси: Апокалипсис, чувак. Ты пропитан им.
Спайк: Я в свое время видел один или парочку апокалипсисов. Я бы знал, что это он, если бы он был у меня под носом.
Линдси: Не просто апокалипсис. Тот самый Апокалипсис. Что, как ты думал, должен был прозвучать гонг? Время вскочить на своих коней и начать грандиозную битву? Стартовый выстрел прозвучал давным-давно, мальчики. Вы играете за плохих парней. Каждый день ты сидишь за своим столом и еще лучше учишься как принимать мир таким, какой он есть. Ну, это и есть камень преткновения: герои так не делают. Герои не принимают мир таким, какой он есть. Они сражаются за него.
Ангел задумчиво: Ты говоришь, что все что мы делаем: это чтобы нас отвлечь и держать нас занятыми, чтобы мы не увидели то, что под покровом.
Линдси ухмыляется: Дзынь! У нас есть победитель! Мир продолжает сползать в хаос и деградацию, а что делаешь ты? Ты сидишь в своем большом кресле и подписываешь чеки, точно так, как и планировали Старшие Партнеры. Война уже здесь, Ангел. И ты уже потерял двоих солдат.

Ангел молчит.

Адское измерение Вольфрам и Харт. Ганн занимается с Заком. Жена готовит обед.

Ганн: Давай же, ты это знаешь.
Зак: Внешнее ядро.
Ганн: А под ним?
Зак: Внутреннее ядро.
Ганн: Под ним?
Зак: Глубже него: ничего.
Ганн: Просто мягкий пожеванный центр.
Зак: Ха-ха.
Триша: Хей, дорогой? Лампочка в духовке только что перегорела. Мне нужна лампочка из подвала.
Ганн: Э, там должны быть в шкафу в коридоре.
Триша: Там только обычные. Маленькие - внизу.
Ганн: Зак собирался рассказать мне о литосфере.
Триша подходя и обнимая Ганна: Она мне нужна вроде как сейчас.

Ганн тяжело вздыхает.

Конец


 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан