Предыдущая   На главную   Содержание
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

НЕ ИСЧЕЗНУВШИЕ

Ранее в Ангеле:

Линдси: Быть Черным Шипом - это быть инструментом Старших Партнеров на Земле. Это не будет замечено радаром Круга пока он не убьет одного из своих лейтенантов.

Ангел ломает Дрогину шею.

Демон пожимая руку Ангелу: Добро пожаловать в наши ряды.
Ганн жестко: Мы знаем что ты делал.

Ангел выбивает у Уеса ружье, Лорн стреляет ему из арбалета в плечо, Ангел хватает Лорна за шею.

Ангел поднимает красную штучку: Инволваре.
Хорошо, у нас есть шесть минут.
Спайк: До начала чего?
До разрушения покрывающего заклятия. Если кто-то снаружи интересуется - мы все еще рвем друг другу глотки.
Я говорю об убийстве каждого: отдельного: члена: Черного Шипа. (кадры демонов снимающих маски - Себассис, сенаторша, Вэйл) Нам нужно решить, стоит ли это того, чтобы за него умереть.
Спайк поднимает руку: Я за.
Уес: Я за.

За ними поднимают руки Ганн, и, более чем нехотя, Лорн.

Ангел с поднятой рукой: Значит мы согласны.
Спайк нерадостно: Ага. Мы все одна большая счастливая семья Мэнсона.

(Семья Мэнсона - банда, возглавляемая Чарльзом Мэнсоном, он создал из этой банды что-то вроде коммуны, а потом с помощью убийств и своей странной идиологии пытался устроить апокалипсис. Казнен в тюрьме.)

Ганн: Мы их убьем всех сразу?
Ангел: Мы не сможем. Круг Черного Шипа наиболее мощная группа в этом измерениии. Вместе, они стерли бы нас в порошок. Но по отдельности, они просто демоны.

Уес подходит и забирает у Ангела свой пистолет, отобранный во время схватки.

Уес: Когда мы начнем действовать?
Ангел: Скоро. А тем временем мы продолжим наши распри. Круг должен верить, что мы разделены.
Ганн: А что насчет Иллирии?
Ангел: А что насчет ее?
Ганн: Поступая таким образом, я бы не возражал против того, чтобы Синий Гром был на нашей стороне.
Ангел: Не могу доверять, что она перейдет на нашу сторону.
Лорн: О, верь мне. Она стала ручной. Она нянчится с Дрогином:
Ангел взволнованно: Она была с Дрогином?
Спайк: Расслабься. Они двое вполне нормально поладили.
Ангел: Вы должны пойти туда прямо сейчас.
Уес: Зачем, что случилось?
Ангел: Дрогин мертв.
Спайк подходя к Ангелу: И, э.. как ты это узнал, Крескин?

(Удивительный Крескин - популярный фокусник.)

Ангел вздыхая: Потому что я его убил.
Спайк в шоке: Что? (Ангел бьет его по лицу) О! Ты, сукин:

Спайк хочет вернуть удар, но Ангел перехватывает его за шею и прижимает к себе.

Маркус входит: Извините. Не знал, что у вас тут была: конференция.
Ангел отбрасывая от себя злого Спайка: Я просто делал заключительное заявление. Если только кто-то меня не расслышал. (все идут на выход) Это касается и тебя, Уес. Иллирия под твоей ответственностью. Убедись, что она не стала раздражительной.

Ангел захлопывает за ними дверь и остается наедине с Маркусом.

Маркус: Ну, у тебя тут появилась проблема.
Ангел: Ничего такого, о чем тебе нужно беспокоиться.
Маркус: О, не мне. Твоим новым друзьям, Черному Шипу. Они очень обеспокоены.
Ангел раздраженно: Скажи им послать мне напоминание. Я занят. Пытаюсь управлять бизнесом.
Марус язвительно: Ты можешь им сам сказать. Они хотят видеть тебя прямо сейчас. Никакого отдыха для грешника.

Маркус идет на выход, Ангел злобно смотрит ему вслед.

Заставка

Квартира Спайка. Полностью разгромленная. На полу лицом вниз валяется Иллирия.

Уес приподнимая ее: Иллирия.
Спайк: Кровавый ад.
Уес: Иллирия, ты можешь меня слышать?

Лицо Иллирии сильно разбито и покрыто кровью. Она с трудом открывает глаза.

Спайк: Кто это с тобой сделал?
Иллирия: Это был Гамильтон. Забрал Дрогина.
Лорн жутко нервно: Прямо к своему приятелю Ангелу. Я вам говорю. Наш бесстрашный лидер бесстрашно все растерял. Никакая часть этого не имеет смысла. Я имею в виду, мы можем быть следующими.
Ганн: Я не думаю, что нас здесь подслушивают.
Лорн: Я не играю на публику, Ганн. Я вам говорю, я все еще не доверяю этому парню.
Ганн: Мы и не должны доверять ему. Мы просто должны молиться чтобы Черный Шип:доверял.

Собрание Черного Шипа. На столе выжжен символ. Члены Шипа молятся. Присутствуют все наши знакомые, плюс Ангел, плюс раб Себассиса с завязанными глазами.

Все: : всемирное горе, соберись.
Все связано кругом и его шипами...
невидимыми, нерушимыми.
Мы, семена шторма, в центре всемирного горя, теперь собираемся.
Себассис Ангелу, жестко: Круг не выносит тайн.
Ангел ехидно: Что странно для тайного общества.
Себассис сердито: Помни свое место, вампир. (дает знак рабу, тот направляется к Вэйлу)
Ангел: Мое место в Круге.
Себассис: Восстание, произошедшее этим утром не осталось незамеченным.
Ангел: Вы имеете в виду моих людей.
Себассис: Они пытались тебя убить. По меньшей мере это оскорбление.
Вэйл: И катящийся камень, приводящий к бедствию. Ты поднялся наверх, Ангел. Ты не должен быть обременен подобными: (задыхается и видит, как раб Себассиса присосался к его трубочке с кровью от капельницы) А! Себассис, твой слуга снова перепутал мои физиологические жидкости!

Вэйл бьет раба Себассиса, Ангел отталкивает раба рукой в сторону.

Ангел: Мои люди - это проблема?
Себассис: Некоторые из них - да.
Ангел с интересом: Некоторые? Кого надо зарезать?
Вэйл: Мы заинтересованы в мистере Виндам-Прайсе. Он кажется интригующе нестабильным.
Сенаторша: С другой стороны мистер Ганн очень стабилен. А жалко. У него такой большой потенциал.
Себассис: Он не является, однако, самым большим нашим беспокойством.
Ангел: Если следующие слова, которые выйдут из вашего рта, будут 'убей Спайка' мы возможно, должны будем поцеловаться. (ухмыляется)
Себассис: Спайк - это не угроза. Угроза - ты. (дает знак черту, черт достает свиток)
Ты доказал свою верность Кругу.
Прискорбно, но есть нечто более сильное, чем верность. Надежда.
Ангел глядя на свиток: Это пророчество Шан-шу.
Себассис: В оригинале.
Сенаторша: 'Вампир с душой будет играть ключевую роль в апокалипсисе'.
Вэйл: 'И в награду, он станет человеком'.

В глазах Ангела боль, но он берет себя в руки.

Себассис: Параноик мог бы подумать, что ты пытаешься манипулировать нами: в попытке выполнить это пророчество.
Ангел: У меня нет никакого желания становиться человеком.
Себассис: О, хорошо. Тогда ты не будешь возражать, чтобы подписать отказ от такого противного будущего. (черт достает ручку) Через этот документ, пророчество может быть уничтожено. Твоя подпись здесь удалит любую возможность, что ты когда нибудь заслужишь свою некогда драгоценную человечность.
Ты это подпишешь?
Ангел поднимая на Себассиса злые глаза: Конечно.

Ангел тянется за ручкой, но черт вбивает ее Ангелу в ладонь другой руки. Ангел стонет.

Черт: Это должно быть подписано кровью.

Ангел зло смотрит на черта, со стоном выдирает ручку из ладони и черкает подпись на пророчестве кровью. (Ничего похожего на его обычную подпись 'Ангел'!) Затем смотрит на Себассиса. В глазах боль и вызов.

Вольфрам и Харт. Ангел хмурствует у окна, глядя на солнце. Практически плачет. Открывается дверь, заходит Харм.

Харм: Э: Ангел? Мне просто интересно, где все.
Ангел: Ты когда нибудь скучала за этим? (пауза, Харм не понимает) Ты была обращена, когда, пять лет назад?
Харм: О, это. Да. Ночь выпускного.
Я не знаю. Это странно. Часть меня всегда знала, что моя жизнь закончится после окончания школы. Я была очень популярна, знаешь. Вся эта штука насчет 'золотых лет'.
Ангел: Я не помню, как это быть человеком. Это было так давно.
Харм: Не очень классно. Прыщи, перхоть, смертность. Хотя.. я помню: (улыбается) :мое сердце. Как оно билось, когда я впервые поцеловалась с действительно горячим мальчиком. (грустно) Это было круто. (пауза) Ангел, что-то идет не так, а? (Ангел наконец-то оборачивается к ней) И все в курсе, кроме меня.
Ангел: Ты не часть этого.
Харм: Я могла бы быть. В конце концов, я же твой ассистент. Я могла бы, я не знаю, ассистировать тебе или что-то вроде того.
Ангел: Гамильтон.
Харм: Гамильтон?
Ангел: Мне нужно кое-что сделать, обеспечить незаметный визит к эрц-герцогу Себассису. Мне бы хотелось держать нашу связь вне поля зрения.
Харм: Вне поля зрения? (вздыхает) Это там, где я живу.
Ангел: Отвлеки его. Меня не заботит, как. Займи его какими-то проблемами, какими то документами. Просто держи его занятым так долго, как сможешь.
Харм: А что ты сейчас собираешься делать?
Ангел уходит: Еще одну вещь, которую я не хочу делать.

Кадры - Ангел подписывает отказ от Шан-шу.

Чуть позже. Кабинет Ангела.
Ангел разговаривает в Линдси.

Линдси: Ты наверное шутишь.
Почему на зеленой и зеленеющей Божьей земле я доверял бы тебе? Ха? Или ты доверял бы мне?
Ангел: Потому что дело не в нас, Линдси.
Это о них. Волк, овен, олень. Те, с кем мы боролись вечно.
Линдси: Ты не сможешь побить их.
Ангел: Можеть быть они здесь не для того, чтобы их побили. Может быть они здесь для того, чтобы с ними боролись. Может быть борьба с ними это то, что так замечательно делает людей сильнее.
Линдси: Ты же говоришь не о той силе, которой обладают люди.
Это же не просто домогаться задницы твоего соседа, работы твоего приятеля, последнего 'Малломара' в коробке.

(Малломар - что-то вроде конфет 'Зефир в шоколаде')

Линдси: Ты говоришь о борьбе с плотью и чем-то, что заменяет им кровь: с демонами с огромной силой, и они сотрут тебя в порошок.
Ангел: Возможно. Но я все еще думаю, что однажды этот мир принадлежал им, а теперь нет.
Линдси: Разве не принадлежит?
Ангел: Давай, подбрось мне речь 'ад на земле', Линдси. Я знаю, насколько все плохо, как много влияния имеют демоны. Я был когда-то самым великим массовым убийцей, которого ты только встречал.
Линдси ухмыляясь: Я никогда тебя в этом не поддерживал, а?
Ангел: Здесь всегда будет сила, и здесь всегда будет коррупция.
Линдси: Поэтому опять, я тебя и спрашиваю:
Ангел: Потому что это не то, что ожидают от меня, что я сделаю. Потому что ты хорош в бою. И давай скажем так - мы выиграем Джек-пот и все пойдет нашим путем. Мы порвем эту фирму, и кто-то должен будет прийти на ее место. И я знаю, чего ты хочешь. И мне будет намного удобнее с мыслью, что именно ты на этой позиции, а не кто-нибудь еще.
Линдси: К дьяволу ты это знаешь.
Ангел усмехаясь: Это будешь ты.
Линдси: А что если выпадет ноль?
Ангел: Скажешь, что ты не был причастен. Скажешь, что я силой заставил тебя помочь мне. Скажешь, что я сделал свое страшное лицо.
Линдси: Веришь или нет, я вообще-то говорил о тебе. Я имею в виду, тебя хоть заботит то, что тебя раздавят как жука?
Ангел: Разве ты не слышал, что я говорил? Точно как и несколько лет назад.
Линдси: Ну, ты любишь устраивать маленькие спичи, правильно? А я в это время улетучиваюсь. У меня уже есть шпаргалка на тему 'Честь и человечность, абсолютное добро'. Я уже слышал это. Итак, у нас тут закрученный заговор. Я за.
Ангел: Почему?
Линдси: Все зациклились на твоей душе, вампир с душей. И никто даже не упоминает тот факт, что ты действительно вампир с яйцами великого военного стратега. Это будет цирк! Я имею в виду, победа или поражение, ты ввязываешься в самую страшную борьбу: с тех пор как человечество вышвырнуло последнего демона из этого измерения. И ты этого не сделаешь без меня. Если ты хочешь меня, я в твоей команде.

Ангел тяжело вздыхает, а потом оборачивается к нему.

Ангел: Я хочу тебя, Линдси. (пауза) Я думаю о том, чтобы перефразировать это.
Линдси смущенно: Да, я думаю, мне будет комфортнее, если ты это сделаешь.
Ангел тихо: Ага.

Квартира Спайка. Иллирия лежит на кровати, с ней нянчится Уес.
Ганн, Лорн и Спайк стоят в стороне.

Спайк: Как она?
Уес: Ей нужно больше заботы, чем я могу ей здесь дать. Мне нужно принести из дома некоторые мои запасы. Присмотрите за ней вместо меня.
Спайк: До черта прекрасно у нас это получится, если Гамильтон решит еще раз сюда заскочить.
Ангел заходит: Это сделал Гамильтон?
Лорн язвительно: Ты не знал?
Ангел: Он привел Дрогина.
Уес с нажимом: В Круг, чтобы ты мог убить его, чтобы доказать, что ты перешел на их сторону.

Ангел зажмуривается от боли.

Лорн продолжает язвить: Да. Скажи, есть еще какие-нибудь советы, как быть героем, чтобы мы могли поделиться этим с мальчиками и девочками дома?
Ангел: У меня не было выбора. Они бы убили нас двоих:
Ганн: Мы поняли. Мы просто хотим знать, возможно им нужны будут остальные из нас, как доказательство.
Спайк: Забирая нас один за одним, знаешь?
Ангел: Нет, им не будет нужно. Мы их убьем всех сегодня ночью. (чуть улыбается) Я хочу чтобы вы все кое-что сделали для меня, для себя. Возьмите выходной.
Спайк: Что?
Ганн: Ангел, если мы планируем убить элитные силы апокалипсиса сегодня ночью: разве мы не должны готовиться?
Ангел: Мы будем готовы. Но, сегодня, я хочу, парни, чтобы вы прогулялись. Живите. Делаете то, что хотите. Проживите этот день, как последний. Потому что, возможно, так оно и есть.

Сцена. Огни рампы. Лорн поет очень красивую песню.

Лорн: Если бы миром правил я,
Каждый день был бы первым днем весны,
В каждом сердце были бы новые песни слышны,
И мы бы пели от радости каждое утро:

Колледж. Ангел находит своего сына. Долго смотрит на него прежде чем решается подойти.

Ангел: Привет.

Сосредоточенно глядящий в книгу Коннор поднимает голову. Когда он узнает Ангела, его лицо светлеет и он слегка улыбается.

Панковский бар. Спайк надирается выпивкой.

Спайк бармену: А. Хорошая толпа.
Бармен: Здесь может стать очень хреново. Должен предупредить тебя.
Спайк: А я за этим и пришел. (выпивает еще стакан) Еще парочку для храбрости и я смогу сделать свое присутствие запоминающимся.
Панк: Тебя похоронят.
Спайк слабо ухмыляется: Ну, у меня никогда не было надлежащих похорон.

Энни из центра помощи подросткам грузит коробки. Замечает подходящего к ней Ганна.

Энни: Чарльз!
Ганн: Энни, как ты? (обнимает ее)
Энни: О, просто замечательно, я полагаю. Получила пожертвование - набор мебели. Собираюсь перевезти это в новый приют.
Ганн: Все еще сражаешься на стороне добра, а?
Энни смеясь: Что-то вроде того. А как дела в городе?
Ганн помогая ей с коробками: Ну, больше борьбы, меньше добра. Видела Ронделла или ребят? Я походил по старым местам, и никого не увидел.
Энни: Они должны быть где-то здесь. Сказали, что они собираются помочь мне грузить эти вещи. Хотя ты знаешь, как это бывает. Что-то случается.
Ганн: Да. У тебя еще были проблемы с вампирами в эти дни?
Энни: Они никогда не уходят навсегда. Хотя мальчики с этим нас выручают. Мы в относительной безопастности. Это дает мне время концентрироваться на мелких вещах. Крэк, беглецы из дома, жертвы плохого обращения в семье, психопаты: вся та же старая банда.
Ганн: Да, я помню.
Энни: Все не так плохо. У нас есть несколько действительно приличных пожертвований и это помогает. Мы фактически оплатили штат психиатрической помощи на неполный рабочий день.
Ганн задумчиво, с жуткой болью: Что, если бы я сказал тебе, что это не поможет? Если бы ты узнала, что все, что ты делаешь - ничего из этого не имеет значения? Что все это контролируется силами, более мощными и бессердечными, чем мы можем себе представить: и они никогда не позволят этой ситуации здесь стать лучше? Что бы ты делала?
Энни: Я загружала бы этот грузовик пока сюда не придет новое пожертвование. (Ганн согласно кивает) Хочешь мне помочь?
Ганн облегченно улыбаясь: Да.

Они хватают с двух сторон диванчик.

Ганн: Один, два, три. (поднимают и тащат в грузовик)

Квартира Спайка. Уес готовит лекарство для Иллирии.

Иллирия: Я не понимаю.
Уес: Это поможет тебе быстрее выздороветь. Если ты действительно планируешь присоединится к нам в этой битве.
Иллирия: Я буду сражаться. (со злостью) Я была сломлена и оскорблена. Я верну каждый удар, каждое жало. Я порву своих врагов в клочья: вырву их глаза на такое расстояние, чтобы повернуть их назад к их искалеченным лицам.
Уес иронично: Ты очень вдохновляющая личность. Я это уже упоминал?
Иллирия: Ты - это то,что я не могу понять.
Уес: И чем я таким отличаюсь? (заклеивает ей раны)
Иллирия: Ангел сказал тебе делать все, что ты хочешь: Сегодня: этой ночью вы, возможно, все будете мертвы.
Уес: Да. Правильно поняла.
Иллирия: Я - не то, что ты хочешь.
Уес отходит от нее: Не то.
Иллирия: Тогда почему:
Уес: Почему я не ухожу и не проживаю последний прекрасный день? Не нюхаю цветы, или не прыгаю с парашютом или не посещаю Госпожу Шлепки или чтобы оно к черту не было подходящим для такой ситуации?
Иллирия: Госпожа чего?
Уес: Для меня нет никакого идеального дня, Иллирия. Нет никакого заката или живописи или хорошо выдержанного виски: что подведет итог моей жизни и сделает сегодняшний вечер чем-то: Нет ничего, чего бы я хотел.
Иллирия: Ты хочешь быть с Фред.
Уес: Да. Да, вот бы где я был, если бы мог.
Иллирия: Я могла бы принять ее форму, сделать ее снова живой для тебя. Но ты меня никогда не просил об этом.
Уес: Первый урок, который усваивает Наблюдатель - это отделять правду от иллюзии: потому что в мире магии это самая трудная вещь. Правда в том, что Фред умерла. Притворяться, что это не так - было бы ложью. И пока я действительно не собирусь умирать сегодня ночью, я не приму лжи. (смотрит на ее рану под повязкой) Так лучше?
Иллирия: Так лучше.

Бар панков. Спайк читает свои стихи. В одной руке микрофон, в другой - стакан недопитого пива. Смотрит вниз. Голос не дрожит, но видно, как он волнуется. В зале полная тишина, только позвякивают стаканы.

Спайк: Моя душа завернута суровой передышкой.
Полночь спускается, в черных, как ворон, одеждах. Но мягких. Созерцай!
Солнечный луч:
отрезает полоску мерцающего света..
Мое сердце расправляет крылья.
Оно наполняется до отказа.
Вдохновляясь твоей красотой:
Лучезарной.

Панк восторженно: Да!

Аплодисменты, всем понравилось.

Другой панк: Это было отлично, чувак.

Спайк удивлен, затем обрадован.

Спайк вскакивая и улыбаясь: Спасибо! Это было для Сесили. Хорошо, следующий называется 'Распутное безумие моей мамы'.

Колледж. Ангел и Коннор.

Коннор: Так она оборотень.
Ангел: И учится на художницу. Она делает такую замечательную глиняную посуду. Она сделала мне вазу. (довольно улыбается)
Коннор: Но та волчья часть, это именно она тебя привлекает? Полнолунная любовь, я прав? Развевающияся шерсть?
Ангел очень растерянно: А?
Коннор: Так значит вампиры действительно не понимают шуток.
Ангел чуть обиженно: Я понимаю шутки. Я присутствовал при первой записи на пленку шоу Кэрола Банетта. Тим Конвей был в ударе. Это было что-то.
Коннор: Я знаю, что ты мой отец.
Ангел не удивлен, но опускает глаза: К тебе вернулась твоя память.
Коннор: Да, она смешалась с новой. Похоже на что-то вроде: плохого сна. Который у меня был, я полагаю. Очень странный, исполненный насилием: и временами ни к селу ни к городу: эротический: сон.
Ангел: У тебя наверное много вопросов.
Коннор: Нет. Я не хочу в этом разбираться. Знаешь, я понял, что ты сделал. И знаешь :я благодарен. Это все, что я хочу знать, окей?

Ангел почти плачет, потом берет себя в руки.

Ангел: Итак, над чем ты работаешь?
Коннор: Я, э.. пишу прошение об интернатуре. Мне нужно написать резюме.
Ангел: Тебе помочь?
Коннор: Ты раньше писал резюме? Когда нибудь?
Ангел: Нет. Но у меня очень красивый почерк.
Коннор улыбаясь: Как у девчонки.

Квартира Линдси (или Евы) Они целуются на диване.

Линдси: О чем ты думаешь?
Ева: Об Ангеле. (браво!)
Линдси: Ты просто не могла сказать ничего более плохого, чем это.
Ева: Ну, ты знаешь, что я имею в виду.
Линдси: Я знаю. Приятно знать, что ты одна из немногих вещей в моей жизни, на которую он еще не наложил свою руку.
Ева: Я не верю, что Ангел доверяет тебе.
Линдси: Дело не в этом, любимая. Дело в том, в чем он нуждается. И прямо сейчас ему нужна любая помощь, которую он может получить. Пока я буду играть на его стороне, он будет плясать под мою дудку. А когда дым рассеется, тогда мы и увидим, где стоим.
Ева: Ты уверен, что можешь справиться с Сарвинами?
Линдси: Они посылают меня с мальчиком-караоке. Ну, разве демоны смогут продержаться, а?
Ева в волнении: С Лорном?
Линдси: Что такое? Беспокоишься о его пророческом даре? Он тебе сказал, что у тебя дерьмовое будущее? Он наверное сказал тебе это, чтобы запугать.
Ева: Да, возможно.
Линдси: Если все пойдет не так, я хочу чтобы ты к черту стояла в стороне от этого. Не собираюсь позволить, чтобы что-то с тобой случилось. Проклятье, девочка, ты отдала свое бессмертие ради меня. Это не влезает в рамки волшебной сказки.
Ева: Мы живем не в сказке.

Они снова целуются.

Кадры ночного Лос Анджелеса. Обалденно красиво.
Квартира Спайка. Все в сборе.

Ангел: Возможно, это будет звучать несколько претензионно, но: один из вас предаст меня.

Спайк нетерпеливо тянет руку вверх.

Ангел: Уес.
Спайк расстроенно: О. А можно мне отречься от тебя три раза?
Ангел: Вэйл - их колдун. (кадры с Вэйлом) Ты знаешь игру. Ты видел, где он живет. Он верит, что ты мог бы меня предать.
Уес действительно обиженно: Это не очень лестно.
Ангел: Это поможет тебе там начать.

Уес согласно кивает.

Ангел: Иллирия, Иззериал Дьявол и еще три других члена Круга обедают вместе почти каждую ночь. (кадры демонов)
Иллирия: Я заберу их позвоночники в качестве трофеев.
Ангел: Хорошо тебя иметь в своей команде. Ганн:
Ганн: Йо!
Ангел: У твоего друга, сенаторши Бракер есть предвыборный штаб в Восточном ЛА. (кадры с сенаторшей) Ты уже знаешь, что она - чистое творение ада... и она имеет привычку окружать себя вампирами.
Ганн: Я надеялся, что это будут вампы. Не очень много распылял их в этом году. (Спайку) Не обижайся.
Спайк: Все в порядке.
Ангел: Спайк:
Спайк вставая и вызывающе глядя на Ангела: Хорошо. Прежде всего - я не буду носить никаких амулетов. Никаких браслетов, брошек, бусинок, кулончиков, булавок и колечек.
Ангел усмехаясь: Чудесно. Все что тебе будет нужно - погремушка.
Спайк: А, ребенок.
Ангел: И легион Братства Свирепых. Я хочу чтобы ребенок вернулся к его матери, а его приемная семья была расчленена.
Спайк кивает: Будет сделано.
Ангел: У эрц-герцога Себассиса более чем 40 тысяч демонов в команде. Другие члены совета боятся его. Он ключевой игрок, поэтому он мой.

Кадры - Себассис нежится в ванне, раб достает из своего запястья затычку и наливает свою кровь в бокал Себассиса.

Ангел: Лорн:
Лорн: О, я не боец, Ангельские крылышки. Никогда этого не переваривал. Кажется что я твое самое слабое звено.
Ангел: Мне нужно, чтобы ты прикрыл Линдси.
Уес: Все еще не могу поверить, что ты его привлек.
Ангел: Он часть этого. Это будет так же опасно для него, как и для каждого из нашей команды.

Квартира Хармони. Вампирша в постели. Лежит с довольным видом, в уголке ее рта кровь. Маркус вытирает капельку крови и Харм облизывает его палец. Остатки со своего пальца Маркус облизывает сам.

Харм: Ммм. С каждым днем все лучше и лучше. (берет бокал с кровью) В любом случае:
Маркус вопросительно: Ммм.
Харм: Насчет секретного плана Ангела:

Квартира Спайка. Парни собираются уходить.

Ганн: Итак, я полагаю, что мы не собираемся возвращаться после этого в офис.
Ангел: Переулок на северной стороне Гипериона. Все, кто справится, будет встречаться там. Если мы нанесем хоть какой-то ущерб, то Старшие партнеры прольют на нас адский дождь. Так что будьте готовы.
Лорн очень расстроено и хмуро Ангелу: Хей, Анг: э: Я сделаю эту последнюю вещь для тебя, для нас, но затем я вне игры. (Ангел удивлен) И ты не найдешь меня в переулке после всего этого. Черт, ты вообще меня не найдешь. Сделай мне одолжение. Не пытайся. (уходит)
Ганн мрачно: День прошел так быстро, ха?
Иллирия: Постарайся не умереть. Ты не так уж неприятен для моих глаз.
Ганн: Э: спасибо. Ты.. тоже постарайся не умирать. (пожимает руку Уесу) Увидимся.

Уес на выходе оборачивается и смотрит на Ангела долгим взглядом. Затем чуть кивает.

Спайк Ангелу: Как ты думаешь, что все это означает для Шан-шу пугала? Если мы через все это пройдем, то один из нас станет настоящим мальчиком?
Ангел: Кого ты обманываешь? Мы не пройдем через это.
Спайк вхдыхает: Ну, хотя бы это будешь не ты.

Замок Вэйла. Колдун ест супчик. Из крови и чего-то малоаппетитного, может быть внутренностей. Но с петрушечкой.

Вэйл: Мне любопытно. Ммм. Что заставило тебя думать, что я не убью тебя там где ты сидишь?
Уес: Потому что ты умнее остальных. Достаточно умный, чтобы сомневаться в Ангеле. И это справедливо. Он непредсказуемый. И хуже того у него есть совесть.
Вэйл: Ты привел очень убедительный аргумент.
Уес: Подожди. Есть еще лучше.

Уес раскрывает ладонь, на ней клубится шарик огня.

Братство Свирепых. Демоны куда-то идут, на них надеты балахоны с капюшонами. Из под одного из капюшонов выглядывает Спайк. Слышен плач ребенка.

Предвыборный штаб сенаторши. Она говорит по телефону.

Сенаторша: Я не могу официально прокомментировать это. Но, не для печати, если недавнее признание мистера Конли верно, тогда он очень больной человек, которому нужна профессиональная помощь. Одна из целей моего следующего пребывания в Вашингтоне будет: более строгие федеральные генеральные линии..

Развязной походочкой в штаб заходит Ганн, на него бросается один из парней, Ганн начинает драку.

Жилище демонов Сарвин. Птички в клетках, восточные ковры, кальяны. Линдси выбивает дверь вместе с пришпиленным к ней демоном.

Темная улица. Наш знакомый черт, придерживая хвост, садится в машину в компании нескольких парней. Водитель зажигает фары и освещает стоящую перед машиной Иллирию.

Вольфрам и Харт. Открываются двери лифта, выходит Ангел.

Ангел: Хармони, где Гамильтон?
Харм улыбается: В комнате для отчетов. Я его отвлекала, как ты и сказал.
Ангел: Хорошо. Я хочу заскочить в пентхауз, но приготовь мою машину. И просто: удостоверься, что Гамильтон все еще занят.
Харм: Без проблем, босс.

Ангел заходит в свой пентхауз и достает из коробки кривой небольшой меч.

Маркус, выходя из тени: Уходишь пообедать?
Ангел: А что? Хочешь накрыть столик здесь?
Маркус: Я слышал, у тебя уже есть планы. (глядя на меч) Хочешь взять это с собой, когда пойдешь в гости к Себассису? И почему я не думаю, что это подарок?

Ангел поднимает на Маркуса нехорошие глаза и тут же получает по мордасам. Маркус швыряет Ангела в окно, он пролетает по улице, залетает через другое окно и со стоном приземляется прямо в холле, перед Хармони.

Харм испуганно: О, мой Бог.
Ангел хрипло: Гамильтон:
Харм жалобно: Он не мой бойфренд. Я имею в виду, я конечно же не предавала тебя.
Ангел: Кончай притворяться, Харм.
Харм еще жалобнее: Я не притворяюсь. Я действительно так нервничаю.
Ангел: Я знал, что ты меня подставишь. Я просто не знал, когда.
Харм возмущенно: Что ты имеешь в виду - ты знал?
Ангел сердито-обиженно: Верность у тебя явно не на первом месте.
Харм возмущенно: О, правда? Хочу чтобы ты знал, я проклято верная, ты, тупая задница.
Ангел сердито: Ты меня предала. Ты предаешь меня даже сейчас, пока мы разговариваем.
Харм орет: Потому что ты мне никогда не доверял.
Ангел орет: Нет, потому что у тебя нет никакой души.
Харм: У меня бы она была, если б ты доверял мне.
Ангел: Убирайся из здания.
Харм удивленно: Ты меня увольняешь?
Ангел: Кроме всего прочего, да.
Харм: Как думаешь, я могу получить рекомендацию? (просяще улыбается)
Ангел: Да, окей.
Харм: Но, видишь ли, если ты не успеешь прожить достаточно долго, то как же:
Ангел: Она уже в твоем столе.
Харм очень радостно: О, ты самый лучший!

Заходит Гамильтон. Ангел медленно идет ему навстречу.

Харм с рекомендацией и розовой сумочкой в руках улыбается им обоим.

Харм: Удачи. Э, пусть победит сильнейший? (убегает)
Маркус: Итак.
Ангел: Да.

Ангел резко бьет его в солнечное сплетение, но Маркус как скала. Ангел больно ушиб руку, трясет ею.

Ангел расстроенно: Что, совсем не было больно?
Маркус: Немножко.

Маркус схватает Ангела за горло и поднимает над полом.

Маркус: Но это часть работы.

Отшвыривает от себя Ангела. По пути Ангел врезается в деревянный столб и разбивает его вдребезги. Лежит на полу, стонет. Маркус гуляет над ним, затем поднимает на ноги.

Маркус: Старшие партнеры израсходовали ужасно много времени и ресурсов на тебя. Лично я бы сказал им, чтобы они так не старались.

Маркус бросает Ангела в деревянный щит в надписью 'Вольфрам и Харт', тот вдребезги тоже.

Маркус: Ты был мусором в сточной канаве, и там тебе и следовало оставаться: напиваясь и влача жалкое незаметное существование.
Но судьба вмешалась и сделала тебя вампиром: с душой, не меньше. Чемпионом, героем для людей. Но ты все еще умудряешься подводить каждого, кто рядом с собой. Дойла, Корделию, Фред. Они все погибли. Настало время тебе отравиться за ними. (хватает Ангела и держит перед собой) Ты действительно думал что сможешь убить эрц-герцога Себассиса?
Ангел ухмыляясь: Нет. Я думаю, я уже убил.

Кадры: Себассис, нежась в ванне, пьет из бокала голубую кровь своего раба. Начинает задыхаться, смотрит в сторону раба и видит, что тот мертв.

Ангел: Я отравил его напиток.

Кадры: Ангел на совещании Черного Шипа отталкивает раскрытой ладонью раба в сторону, крупным планом ладонь, там повернутый внутрь перстень с иголочкой.
Карды - Себассис роняет бокал.

Ангел: Я подумал, что ты один из тех, с кем бы мне хотелось остаться наедине.
Маркус растерянно: Почему? Чтобы я мог убить тебя?
Ангел расстроенно: Ну, я думал, наша драка пойдет немного лучше.
Маркус сочувствующе: О. (швыряет Ангела вниз)

Братство Свирепых. Ребенок улыбается в кроватке. Над ним стоит Спайк в балахоне с капюшоном.

Спайк: Привет, Джуниор. Меня зовут Спайк. И к счастью для тебя, я на очень строгой диете.

Спайк забирает ребенка, разворачивается и видит трех братьев Свирепых с мечами.

Демон: Положи Священный Сосуд обратно в колыбельку.

Спайк смотрит на ребенка, малыш отрицательно качает головой. Спайк вздыхает и затем сбрасывает балахон.

Спайк: Правильно.

Спайк бросается на демонов. Одной рукой он сражается мечом, другой держит ребенка.

Восточные демоны Сарвин. Линдси ожесточенно рубится с ними.

Замок Вэйла. Вейл летит на пол, теряя капельницу. На него торжественно надвигается Уес.

Уес: Твое влияние на этот мир окончено. Остальная часть круга засохнет и умрет, (Уес зажигает на ладони огонь) так же как и ты.
Вэйл: Ты не знаешь, с кем ты имеешь дело, мальчик, а? (забирает огонь Уеса в свою ладонь) Я имею в виду, действительно. Я смешивал с дерьмом и лучшую магию, чем эта. А теперь дай я тебе покажу, что может делать настоящий колдун: (швыряет что-то в Уеса, того отбрасывает)

Вольфрам и Харт. Ангел дерется с Маркусом.

Маркус: Зачем ты продолжаешь сражаться? Ты отрекся от Шан-шу. В этом больше ничего нет для тебя.
Ангел задыхаясь: Люди, которых ничего не заботит никогда не поймут людей, которых заботит.

Маркус бьет его по лицу. Ангел летит.

Маркус: Да, но нас это тоже не заботит.

Маркус медленно идет к лежащему лицом вверх Ангелу, по пути берет деревянный обломок, присаживается рядом, приподнимает одной рукой Ангела, другой рукой направляет на него кол. Окровавленный Ангел только трясет головой от боли. Неожиданно Маркус сильно получает по морде и отлетает назад.

Коннор: Заботиться о чем, об одежде для неудачников?

Коннор подает руку Ангелу, помогая поднятся.

Ангел хрипит: Какого черта ты тут делаешь?
Коннор: Перестань. Ты заскочил на чашку кофе и мир не катится к черту? Я тебя умоляю.

Ангел закатывает глаза.

Предвыборный штаб сенаторши. Ганн дерется с охраной, сенаторша пытается продолжать давать интервью по телефону, одновременно подбадривая своих вампиров.

Сенаторша: Ваши семьи защищены: от педофилов и других подонков: даже в правительстве Соединенных Штатов:(Ганн швыряет ей топорик в лицо) А! (сенаторша падает)
Ганн ехидно: Кажется вам ребята нужно найти нового кандидата. (подходит еще целая куча вампов) И вы еще удивляетесь, почему ребята не ходят на выборы.

Из рукавов Ганна выскакивают два кола на пружинах и он начинает распылять вампов. А вампы начинают его бить.

Вдрызг помятая машина черта. Иллирия решительно уходит.

Ева очень нервничает ходя из угла в угол в одном из кабинетов Вольфрам и Харт.

Лорн осторожно переступает через порубанных в капусту демонов. Линдси тщательно отмывает руки от крови в умывальнике.

Линдси: Эти парни были придурками.
Лорн: А сейчас они - мясная нарезка.
Сильный демон или нет, ты точно мастер фехтования на мечах.
Линдси довольно усмехаясь: Ну, я бы не смог этого сделать без той высокой ноты из 'Парк Мак-Артур'.
Лорн: Убивает их всякий раз.
Линдси: Слышно что-нибудь от остальной команды?
Лорн грустно: Все что я знаю, мы - остаток команды. Я не слышал ни писка.
Линдси закрывая кран: Это странно.
Лорн: Они позвонят.
Линдси: Нет, я имел в виду меня, говорящего 'команда'.. и значение этого. Вроде как нравится это чувство.
Лорн мрачно: Да, сегодня.
Линдси: Ты действительно порвал с ними?
Лорн: Эта работа больше не для меня.
Она потеряла вкус.
Линдси: Ну и ну, а я думал, что все просто становится интереснее.
Лорн кривится: Да, могу поспорить, ты так и думал.
Линдси: Ты мне не доверяешь. Ты не думаешь, что человек может измениться?
Лорн: Не важно что думаю я. Это был план Ангела. (тяжело вздыхает)
Линдси улыбаясь: Перестань. Я могу спеть для тебя.
Лорн: Я уже слышал твою песню.

Лорн решительно и быстро пару раз стреляет из пистолета в Линдси.

Линдси: Почему: Почему ты сделал:
Лорн хмуро: Последняя работа. Ты не часть решения, Линдси. И никогда не будешь.
Линдси пораженно: Ты убил меня? (падает) Лакей? Я не какой-то там: Ангел убивает меня. Ты не: Ангел: (с этим именем на устах он умирает)

Лорн смотрит на все это с болью, его буквально трясет от боли, затем он разворачивается и уходит, бросив пистолет на пол.

Лорн тихо: Спокойной ночи, ребята.

Замок Вэйла. Уесли подвешен в воздухе и скрипит зубами от боли. Вокруг гуляет Вэйл.

Вэйл злорадно хихикая: Ты действительно думал, что сможешь попытаться? Я могу сгибать саму ткань реальности по моему желанию. Твои салонные фокусы никогда бы меня не убили, мальчик.
Уес задыхаясь: Тогда я просто: должен это сделать: старым добрым способом.

Уес щелкает ножиком-выкидушкой, Вэйл перехватывает его руку.

Вэйл: Да, я полагаю мы так и сделаем.

Вэйл протягивает руку, со стены к нему летит кривой меч и он втыкает этот меч в Уеса. Уес кричит. Вэйл проворачивает меч в кишках. Уес последним усилием воли делает огненный шарик на ладони и посылает его в Вэйла. Вэйл отлетает. Чары развеялись, Уес становится на ноги и зажимает живот. Распахивается дверь, стремительно входит Иллирия.

Иллирия: Уесли.

Уес падает, она придерживает ему голову.

Иллирия: Эта рана смертельна.
Уес хрипит от боли: Разве мы все не смертны? Это хорошо: что ты пришла. (улыбается Иллирии)
Иллирия: Я убила всех своих. И я: (задумывается, отвернувшись)
Уес слабо улыбается: Беспокоилась?
Иллирия: Да, думаю так. Но я не могу помочь. Ты будешь мертв через несколько мгновений.
Уес: Я знаю.
Иллирия: Ты хочешь, чтобы я солгала тебе сейчас?
Уес тихо: Да. Спасибо. Да.

Уесли закрывает глаза, а когда открывает их снова, то видит перед собой Фред.

Уесли пытаясь улыбаться: Приветик.
'Фред' гладит его лицо: О, Уесли. Мой Уесли.
Уес: Фред. Я скучал по тебе.
'Фред' целует Уеса: Все будет в порядке. Больше не будет боли: а затем ты будешь там, где и я. (она плачет) Мы будем вместе.
Уес: Я: я люблю тебя.
'Фред': Я люблю тебя. (рыдает) Моя любовь. О, моя любовь.

Уес умирает глядя на нее. 'Фред' осторожно опускает его голову на пол и плачет.
Подходит недобитый Вэйл.

Вэйл: Какая трогательная и бессмысленная у него была смерть. Но эта битва, она никогда не была для смертных.

Заплаканная 'Фред' оборачивается к нему с ненавидящим лицом.

Вэйл ухмыляется: Сделай свой лучший выстрел, маленькая девочка.

'Фред' с силой посылает свой кулак в голову Вэйла, уже во время удара превращаясь в Иллирию. Голова Вэйла разбивается вдребезги.

Вольфрам и Харт. Коннор на пару с папой бьет Маркуса.

Маркус хватая и отшвыривая Коннора: Что с вами такое, люди?
Ангел: Коннор!
Маркус отшвыривая и Ангела: Позвольте мне обьяснить, так ясно, как я смогу. Вы не сможете меня побить. Я их часть: волка, овна и оленя. Их потоки силы идут через мои вены. Моя кровь наполнена их древней мощью.

Ангел поднимается на ноги, заинтересованно-внимательно глядит на Маркуса и усмехается.

Ангел: Можешь отгадать одно слово, которое тебе, возможно, не надо было произносить?

Делает вампирское лицо и прыгает на Маркуса, вцепляясь ему в шею. Маркус хрипит и пытается отодрать от своей шеи вампира, но безуспешно. Наконец он отшвыривает от себя Ангела, но Ангел в воздухе делает замечательный кульбит и приземляется на ноги в боевой стойке.

Ангел: Вау. Ты действительно ею переполнен.

Вытирает рот, с аппетитом облизывает пальцы и снова бросается на Маркуса. Маркус пытается его ударить, но Ангел уходит от удара.

Ангел: Что ты там говорил о древней мощи?

Бросаются друг на друга, после обмена ударами Маркус хватает Ангела за горло.

Маркус: Ты же не думаешь, что сможешь победить это, а? У тебя нет ни одного шанса. Нас - легион. Мы - вечны.

Ангел вырывается из захвата, сильно бьет Маркуса и сваливает его на пол. Маркус пытается встать.

Ангел сильно бьет его: И я думаю что вечные... только до черта хрупкие.

От последнего удара Маркус умирает. Ангел довольно кивает головой и поворачивается к Коннору. Сын со стоном поднимается на ноги.
Его лицо, как и лицо Ангела, покрыто кровью.

Коннор: Он мертв?
Ангел: Да, он мертв.

Начинается мощное землетрясение.

Коннор: Э, это не хорошо, правда?
Ангел: Вольфрам и Харт. Похоже, что они начинают драться насмерть.
Коннор: Что будем делать?
Ангел: Ты иди домой.
Коннор: А?
Ангел: Это моя битва.
Коннор возмущенно: Это настоящий мачизм.. (хватается за живот от боли) А!
Ангел: Иди домой сейчас же.
Коннор: Они тебя уничтожат.
Ангел: До тех пор, пока ты будешь в порядке, они не смогут этого сделать. Иди.

Коннор посмотрев на Ангела долгим взглядом уходит. Здание распадается на части. Ангел идет в комнату, где волнуется Ева.

Ева: Что, черт побери, происходит?
Ангел: Кажется что нас вышвыривают из райского сада, Ева.
Ева орет: Где Линдси? Где он?
Ангел глядя ей в глаза: Он не придет за тобой.
Ева с ужасом: Ты:
Ангел: Время идти. (уходит)
Ева качая головой и растерянно отступая вглубь комнаты: Идти куда?

Ангел через дождь и бурю бежит в переулок возле Гипериона. В его руке меч. Прибегает и оглядывается.

Спайк: Эге-гей.
Ангел: Кто-то еще есть?
Спайк: Еще нет. Чувствуешь, как здесь становится жарко?
Ангел: Это приближается.

Спайк ловит дождь ртом, по его лицу стекают струйки крови.

Спайк: Наконец-то у нас будет приличная драка.

Появляется Ганн с секирой. Он бежит, размахивая руками, все еще не остыв от битвы.

Ганн: Проклятье! Как это я догадался, что парни с клыками уцелеют?
Вам повезло, что мы с вами на одной стороне, собаки, потому что я был в ударе сегодня ночью. Моя игра была: жесткой.

Вампы бросаются к нему и подхватывают на руки. Он весь покрыт кровью. Вампы садят его на лавочку.

Спайк: Вообще-то нужно носить эту красную штуку внутри, Чарли-мальчик.

Ганн смотрит на свою руку, которой он зажимал живот, полную крови.

Ганн: Что-то слышно от Уеса?

Спайк отрицательно качает головой.

Иллирия спрыгивая сверху: Уесли мертв.

Ангел замирает от шока, Спайк опускает голову, Ганн откровенно плачет.

Иллирия жестко: Я чувствую по нему скорбь. Кажется, я не могу это контролировать. Я хочу еще насилия.

Слышен страшный шум и свист.

Спайк: Желания, так получилось, сегодня превратились в коней.
Ангел глядя ему за спину: Помимо всего прочего.

Они оборачиваются и видят, как на них надвигается огромная армия самых разнообразных демонов. В небе резвится здоровенный дракон.

Ганн: Окей. Вы берете на себя тридцать тысяч слева:
Иллирия Ганну: Ты исчезнешь. В лучшем случае продержишься десять минут.
Ганн вставая: Тогда я сделаю их запоминающимися.

Все выходят навстречу врагам. Ангел с мечом впереди, по правую руку Спайк, Иллирия и Ганн чуть сзади.

Спайк Ангелу: И какой у нас план?
Ангел: Мы сражаемся.
Спайк: А конкретнее?
Ангел идя вперед и слегка улыбаясь: Ну, лично я хотел бы убить дракона.
Давайте работать.

Ангел бросается в бой.

Конец.

 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан