Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

ЧУВСТВА И ЧУВСТВИТЕЛЬНОСТЬ

Темный переулок. Мужик в кожанной куртке, самого бандитского вида, перелезает через забор и бросается наутек. Натыкается на темную фигуру Кейт. Бросается в другую сторону. Кейт гонится за ним. Мужик добегает до своей тачки, уже почти садится в нее, но тут Кейт с разбега лупит его ногой.

Кейт насмешливо: Черт возьми, Спиви, прошу прощения... Кажется у меня просто проблемы с вербальным общением. Я боролась с этим. (бьет его еще раз) Но ты мне помешал. Ты собирался прийти в участок, и ответить мне на несколько вопросов помнишь?
Спиви стонет: Я забыл?

Кейт бросает его на капот и надевает наручники.

Кейт зло: Это не то, что нравится слышать девушкам. Я думаю, что мы просто пропустим неформальное приглашение и сделаем более формальную штуку. Вы имеете право хранить молчание... но я бы этого не советовала.

Чуть позже. Кейт допрашивает бедного Спиви в участке.

Кейт: Посмотри на фотографии.
Спиви устало: Я смотрел на фотографии.
Кейт раздраженно: Что на этих фотографиях?
Спиви: Я и Маленький Тони Папазиан. Я не знаю, где он. Слушай, сколько времени мы собираемся это делать?
Кейт: Итак, ты не видел его с того дня, как была сделана эта фотография?
Того дня, как окружной инспектор Кафри... был найден убитым?
Спиви ухмыляется: Я слышал, что это было самоубийство.
Кейт хмыкает: Инспектор Кафри застрелился?
Спиви: Такое случается.
Кейт: В затылок? И он завернулся в кусок пластика и запер себя в багажник своей машины?
Спиви: У него была депрессия.
Кейт с нажимом: Где Маленький Тони?
Спиви сердито: Бурбанк, Стокгольм, Планета Монго... я понятия не имею, где он! У меня с этим дерьмом кончается терпение.

(Бурбанк - восточная часть долины Сан-Фернандо, где расположена одна из студий 'Уорнер Бразерс', снимающих этот сериал.
Планета Монго - это из комиксов Флеш Гордон)

Кейт: А у меня нет. Я только начала. Я великолепно позавтракала. Я могу заниматься этим целый день.

За допросом через окошно наблюдают несколько копов, один из них - Харлан.

Харлан: Разве ей иногда не нужно пописать?
Спиви встает: Отлично, ты хочешь играть весь день? Играй сама с собой! Ты или предъявляешь мне обвинение или отпускаешь меня, потому что я ничего не скажу тебе.
Кейт зацикленно: Посмотри на фотографии.
Спиви сердито: Выкуси.

Кейт кидается на Спиви и начинает неслабо его душить.

Кейт шипит: Где он?

Копы врываются в кабинет и оттаскивают Кейт от бедного парня.

Харлан: Кейт, Кейт!

Кейт нервно задыхаясь выскакивает из кабинета, Харлан идет за ней.

Кейт, чуть переводя дыхание: Прости.
Харлан вздыхает: Да, ну, в общем, мы должны были вытащить тебя оттуда еще несколько часов назад.
Кейт: Он не собирается говорить.
Харлан мрачно: Для Маленького Тони лучше не бывает. Мы не можем найти его, и я не знаю никого, кто сможет.

Кейт задумывается.

Канализационный тунелль. Ангела бьют и швыряют во все стороны какие-то жуткие щупальца. Ангел слабенько пытается отбиваться палкой.
Тут к место схватки подбегают Дойл и Корди.

Ангел хрипит: Почти вовремя.
Дойл: Не много магических кузнецов мечей, работают по воскресеньям.

Дойл кидает Ангелу меч, тот ловит, отрубает щупальце и протыкает твари живот. Во все стороны брызжет зеленая слизь, Ангел пытается уклоняться, но поздно. Потом Ангел бросает меч обратно Дойлу и уходит.

Ангел: Удостоверьтесь что на этот раз вы отрезали все щупальца и обе головы. Не забудьте захоронить части отдельно. Я бы не хотел, чтобы эта тварь опять ожила.
Корди возмущенно: Это все?
Ангел: Я собираюсь пойти, вычистить гнездо. Увидимся в офисе.
Корди ему вслед: О"кей, вероятно я ошибочно полагаю, что слова "Пожалуйста" и "Спасибо" считаются хорошим тоном, когда тебя просят расчленить что-нибудь?
Дойл: Я думаю, что он ценит нас... в своем... неценящем стиле.

Корди достает из сумки кинжал и разглагольствует, стоя спиной к Дойлу. А Дойла в это время хватает одно из недобитых щупалец и активно начинает душить.

Корди: Хочешь знать, что я думаю? Я думаю, он использует свой статус замучанного творенья тьмы как прикрытие, чтобы быть грубым и бесчувственным! Конечно, он вежлив с беспомощными и затоптанными, но он игнорирует самых близких ему людей. Людей, которые имеют наибольшее значение, знаешь? (раздраженно придушенному Дойлу) Ты вообще разговаривать умеешь, тормоз?

Заставка

День. Жутко грязные и измазанные зеленой слизью Дойл и Корделия заходят в штаб-квартиру.

Корди Дойлу: Как ты думаешь, блевотина от щупалец сойдет после сухой чистки?
Ангел, проходя мимо, с бумагами в руках: О, хорошо, вы вернулись. Корделия, тебе нужно...
Корди возмущенно: Нет! Меня не волнуют, какие ужасные вещи должны случиться. Астероиды мчатся к Земле. Невообразимое зло восстает в долине Сан-Фернандо. Джар-Джар станет ведущим своего собственного ток-шоу.

(Джар-Джар - персонаж из звездных войн. Нечто среднее между креветкой и динозавром.)

Корди: Без разницы... я не хочу слышать об этом. До тех пор, пока ты не спросишь, как у нас все прошло.

Ангел: Перезвони своей маме. Она звонила сказать, что хотела бы поговорить с тобой... И о чем это ты говоришь?
Корди: Ты не забыл, что оставил нас в канализации с гигантским кальмаром?
Ангел спокойно: Да, и вы оба здесь. Так что я полагаю, что все прошло о"кей, правильно?
Корди сердито: Да, все прошло о"кей. Конечно, все прошло о"кей, о"кей? Не в этом дело.
Ангел непонимающе: А в чем дело?
Корди: Вполне возможно и хмурствовать и проявлять хоть маленький интерес к чувствам других.

Ангел честно пытается проникнуть в ход ее мыслей, тут же сдается и вопросительно таращится на Дойла.

Дойл: Ну, она думает, что ты бесчувственный, и я не хочу вносить долю иронии, но судя по источнику:
Ангел: Значит я немного сдержанный, но это не означает, что мне наплевать.
Корди: У тебя словно нет пульса.
Ангел: У меня его нет.
Корди сердито: Ну, тогда проведи немного времени слушая как общаются живые.

Тут заваливает Кейт.

Ангел: Кейт.
Кейт: Ангел... Есть минутка?
Ангел: Конечно. Кофе?
Кейт: Нет, я в норме.

Они заходят в офис и закрывают за собой дверь.

Корди жутко ехидно: Мистеру и миссис Спок необходимо раскрыть друг другу разум.

(Мистер Спок - безэмоциональный персонаж из 'Стар Трек'. Он был телепатом, умел 'раскрывать разум' людей и читать их мысли.)

Офис Ангела. Кейт показывает ему фотки.

Кейт: Его зовут Тони Папазиан, уличная кличка Маленький Тони... он - плохой парень. Мы уже получили обвинительный акт против него за убийство окружного инспектора, только одна проблема - мы не знаем, куда послать повестку в суд.
Ангел: Вы не можете найти его.
Кейт: Он все еще в городе, мы в этом абсолютно уверены. Но все мои источники иссякли.
Ангел: Хочешь, чтобы я занялся этим?
Кейт: Я заплачу за любую информацию, которую ты достанешь.
Ангел качает головой: Я уже должен тебе услугу, тебе не нужно...
Кейт: Это не услуга. Это - работа. Так мы это делаем. (дает бумажку) Этот номер - моя прямая линия.
Ангел: Хорошо.
Кейт: Время - главный фактор. Тони планирует выбраться из города.
Ангел: Понятно.
Кейт: Найдешь его, позвони мне. И больше ничего сверх того. Ты не должен быть замешан в это.
Ангел задумчиво: Ты не хочешь заработать репутацию человека, который ищет помощи на стороне.
Кейт с нажимом: Я не хочу заработать репутацию человека, из-за которого тебя убьют.

Чуть позже. Ангел засадил свою банду за работу.

Ангел подходит: Есть что-нибудь?
Дойл глядя в комп: Куча всего на Папазиана - известные знакомства, притоны... но ты должен учитывать, что копы уже все это просеяли.
Ангел: Да, но мы нет.

Тут Дойл начинает настойчиво кивать Ангелу на Корделию. Ангел мнется.

Ангел жутко нервно: Э: Корделия, я хотел... знаешь... большое спасибо за... просмотр этих всех коронерских сообщений. Потому что я могу вообразить, как скучно было это читать... знаешь... коронерские материалы.
Корди ехидно: Неубедительно.

Ангел беспомощно косится на Дойла, тот только качает головой.

Ангел меняет тему: Что нашла?
Корди: Кошмарики. Этот парень явно имел проблемы с приступами гнева. У нас есть жертвы и части тел жертв, которые прибивало к берегу на протяжении всего южного побережья Калифорнии.
Ангел смотрит: Лонг-Бич, Сан-Педро, Карлсбад. (отдает бумаги Дойлу) Сделай диаграмму связанных с приливами и отливами потоков за последние 10 месяцев. Сравни их с датами этих убийств.
Дойл: Потоков? Что, ты думаешь, у этого парня есть первоначальная свалка? Возможно все эти жертвы происходят из одного и того же места?
Ангел: Там где Маленький Тони чувствует себя в безопасности.

Полицейский участок. Кейт видит идущего по нему отца.

Кейт: Папа.
Локли: Кэти.
Кейт: Я видела тебя. Когда ты собирался поздороваться?
Локли: Я думал, что ты работаешь. В любом случае я не надолго, только забыл кое-какие пенсионные бумаги в досье. (хмыкает) Если ты думаешь, что у тебя много бюрократии на работе, подожди пока не уйдешь в отставку. (разворачивается, чтобы уйти)
Кейт: Харлан говорит, что они устраивают прощальную вечеринку для тебя в 'Блю баре'.
Локли: Просто несколько парней пробуют устроить мне неприятности. Ничего особенного.
Кейт: Ну, он сказал, что я должна сказать что-нибудь, ты знаешь, всего пару слов, чтобы обозначить повод, потому что ты - мой отец.
Локли: Это будет прекрасно. Если тебя это не затрудняет.
Кейт: О, нет никаких затруднений.
Офицер зовет Кейт: Детектив, вам звонок по 329.
Кейт копу: Спасибо... (отцу) :я думаю, я лучше...
Локли: Да. (быстро уходит)

Кейт грустно смотрит ему вслед, потом идет брать трубку.

Кейт в трубку: Локли.
Ангел в трубку: 8843 Гиперион Вэй, прямо от Пирса 39. Сан-Педро.
Кейт: Ты нашел его, ты уверен?

Ангел сидит в машине и смотрит в бинокль.

Ангел: Склад Макса Салваджа. Северо-западная сторона. С ним несколько телохранителей.
Кейт: Я уже еду, только не вмешивайся.

Кейт бросает трубку и убегает. Ангел продолжает сидеть в машине, но тут видит как к пристани направляется корабль. А люди на пристани идут ему навстречу.

Ангел: Проклятье.

Пристань. Маленький Тони дает последние указания своим телохранителям.

Тони: И не забудьте поливать мои цветы.
Телохранитель: Обязательно.
Тони: Поговори с ними. Они любят это.

Телохранитель серьезно кивает.
Тут они замечают стоящего рядышком с ними Ангела. Он в сумасшедше-яркой гавайской рубашке и в совершенно идиотской шляпе.

Ангел весело качается с носков на пятки, говорит с жутким восточным акцентом: Привет... Это захватывающее, не так ли? Я просто обожаю морские поездки.
Тони хмуро: Че за недоносок?
Ангел радостно протягивает руку: Херб Сайндерс, Балтимор.
Бенни поясняет боссу: Это - Херб Сайндерс.
Ангел весело подпрыгивает: Черт, ну автострады у вас здесь, парни, в городе..... Я целый день ездил кругами. Но в брошюре говорится, что корабли отходят каждые два часа. (удовлетворенно кивает сам себе)
Бенни мрачно: Я думаю, что ты по-прежнему не там где надо.
Ангел: Это не лодка на Каталину?
Бенни: Нет.
Ангел прыгает: Вы уверены? Я могу поклясться, что в билете сказано Пирс 39. Он где-то здесь. (роется к карманах) Только что был.
Бенни: Давай, вали отсюда.
Тони: Бенни, мне не нравится этот парень.

Ангел тут же дает Бенни по морде.

Ангел расстроенно: Это из-за шляпы, да? Я так и знал, что шляпа будет лишней.

На Ангела кидается другой охранник, вампик сваливает и его, Тони бросается наутек. Но дорогу ему перекрывают как раз вовремя подьехавшие копы.

Кейт держа его на прицеле: Привет, Тони.

Чуть позже. Тони посадили в машину, Кейт наезжает на смущенного Ангела.

Кейт: И которая часть "только не вмешивайся" тебя не устроила?
Ангел: Я должен был что-то сделать. Я имею в виду, он собирался уезжать.
Кейт: Поэтому ты решил одеться как семафор, и подставить свою и мою задницу?

Ангел быстренько снимает свою дурацкую шляпу и смушенно приглаживает волосы.

Кейт раздраженно: Слушай, просто иди. А я подумаю, что сказать моему лейтенанту.

Кейт уезжает, увозя Тони. Ангел обменивается с ним злобными взглядами.

Полицейский участок.

Тони: Я хочу воспользоваться своим правом на телефонный звонок.
Кейт насмешливо: Ты должен отменить заказ на костюм в Ереване? Ты думаешь, что все еще сможешь вернуть свой задаток?
Тони ехидно: Ты... ты гонялась за мной довольно долго, не так ли, сладенькая? Если бы я знал, что ты так сильно хочешь меня, я мог бы позволить тебе поймать меня немного раньше.
Кейт еще ехиднее: Если бы я знала, как сильно тебе нужны физические упражнения, я бы позволила тебе побегать немного больше.

Тони расстраивается.
Позже. Тони делает свой телефонный звонок.

Администратор в трубку: Вольфрам и Харт.
Тони: Дай мне Ли Мерсера.
Мерсер: Да, Мистер Папазиан, мы уже хорошо изучили ситуацию.
Тони: Вы в курсе, что я получил кое-какую колючку в бок?
Mерсер: О, да, мы очень ясно понимаем обстоятельства.

Из факса Мерсера вылезает досье на Кейт.

Мерсер: И я думаю, что я могу говорить с некоторой уверенностью, что эта колючка почти удалена. Навсегда.

Позже. Полицейский участок. Лейтенант, Кейт, Тони + его адвокат Мерсер + стенографистка.

Мерсер дает бумаги: А вот ваша копия судебных документов, требующих передачу нашего клиента другому полицейскому участку.
Лейтенант: Зачем?
Мерсер: Для его собственной безопасности, лейтенант.
Кейт язвительно: Ах, он боится оставаться с нами? Тебе нужен свет по ночам?
Тони шипит: У тебя симпатичный ротик, Кэти.. Отвратительно будет увидеть его разбитым.
Мерсер: Я хочу, чтобы этого не было в протоколе. Мистер Папазин находится под огромным напряжением, вследствие жестокого обращения, перенесенного от рук ваших офицеров и пока еще неназванного нападавшего, который, как мы считаем, был в сговоре с детективом Локли во время ареста.

Лейтенант вопросительно смотрит на Кейт.

Кейт лейтенанту: Я ничего об этом не знаю, сэр.
Тони: Я видел, как ты говорила с ним.
Кейт сердито орет: Да, это было до или после того как ты убил инспектора Кафри, ты жирный кусок...
Лейтенант резко: Достаточно.
Мерсер: Я хочу, чтобы это устное оскорбление было внесено в протокол.
Кейт фыркает: Пф!
Мерсер: Это "Пф..." тоже.

Кейт беспомощно вздыхает.

Лейтенант: Все права мистера Папазиана будут, должным образом, соблюдены...
Мерсер: Мистер Папазиан очень важный клиент Вольфрам и Харт. Любые дальнейшие нарушения его прав будут иметь серьезные последствия.
Кейт сердито: И что это к черту точно означает?
Мерсер: Это означает, что я открою доступ к этому случаю широкой общественности: Это означает, что мы осветим все темные углы этого полицейского участка: и дадим людям так ясно увидеть жестокость и зверства ваших полицейских.. что это заставит Марка Фурхмана выглядеть как Добрый Бен.

(Марк Фухрман - полицейский, работавший на месте преступления в деле О. Дж. Симпсона. Он первым прибыл домой к Симпсону и нашел окровавленную перчатку валяющуюся во дворе, которая соответствовала второй такой же перчатке на месте преступления. По широко известной версии полицейский сам подбросил эту перчатку.
Добрый Бен - история о трогательной дружбе 13-летнего мальчика и бурого дикого мишки Бена).

Тони довольно усмехается: У каждого должен быть такой адвокат, как этот.

День. Штаб-квартира банды Ангела. Корди сидит за столом. Ангел бродит хмурой тенью, яркой молнии подобный...

Корди: Ну и как, приятно наконец-то получить обыкновенное "найти короля преступников" дело? Законченное и сделанное.
Ангел наливает себе кофе: Да.
Корди: Подожди, у тебя кислое лицо.
Ангел: У меня всегда кислое лицо.
Корди: Ну, более кислое лицо.
Ангел: Я не очень уверен что это дело закончено и сделано, вот и все. Есть что-то в Маленьком Тони.
Корди подходит к Ангелу: Что что-то?

Тут Корди начинает усиленно размахивать ногой, обутой в оранжевый босоножек, перед Ангелом.

Ангел задумчиво: Мммм: Я не знаю, просто предчувствие.

Корди таращится на Ангела, он тормозит.

Корди возмущенно: Ага!
Ангел растерянно: Что?
Корди: Ничего. Я только нахожу это бесконечно очаровательным, твои инстинкты так отточены, когда дело касается старого надоедливого зла, но ты все равно так и не обратил внимание на эти новые туфли.

Ангел бросает растерянный взгляд на туфли.

Ангел мямлит: Слушай, Корделия. Женская обувь... Мужчины, они просто не...

Заходит Дойл.

Дойл: Классные туфли! Новые? (Ангелу) Ты был прав, Папазиан что-то планирует.

Корди ехидно хлопает Ангела по плечу и отходит.

Ангел Дойлу: Что ты слышал?
Дойл поясняет как идиоту: Что Папзиан что-то планирует.
Ангел: Это все?
Дойл: Джонни Ред сказал, цитирую: Папазиан что-то планирует.
Ангел глубокомысленно кивает: Я так и думал, что он что-то планирует.
Дойл кивает: Видишь, ты был прав.

Теперь Корди смотрит на них обоих как на идиотов.

Полицейский бар. Заходит Кейт, копы ее поздравляют и жмут руку.

Офицеры: Так держать, Локли... Молодец!.. Хорошая работа, Локли.

Бармен дает ей бутылку пива, она лезет за деньгами.

Бармен: Нет, нет, твой отец заплатил за выпивку.

Кейт оглядывается, видит отца за одним из столиков, идет к нему.

Локли поднимает на нее взгляд: Тони Папазиан, ха?
Кейт: Да.
Локли: Ну, поздравляю.
Кейт: Спасибо.
Локли хмуро: Надеюсь, что дело не развалится до того, как ты закончишь оформлять документы. Проклятые адвокаты, а?
Кейт тушуется: Да.

К ним подходит Харлан.

Локли: Харлан.
Харлан дает Кейт бумаги: Ты видела это?
Кейт читает: Тренинг чувствительности?
Харлан: Все должны пройти его. Говорят, это из-за того, что ты сделала Папазиану.
Кейт кривится и качает головой: Что я сделала?.. О, кто-то ответит за это.
Харлан насмешливо-игриво: Думаешь, они заставят нас обниматься?
Кейт с кислым видом: Я не обниму тебя, сладенький.
Локли хмуро, себе под нос: Я рад, что я уже вне игры. В мои дни мы не нуждались в какой-то проклятой чувствительности.

Кейт бросает на него долгий взгляд.

Треннинг чувствительности. Куча копов и очкастый тренер Аллен.

Аллен чуть улыбаясь: Я думаю, что не многие из вас хотят присутствовать здесь сейчас. Быстро поднимите руку, кто действительно хочет быть здесь? (никто не поднимает руку, все смущенно хихикают) Ну, я не собираюсь попусту тратить ваше время. Что я собираюсь делать - это дать вам некоторые инструменты, чтобы помочь вам испытать целый диапазон человеческих эмоций. Изучение этого не только сделает вас лучше, но и поможет вам разрядить экстренные ситуации на улицах; это позволит вам управлять вашей агрессией, так что вы не будете чувствовать себя все время настолько утомленными... Короче говоря, это сделает вас лучшими полицейскими... Один из инструментов... который мы используем... (берет кривой жезл) :вот это. Это называется говорящая палка.

Копы снова хихикают, тренер останавливающе поднимает руку.

Аллен: Я знаю, это звучит глупо. Но это работает... если вы дадите ей шанс... это наш договор друг с другом. Если кто-то держит это, он имеет право раскрывать себя полностью, без осуждения, в пределах границ этой комнаты. (протягивает желз толстому копу) Хит?
Хит качает головой: Я так не думаю.
Аллен: Давай, попробуй.

Коп берет жезл.

Аллен проникновенно: Теперь, почему бы тебе не начать с того, чтобы рассказать нам о твоей семье. Как ты рос. Есть ли у тебя братья и сестры?
Хит: Шесть братьев.
Аллен: И каково это было?
Хит хмыкает: Я довольно быстро научился давать сдачи. (копы хихикают)
Аллен серьезно: Твои братья вроде как обижали тебя, да? Где были ваши родители?
Хит тоже серьезно: Была только мама. Она делала все, что могла.
Аллен: Так что ты должен был стать крутым, прямо с пеленок. Скрывать свои эмоции?

Хит чего-то начинает раскисать.

Аллен: Это окей! Ты можешь быть откровенным... (проникновенно) Есть что-то, что ты всегда хотел сказать своей матери... но никогда не мог?

Хит молчит и почти плачет. Напряженная пауза.

Кейт ехидно: 'Ты выйдешь за меня замуж?'

Все смеются, кроме Хита. Аллен слегка осуждающе смотрит на Кейт, та только насмешливо поднимает брови. Аллен забирает жезл у Хита подходит к ней.

Аллен: Кейт, ты хочешь поделиться чем-то? Мы бы хотели услышать это.
Кейт: Нет, на самом деле не хочу.
Аллен протягивает ей палку и улыбается: Боишься?

Кейт насмешливо хмыкает и берет жезл.

Аллен проникновенно: Истинные эмоции тебя смущают. Это окей. Твой неуместный сарказм маскирует гнев. А ты знаешь, что такое гнев, Кейт? ... Всего лишь страх... Страх, что тебе причинят боль. Страх потери. Тебе причинили боль, не так ли, Кейт? И ты боишься, что это повторится опять. Кого ты боишься, что он хочет причинить тебе боль?

Кейт слегка раскисает, но борется с этим и с вызовом смотрит на Аллена.

Спортивный клуб. Мужик (Джонни) занимается на тренажере. Рядом стоят Ангел и Дойл.

Джонни: Черт его знает.
Дойл: Да, но ты сказал мне, что ты кое-что слышал, правильно?
Джонни: Что-то планируется, это все, что я слышал.
Ангел: От кого ты это слышал?
Джонни: От парней, которые работают на Маленького Тони. Они занимаются в моем велоклассе в четверг вечером.
Ангел: Ну и что они сказали точно?
Джонни: Они вообще-то говорили не со мной. Они говорили с парой парней из команды Иззи Бронкато. Я подслушал, когда они расплачивались за велосипеды.
Дойл: Что, и все эти парни были в твоем гимнастическом зале?
Джонни: Ага.
Дойл: У тебя здесь что, что-то вроде специальных расценок для головорезов?
Джонни: Нет, но если ты хочешь записаться, я получаю скидку за то, что привел тебя сюда.
Ангел раздраженно перебивает: Парни, что они говорили?
Джонни: Точно. Парни Иззи, они сказали команде Маленького Тони: вы знаете, теперь, когда МТ находится в тюрьме, вам пора искать новую работу. Но парни МТ говорят: нет, потому что никакая глупая сучка не сможет заполучить МT.
Ангел: Ты понимаешь, что это значит?
Дойл: МТ значит Маленький Тони, да?
Ангел: Это означает, что он нацелился на Кейт.

Полицейский участок. Жутко взволнованный Ангел находит Кейт.

Кейт: Ангел.
Ангел: Нам нужно поговорить.
Кейт: Я знаю. Я хочу извиниться за вчерашний вечер.
Ангел растерянно: Ты не обязана делать этого.
Кейт хмыкает: Это не то, что говорит мой тренер по чувствительности. Ну, это довольно дурацкая реплика, да? Но все таки, спасибо за все, что ты сделал.
Ангел: Всегда пожалуйста.
Кейт: Слушай, что ты делаешь завтра вечером, около восьми? У моего отца будет вечеринка в честь выхода на пенсию, с кучей его старых приятелей-копов. Я, как предполагается, скажу несколько слов. Было бы здорово, если бы там был хоть один человек, ну, ты знаешь, без оружия. Это была бы услуга.
Ангел кивает: Конечно.
Кейт: Хорошо, это было легко. Какое облегчение... (смотрит на нервного Ангела) Что-то не так?
Ангел: Кейт, я думаю, что ты можешь быть в настоящей опасности.
Кейт хмыкает: О"кей, часть с облегчением закончилась.
Ангел: Я слышал кое-что. Я еще не знаю деталей, но я думаю что тот Папазиан "заказал" тебя.
Кейт задумчиво: Вау!
Ангел: Я собираюсь еще покопаться в этом:
Кейт: Он действительно решил самовыразиться, да?.
Ангел с нажимом: Ну, да! Он хочет твоей смерти.
Кейт: О, я это поняла. Я только говорю, что он должен испытывать определенную боль, чтобы так обращаться с другими людьми.
Ангел в шоке таращится на нее: Ты окей?
Кейт задумчиво: О Боже, послушай меня. Неожиданно я превращаюсь в доктора Лауру.

(Известная в Штатах доктор и радиоведущая, которая дает советы слушателем в прямом эфире, пытаясь разрешить их эмоциональные проблемы.)

Кейт: Еще немного, знаешь, и я начну рассуждать о проговаривании проблем и о живущем во мне ребенке. Я уверена, что очень скоро вернусь к своему обычному уровню цинизма.

Особняк Аллена. На чем-то вроде алтаря лежит знакомый нам жезл.
Аллен разговаривает с Мерсером.

Аллен: Я ощущаю некоторую напряженность. Я думаю, что вы должны сказать мне... что вы чувствуете?
Мерсер: Беспокойство. Мы пошли на большие усилия и расходы, чтобы пропихнуть вас в этот полицейский участок. Это работает?
Аллен: Конечно, это работает. После завтрашнего занятия вы увидите результаты. Невероятные результаты.
Мерсер медленно: Это заставляет меня чувствовать внутри тепло.

Вечеринка по случаю отставки отца Кейт. Веселящиеся копы, торт, надпись 'Счастливой пенсии, Тревор'.
Входят Кейт и Ангел.

Кейт нервно: Боже, я напугана: и возбуждена.. и поглощена страхом. И рада, что ты здесь.
Ангел: Я сомневаюсь что Маленький Тони, нанявший убийц, будет пытаться что-то сделать в комнате полной копов.
Кейт удивленно: Что? О, этa смертельная угроза, висящая над головой. Нет, я имела ввиду публичное выступление.
Ангел: Ну, что на счет старой присказки о том, чтобы представить свою публику в нижнем белье?
Кейт страстно вздыхает: Начнем с тебя.

Ангел слегка смущается. Кейт идет к отцу.

Кейт: Счастливой отставки, папа.
Локли смотрит на Ангела: Кто это?
Кейт: О, это Ангел. Он мой друг.
Ангел, это мой отец.
Ангел пожимает руку: Здравствуйте, мистер Локли. Мои поздравления.
Локли: В честь чего? Все что я сделал - прожил достаточно долго и меня не застрелили.
Кейт проникновенно: Почему ты делаешь это?
Локли: Делаю что?
Кейт: Притворяешься, что важные вещи не имеют значения?
Локли меняет тему: Итак, Ангел, как долго ты встречаешься с Кэти?
Ангел смущенно: Мы: э: мы довольно недавно стали друзьями.
Локли: Ну, хорошо видеть ее с мужчиной. Я начал уже задаваться вопросом, не стала ли она склонятся к совершенно другой ориентации.

Ангел смущается еще раз.

Лейтенант делает обьявление: Хорошо все, прежде чем мы разрежем торт, другой офицер Локли, тот который симпатичный, хотел бы сказать несколько слов. Кейт?
Кейт выходит вперед: Привет всем. Добро пожаловать в конец эры. Старик хотел бы чтобы мы поверили, что его не заботит все это внимание и бесплатная выпивка. (все смеются) Но я знаю его лучше других. Он посвятил много лет этой работе, и он изменил многие жизни. И теперь это закончено. Это огромное дело, независимо от того, что он говорит. (смеется) На самом деле я действительно не уверена, знает ли он, что он собирается делать с самим собой. (грустно) Он давным-давно забыл, как это - не быть копом. И возможно: возможно именно поэтому я стала полицейским тоже... (проникновенно) После смерти мамы, ты застрял, знаешь? Как будто бы ты не мог смотреть на меня. Ее лицо, ее глаза, смотрящие на тебя... Но большие девочки не плачут, правильно? Ты сказал: что ушло, то ушло и остался только бесполезный прах... Черви и грязь и ничего больше, навсегда. Ни одного слова о лучшем месте. (рыдает) Ты даже не мог рассказать испуганной маленькой девочке красивую ложь. Боже, я хотела выпить с тобой. Хотела, чтобы ты хоть раз посмеялся со мной, так как ты тут смеялся с Джимми, или Френком.

Ангел обеспокоенно таращится и оглядывается на других.

Локли бормочет под нос: Что, черт возьми, они сделали с ней в этом ее классе?
Кейт плачет: У моей лучшей подруги Джоан мама была нежной и пахла как макароны с сыром, и она брала меня на колени и качала меня. Она говорила, что она хотела бы оставить меня себе...
Она говорила, что я хорошая и милая. Все это говорили. Ты хоть понимаешь, что ты никогда не говорил мне, что я милая? Ни разу в моей жизни?
Харлан с чувством: Продолжай, Кэйти.
Кейт плачет: Хорошо, я больше так не могу, папа. Я не могу изображать для остальных на работе любимую тобою дочь. Ты закрыл свое сердце после того, как мама оставила нас и это все! (рыдает)
Харлан проникновенно: Это было чертовски храбро.
Лейтенант в шоке: Вы что разыгрываете меня? Это вечеринка ее старика, а не форум.
Харлан: Она не должна волноваться о его защите.

Кейт поднимает голову и с удивлением наблюдает, что происходит в зале. А там жажда откровенности охватила всех остальных копов. Они рыдают и обнимаются.

Офицеры: Выговорись, Дэйл. Я всегда знал, что твоя мать все контролировала... я пассивно-агрессивен? ... Мне постоянно отказывают:
Лейтенант сердито встает: Она тут все испортила. Я собираюсь ей сказать это.
Харлан возмущенно: Испортила таким потрясающим прорывом? Ты полностью заблокирован.
Лейтенант: Твой потребность в исповеди - это здесь не самая главная проблема.
Харлан кидается на него: Я покажу тебе исповедь!

Ангел слегка выходит из глубокого ступора и идет их разнимать. Ему помогает отец Кейт. Наконец им удается разнять уже кучу дерущихся копов. Отец Кейт тащит горько рыдающего лейтенанта на выход.

Локли: Держи себя в руках, хорошо, Джимми? (остальным) Я заберу его в его участок, чтобы он проспался с алкашами. Вы должны сделать то же самое.
Ангел хватает Кейт и тащит на выход: Давай. Пошли.

Штаб квартира банды. Входит Корделия.

Корди: Хорошо, я здесь. Что за большая срочность? Эти полуночные часы действительно откусывают кусок от моей потенциальной социальной жизни. Почему я вообще думала, что это была новаторская идея работать на вам... (замечает Кейт) :вандала... Привет!
Кейт: Привет.

Кейт сидит на стуле, поджав ноги. А поскольку она в платьице, то выглядит это весьма и весьма. Рядом стоит Дойл.

Ангел дает Кейт чашку: Вот, выпей это.
Кейт проникновенно смотрит ему в лицо: У тебя настолько выразительные глаза. Я вижу в них такую старую душу.
Дойл хмыкает: Да, он такой, знаешь ли.
Кейт: Я думала, что эта загадочность была только игрой, чтобы заполучать женщин. Но, правда в том, что у тебя нет ни одной лживой кости во всем теле, да?
Ангел: Кэйт, мне нужно чтобы ты рассказала мне об этом тренинге чусвтвительности. Кто его проводит?
Кейт радостно: Ты хочешь пойти? Это просто здорово. Там помогают найти дорогу к твоей собственной жизни.
Ангел: Мне нужно знать его имя.
Кейт грустно: Всем нам нужно... так много.
Корди тихонько Дойлу: Что с ней? Слишком много... (подносит руку ко рту и запрокидывает голову)
Дойл: Сосания большого пальца?
Корди сердито: Алкоголя! Тупица.
Дойл: Не смотри на меня так. Я не тот, кто должен совершенствоваться в пантомиме пальцев. Это что-то с тем тренингом, который был у нее на работе.

Кейт призывно-страстно смотрит на Ангела, потом дает ему обьявление о тренинге. Ангел отходит, изучая бумагу. Кейт подходит к Дойлу и Корди.

Кейт напевает: Кто-то здесь жутко влюблен.
Дойл: Что?
Кейт Корделии: Это прямо здесь, то что он чувствует к тебе. И ты не знаешь, что с этим делать.
Корди закатывает глаза: Пожалуйста! Мы только шутим.
Кейт хихикает: Где правда? Где правда? Она прячется за спиной мистера Юмора. Я имею ввиду, посмотри на... посмотри на Дойла... по настоящему посмотри, что ты видишь?
Корди: Дешевый набор одежды из полиэстера?
Кейт: Это - защита, Корделия. Может быть, ты должна открыть свое сердце для новой возможности!
Дойл довольно улыбается: Эй, ты знаешь, она начинает говорить нечто разумное...
Корди жалобно вопит: Ангел!

Заходит Ангел с бумажками.

Ангел: У меня есть его адрес. Флетчер, 322.
Кейт подходит и заглядывает ему в глаза: В чем твой секрет, Ангел? Что ты мне не рассказываешь?
Корди мрачно: Я так рада, что я пришла посмотреть "Ночной эфир" с жуткой леди-полицейской.
Ангел банде: Останьтесь с ней, пока я не найду этого парня. Не спускайте с нее глаз.

Ангел быстро уходит. Кейт смотрит ему вслед, потом смеется, глядя на банду, потом начинает плакать. Эмоции явно уже ей не подчиняются.
Особняк Аллена. Туда осторожно пробирается Ангел. Осматривает все вокруг.

Аллен заходит: Что здесь происходит?
Ангел оборачивается: Это хороший вопрос, Аллен.

Штаб-квартира банды. Кейт сидит на стуле и нервно раскачивается, как аутист. Корди и Дойл совещаются в соседней комнате, потом идут к ней.

Корди: Могу я предложить кофе или валиум, или и то и другое?
Кейт жалобно хнычет: Он бросил меня. Он просто ушел.
Корди: О, он вернется
Кейт: Не Ангел, мой отец.
Корди: О.
Кейт резко вскакивает и хватает сумочку: Я должна найти его.
Дойл: Может, ты должна, просто держаться в стороне от этого, в данный момент. Ангел сказал ждать здесь.
Кейт: Я слышу то что ты говоришь. Но мне нужно пойти и найти моего папу прямо сейчас.
Дойл: Детектив Локли, сейчас вы не совсем в себе. Почему бы нам всем просто не...
Кейт радостно: Помочь друг другу!
Дойл улыбается: Правильно, оставаясь здесь вместе!
Кейт: Да, мы могли бы это сделать, но, видите ли, у меня есть...
Корди мрачно: Личные проблемы, которыми ты хотела бы делится до рассвета?

Кейт достает из сумочки пистолет и размахивает им перед носом у банды. Корди и Дойл очень резво отскакивают.

Кейт: :пистолет, и я не хочу казаться такой бесчувственной, но.. если кто-то из вас попробует остановить меня, мне придется разнести вас на мелкие кусочки, потому что я должна пойти и найти моего папу.

Кейт стремительно уходит.

Особняк Аллена.

Ангел задумчиво разглядывает колдовские прибамбасы: Какому демону ты поклоняешься, ха? Кто дает тебе твою силу?
Аллен: Фактически целая куча.
Я политеист.
Ангел: Я здесь не для того, чтобы играть в игры.
Аллен: Ты разгневан. Я чувствую это.
Ангел жутко угрожающе: Что ты сделал с Кейт Локли?
Аллен нервно сглатывает и отступает: Знаешь ли ты, что такое гнев? Всего лишь страх.
Ангел угрожающе: Да, ну, я знаю, что такое страх. Я могу ощущать его запах прямо сейчас.
Аллен: Это хорошо. Дай себе разрешение открыться. Какими были твои родители?

С этими словами Аллен хватает жезл и дает им Ангелу по голове. Ангел делает вампирское лицо и перехватывает жезл.

Ангел: Мои родители были классными. На вкус, как курятина.

Прижимает Аллена жезлом за горло к стене.

Ангел: Почему бы тебе не поговорить, ха?

Полицейский участок. Копы обнимаются, дерутся, спорят и вообще сходят с ума. Накал эмоций.

Офицеры: Прости, я был бесчувственен, Джордж!.. Послушай, я написал эпитафию!

Хит берет ключи и решительно идет к камерам.

Хит: Это не справедливо. Быть вот так вот загнанными в ловушку. Сильные придираются к более слабым.

Хит открывает дверь в коридор к камерам и смотрит на заключенных. Один из них - Маленький Тони.

Хит проникновенно: Это неправильно. Это делает их более жестокими, чем они были до того, как попали сюда.

Хит открывает все камеры. Заключенные выходят в коридор и угрожающе глядят на Хита. Хит нежно улыбается и подходит к ним ближе.

Хит: Помните это, братья. Акт доброты столь же мужественен как и...

Заключенные бросаются на него.

В полицейский участок наполненный рыдающими и смеющимися копами влетает Кейт и оглядывается.

Кейт: Папа?.. Папочка!

Переулок. Столкнулись две машины.

Полицейский с жаром водителям: Вы хотите поговорить о ремне безопастности? Я скажу вам о ремне. У меня эмоциональный ремень безопасности от необходимости иметь дело с людьми подобным вам каждый день. Если здесь и есть жертва, так это я. Я отчужден от моих друзей, моей семьи... мои собственные дети боятся меня. Я не могу даже заниматься любовью с моей женой.

Где-то слышны выстрелы. К полицейскому участку несется Ангел. Пробегает мимо сидящей на лавочке испуганной женщины. Рядом стоит парнишка, укравший ее сумочку. Полицейский держит руку на плече парнишки и сочувствующе-снисходительно смотрит на женщину.

Полицейский женщине: Я слышу то, что вы говорите, но я не думаю, что вы вообще прислушиваетесь к своим собственным грабительским чувствам.

Паренек-грабитель согласно кивает, осуждающе глядя на леди.

Ангел и Корди с Дойлом практически одновременно подбегают к участку. Почти сталкиваются.

Корди: О, Боже:
Ангел: Что вы двое тут делаете...
Дойл взволнованно: Это Кейт, мы преследовали ее.
Корди взволнованно: Она совершенно не в себе. Она выглядела, словно она собирается причинить какой-то вред.
Дойл: И не только она, как видится.
Корди: У целого участка поехала крыша! Это так нехорошо.
Ангел нежно-успокаивающе улыбается: Окей, я думаю, что кое-кто нуждается в объятии.
Дойл и Корди: А?

Ангел по-медвежьи раскидывает руки и нежно сграбастывает их в обьятья.
Банда начинает вырываться.

Корди: А? Фу! Фу!
Эй! Что у тебя с головой?
Дойл смотрит на Ангела: Я думаю, что он только что нашел Мистера Чувствительность.
Ангел чуть улыбаясь, стучит себя по сердцу: Он был прямо здесь внутри все это время, только ожидая, чтобы выйти... Черт возьми, что наши родители делают с нами, а?

Полицейский участок. Кейт пытается дозвониться.

Кейт: Пожалуйста, папочка, если ты там, возьми трубку. Мы должны поговорить.

На улице перед участком. Корди с ужасом смотрит на Ангела.

Корди: Он сглазил тебя! Ты воняешь сглазом!
Дойл: Она права.
Ангел нежно улыбается: Говорящая палка, она проклята, это точно.
Корди: Есть палка, которая говорит?
Ангел надвигается на Корди, нежно улыбаясь: Корделия, ты хоть представляешь, насколько ты бесценна?
Дойл отталкивает его: Хорошо, давай поговорим только об этой палке.
Ангел: Он использует ее как талисман. Любой, кто касается палки, становится инфицированным. Он признался мне в этом после того, как я ... (виновато смотрит под ноги и почти плачет) :угрожал ему физическим насилием.
Корди: Что он замышляет?
Ангел грустно качает головой: Вольфрам и Харт, фирма, наняли этого парня, чтобы нейтрализовать полицию, чтобы Маленький Тони смог сбежать. Это пройдет.
Корди: Скоро?
Дойл: Так значит, не было никакого заказа на убийство детектива Локли?
Ангел почти плачет: Нет, Маленький Тони сам планировал ее убить. Бедный парень.
Корди возмущенно: Бедный парень?
Ангел грустно: Ну, у него проблемы.
Дойл с жаром: Ангел, чувак, ты должен избавится от этого!
Корди с жаром: Прямо сейчас. Сейчас самое время стать вампирическим... (изображает вампа) :гррррр! Ты нужен Кейт.
Ангел жалобно: Я не хочу. Вы, оба отстраняетесь, когда я становлюсь вампирическим. Я чувствую, что вы осуждаете меня.
Корди: Мы не будем осуждать тебя. (Дойлу) Не будем?

Дойл активно кивает.

Корди Ангелу: Давай, попробуй.
Ангел качает головой: Близость слишком важна для меня сейчас.
Дойл с жаром: Ангел, чувак, Кейт сейчас там.
Корди с жаром: Наедине с убийцей.

Ангел не реагирует и только нежно улыбается.
Дойл сам идет к участку и стучит в закрытую дверь.

Полицейский за дверью: Мы закрыты.
Дойл возмущенно: Вы полиция! Вы не можете закрыться.
Полицейский: Почему бы и нет? Разве мы не сделали достаточно? Всегда так с вами, людьми - "найдите это, спасите это". Ну, посмотрим, как вам нравится это! (срывает занавеску на двери)

Внутри участка один из копов, нежно улыбаясь, пристает к огромному черному заключенному.

Полицейский: Я должен принести свои извинения за то, что обращался с тобой так подло, поэтому я написал стихи об этом. 'Я видел лист, и я рыдал...'

Кейт лежит лицом вниз на своем столе и общипывает комнатное растение.
К ней подходит Харлан.

Харлан: Это больно, не так ли? Когда люди не слушают тебя? Когда они отвергают тебя?
Кейт поднимает голову: Ты знаешь?
Харлан: Вынужден был узнать. В течении двух лет я говорил тебе всем сердцем: люби меня, Кейт. Нуждайся во мне так, как я нуждаюсь в тебе. Но ты никогда не замечала... никогда не отвечала на мое желание. Ты только сидела за этим столом, рядом с моим... с твоим запахом... отравляя меня.

Раздается выстрел. Это Маленький Тони и другие заключенные добрались до склада оружия.

Тони перезаряжая винтовку: Вы парни, сейчас вы работаете на Маленького Тони. Вы найдете, что я строг (стреляет в полицейского охранника) :но справедлив... Теперь пошли, давайте убьем себе Леди-полицейскую.

Один из офисов полицейского участка. Пустой и темный. За окном слышны голоса.

Голос Корди: Нам нужен камень.
Голос Ангела, нервно: Я не могу сказать, что я чувствую себя комфортно со всем этим.
Корди возмущенно: Не спорь, это единственный способ войти.
Дойл: Вот этот должен подойти.

Стук камня о стену.

Корди: Меть в окно!
Дойл: Я и метил.
Корди: Дай мне!

Разбивается окно.

Дойл: Хорошая рука!
Корди: Ангел, теперь твоя очередь, давай!
Давай!

Появляется рука Ангела. Он выдавливает решетку и выбивает из оконной рамы осколки стекла.

Тем временем банда вооруженных заключенных с Тони во главе стремительно идут по коридору.

Пустой офис. Ангел, Дойл и Корделия залезают внутрь.

Корди: Пошли!
Ангел в ужасе смотрит на разбитое окно: Вау. Это вандализм.
Дойл: А, мы позаботимся об этом позже.
Ангел: Мы должны оставить записку.
Корди: Ты идешь?
Ангел чуть улыбаясь: А волшебное слово?
Корди уже в ярости: Ургх!
Ангел качает головой: Нет, я не думаю что волшебное слово - "ургх", если кто-то вообще может назвать это словом. И даже тогда, оно точно не волшебное.
Корди возмущенно: У нас нет времени на это!
Ангел назидательно: Всегда есть время, чтобы быть внимательным к другому, Корделия.
Корди закатывает глаза: О, пожалуйста!
Ангел: Видишь? Это было не так уж сложно, не правда ли?

Ангел идет на выход. Судя по выражению лица Корди, в данный момент она интенсивно думает о колах, крестах и святой воде.

Центральный офис полицейского участка. Туда врывается банда Тони. Копы видят их и бросаются наутек. Тони подходит к столу Кейт и направляет на нее ружье.

Тони: Думала, что ты наконец-то покончила со мной, а? Думала, что ты умнее Маленького Тони. Ну, никто не победит меня, детка. Даже такая каменная сука как ты.
Кейт плачет от возмущения: Я не сука! Я только защищалась.
Тони: Теперь никто не защитит тебя.

Заходит банда с Ангелом во главе.

Ангел: Хей!

Ружья переводятся на него. Вампик очень осторожно продвигается вперед.

Ангел: Я чувствую кое-какую серьезную негативную энергию в этой комнате.
Корди подбадривает Ангела: Вперед. Позаботься о нем!
Тони ухмыляется: О, я не мог дождаться новой встречи с тобой.
Кейт: Уверена, что он сказал бы тоже самое, но это ружье делает тебя таким враждебным.
Ангел: Это и еще язык тела. Оно так закрыто.
Кейт согласно кивает: Да.
Дойл с жаром: Ангел, парень, дерись, не болтай.
Корди безнадежно: Мы просто покойники.
Ангел наклоняется и хлопает по стулу: Теперь, почему бы нам всем не сесть вместе и не проговорить это?
Тони весело ухмыляется: Кажется, этот тренинг чувствительности, оплаченный мной, действительно сработал, а, педик?

При слове 'педик' Ангел быстро хватает стул и со всего маха бьет по Тони и по одному из бандитов. Кейт моментально выхватывает пистолет и стреляет в другого бандита.

Кейт злобно орет ему: Как ты думаешь, как это заставляет меня себя чувствовать?

Упавшего бандита Дойл бьет ногой и отбирает у него ружье.

Ангел жалобно воздевает руки к небу.

Ангел: О"кей, теперь я чувствую себя неуслышанным.

Начинает колошматить кулаками Тони. Тот долго не выдерживает и 'плывет'.

Ангел назидательно качающемуся Тони: Ты знаешь, Энтони, ты мог бы быть радугой, а не: (делает пальцами знак кавычек) :тучей боли. (Тони падает) Я имею ввиду, это действительно все зависит от тебя. (грустно вздыхает)
Кейт проникновенно смотрит на Ангела: Ты.
Ангел так же смотрит на нее: Нет, ты.
Кейт: Иди сюда.

Они стремительно идут друг к другу и нежно обнимаются.

Корди закатывает глаза: Э.. Кому нибудь тошнит?

Ангел и Кейт смотрят на дергающегося в отключке Тони.

Ангел вздыхает: Это так печально, не правда ли?
Кейт вздыхает: Некоторым людям просто необходимо жить в проблемах.

Позже. Избитый Тони звонит адвокату.

Тони возмущенно: Черт возьми, за что я вам плачу? Где вы, черт подери? Мне нужен мой лимузин прямо сейчас.
Мерсер: Боюсь, что это невозможно, Мистер Папазиан.
Тони: Что? Что ты мне говоришь?
Мерсер: Вы стреляли в участке и попытались убить полицейского офицера в присутствии множества свидетелей. Мы не можем рисковать до такой степени.
Тони возмущенно: Вы - это те, кто все это организовал!
Мерсер: Мы открыли для вас дверь. Вам оставалось лишь выйти оттуда, а не взрывать путь на свободу. Старшие партнеры чувствуют, что Вы стали обузой. Мы не можем тратить впустую энергию на вас, когда надо решать более важные проблемы.
Тони: Важные проблемы? Что за важные проблемы?

Мерсер смотрит на изображение Ангела, заснятое скрытой камерой.

Мерсер: Наши отношения закончены, также как и этот телефонный разговор.

Тони в сердцах бросает трубку.

Следующее утро. Полицейские убираются в участке.

Хмурый полицейский заходит: Доброе утро.
Другой полицейский хмуро: Да, точно.

Ангел разговаривает с Кейт.

Ангел: Как ты себя чувствуешь?
Кейт: Довольно таки по-дурацки, а ты?
Ангел: Я в порядке.
Кейт смущенно: Отдел внутренних расследований изучают 'Блю бар'. Они думают, что в пунш было что-то подмешано. Похоже, что все, кто там был, немного сошли с ума. (хмыкает) Я помню, что я сделала с моим папой.
Ангел: Ну, может, это помогло.
Кейт нервно: Я... я говорила что-нибудь тебе?
Ангел смущенно: Я сам был немного в тумане.
Кейт: Хорошо... Ну, я должна вернуться к работе.
Ангел: Да, я тоже.

Они смущенно и жутко неловко отходят друг от друга.

Кейт садится за стол и видит направляющегося к ней отца. Ангел по своей вампирской привычке останавливается подслушать.

Кейт: Привет.
Локли: Кэти. Получил твои послания на автоответчике.
Кейт смущенно: Да, это была довольно странная ночка... я:
Локли: Кэти... Не надо... не говори ничего.

Кейт глядит на него во все глаза, с огромной надеждой.

Локли спокойно: Ты сделала из себя идиотку, унизила меня перед всеми ребятами. Не нужно больше никогда об этом говорить. Поскольку это касается лично меня - представим что этого никогда не было.

Локли уходит. Кейт опускает глаза, садится за стол. Почти трясется. Ангел смотрит на нее с невыразимой болью. Тоже уходит.

Конец
 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан