Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

СОМНАМБУЛИСТ

В темной луже отражается полная луна. По пустынной улице убегает перепуганная до смерти девушка. (Какого черта они все на этих темных улицах делают?) Убегает она очень быстро, но не забывает панически оглядываться и слегка пищать от страха. Когда она заворачивает за угол, то налетает прямо на своего преследователя. Он хватает ее и прикладывает к ее губам острый коготь, надетый на палец. Девушка молчит, онемев от ужаса и только смотрит на своего преследователя. А он слегка рычит, с удовольствием, даже чуть улыбаясь, демонстрирует ей клыки. Потом режет ей железным когтем щеку и впивается клыками в шею. Потом он отпускает уже мертвую девушку, она падает на тротуар, раскинув руки. Преследователь поднимает голову и мы видим что это наш любимый Персик. Вдалеке слышны сирены полиции. Ангел убирает вампирское лицо, потом начинает задыхаться от ужаса, типа 'чего я наделал' и: оказывается у себя в постели. Продолжает задыхаться и почти хныкать, сидя на краю кровати. С улицы доносятся полицейские сирены.

Темная улица. Едет полицейская машина, в ней рядом с водителем - Кейт. Работает рация.

Рация: Тут БМВ '503' на углу Уилшир и Вермонт. Владелец говорит, что он припарковал свое авто за два квартала от его нынешнего расположения.
Девица лет двадцати, у вас есть ее имя?

Машина останавливается возле огороженного места преступления, Кейт подходит к копу.

Кейт: Где?
Офицер: Там, детектив.

Кейт подходит ближе и присаживается возле жертвы, натягивая резиновые перчатки. На земле лежит девушка. У нее на шее след от укуса. Кейт поворачивает ей голову и становится виден вырезанный на щеке крест. Это та самая девушка, которую Ангел убил во сне.

Кейт: Тот же самый парень. Это уже третья жертва. Он только начал.

Заставка

Солнечное утро. Корделия очень тщательно и эмоционально репетирует презентацию для клиентов.

Корди: Я верю в Лос Анджелес. Это город мечты, таинственный оазис, построенный в пустыне. Но даже у солнечно-золотистого блондина ЛА есть грязные темные корни, и вы жестоко столкнулись с этим, не так ли?

Корди подходит к стулу и заботливо склоняется над ним, проникновенно глядя на воображаемого клиента.

Корди: Вы пошли с вашей проблемой в полицию, но они не смогли помочь вам и поэтому вы пришли к нам.

В это время в офис заглядывает Уес.

Уэсли ехидно: Я думаю, еще немного и он заговорит.
Корди ухмыляется: Никому не нравятся чересчур умные вольнонаемные охотники за демонами. Что тебе надо, Уэсли?

Уесли заходит в офис и улыбается.

Уэсли: Просто решил заскочить, чтобы мы могли сравнить боевые планы по, соответственно, нашим фронтам.
Корди ехидно: О, я думала, что ты работаешь один?
Уэсли вдохновенно-торжественно, жутко рисуясь перед ней: Ну, даже такой солдат-одиночка как я, не может не признать, что безвозмездный обмен информацией приносит пользу общей борьбе... А еще я принес вашу почту и газеты.

Корди берет у него почту и невнимательно кладет на стол.

Корди: О, спасибо. Так, что у тебя есть?
Уэсли: У меня есть?
Корди: Ну, ты хотел сравнить наших душманов по текущим 'проявлениям зла'.
Уэсли с готовностью весело улыбается: Да. Душманы. Всенепременно.

Корди насмешливо хмыкает.

Уесли жутко многозначительно: Э, правильно, ну... Все кажется тихо.
Корди чуть раздраженно кривится: Окей. Ну... спасибо, что заскочил.

Корди берет газету, но настырный Уес не уходит, а садится перед Корди на тот самый стул.

Уэсли: А вы?.. Как дела на вашем конце фронта борьбы за добро?
Корди раздраженно-агрессивно: Я усиленно рекламировала нас пустому стулу. Как ты думаешь?
Уэсли чуть тушуется: Значит тогда все вокруг тихо. Ну, я буду неподалеку. Ситуация может обостриться. Я чувствую, из нас получилась эффективная команда, сумевшая в кратчайшие сроки победить этого демона эмпата.
Корди мрачно: Да, ну, никто не выколупал мои глаза, так что я счастлива.
Уэсли самодовольно: Да, более чем эффективнo. Твои загадочные видения, мускулы Ангела, моя высоко развитая способность к дедукции привели к...
Корди раздраженно отдает ему газеты: Это не наша почта.
Уэсли растерянно: Прошу прощения?
Корди тычет в адрес на газете: Видишь? Офис дантиста - следующая дверь.
Уэсли смущенно: О, я вижу. Я не... (замирает) :разобрался...

Уесли внимательно изучает статью на первой странице, Корди удивленная тишиной, поднимает голову.

Корди: Что-то случилось? Ты перестал болтать без умолку.

Уес слышит шум поднимающегося из логова Ангела лифта.

Уэсли жутко нервно: Я, ээ, я думаю, что я должен вернуть эти вещи их законному владельцу.

Уесли убегает, схватив газеты. В офис заходит хмурый и невыспавшийся Ангел, по пути чуть не отломав дверцу у лифта. Раздраженно-агрессивно концентрирует свой блуждающий взгляд на Корделии.

Ангел: С кем ты говорила?
Корди: Ни с кем. И с Уэсли. (смотрит на записку) Ухм, так, ты помнишь тот номерной знак который у нас был из того дела с угоном?
Ангел раздраженно наливает себе кофе: Я помню что ТЫ собиралась его отследить.
Корди: Ничего не получается. Этот БМВ полностью страдает манией преследования... (глядит на Ангела) Ничего себе! Ты выглядишь полумертвым.

Ангел бросает на нее мрачный взгляд, Корди слегка тушуется.

Корди почти жалобно: Что для того, кто полностью мертв, может быть хорошим?

Ангел хмуро подходит к ней и протягивает руку за запиской.

Ангел: Номерной знак, Корделия.
Корди: О, правильно. Я думала, может, ты сможешь попросить полицейскую даму посмотреть это для в качестве маленького отдолжения?
Ангел: Кейт.
Корди: Ты уверен, что ты окей? Я имею в виду, для парня, которому 200 с хвостиком лет, у тебя обычно нет мешков под глазами.
Ангел идет на выход: Я сделаю это прямо сейчас.
Корди обеспокоенно зовет: Эй...
Ангел раздраженно оборачивается: Слушай, я в порядке, Корделия. Хорошо?
Корди осторожно: Хорошо.

Ангел открывает дверь на лестницу, ему в лицо тут же бьют яркие солнечные лучи. Ангел орет и отпрыгивает. Корди сочувственно и совсем чуть-чуть ехидно кривится.

Ангел жалобно, почти плача от боли: Пойду туннелями.

Ангел уходит, Корди закрывает дверь на лестницу. А на лестнице прячется и подглядывает подозрительный-подозрительный Уес.

Полицейский офис. Кейт и Ангел.

Кейт: Ты знаешь, предполагается что я не могу давать такую информацию гражданским лицам, Ангел.
Ангел со щенячьим взором: Я знаю.
Кейт: Если бы это был кто-то другой...
Ангел кивает: Я ценю это, Кейт.
Кейт: Я знаю это. Поэтому не возражаю. Я сделаю это сама, все будет готово к утру.
Ангел чуть улыбается: Никакой спешки. Поздно днем, вечером, вообще-то тоже подойдет.
Кейт: Честно говоря, я не против отвлечься от этого дела. Даже на минуту.
Ангел: Тяжелый случай?

Кейт показывает ему фотки на своем столе.

Кейт: Первая жертва, Реджи Спаркс, добровольный регулировщик на перекрестке. Джинни Маркем, она только пошла в десятый класс, и 25-летняя Джессика Халпрен работала официанткой. И знаешь, что между ними всеми было общего?... То, что он сделал с ними. Это все.
Ангел серьезно: Это не все. У них есть ты.

Кейт чуть улыбается от комплимента.

Офицер подходит к ней: Фотографии места преступления, которые ты хотела.
Кейт берет фотки и начинает их раскладывать на столе: Спасибо. (Ангелу) Слушай, почему бы тебе не зайти завтра? К тому времени я нарушу гражданское право на неприкосновенность частной жизни ради тебя и ты сможешь...

Тут Кейт замечает абсолютно застывший взгляд Ангела, направленный на фото убитой девушки с вырезанным на щеке крестом. Мелькают кадры из сна Ангела.

Кейт: Да, довольно мрачно, а? Я провела последние 48 часов, составляя профайл подозреваемого, и поверь мне, разбираться в том, что происходит в голове этого парня было мало веселого... Бульварные газеты называют его 'Папой Римским'... Вероятно, он думает, что он выполняет работу Бога.
Ангел хрипло: Нет. Как раз наоборот. Он насмехается над Богом. (чуть приходит в себя) Мне так кажется.
Офицер зовет Кейт: Детектив? Они Вас ждут.

Кейт оборачивается к копу: Да, хорошо. (Ангелу) Похоже что это время: (оборачивается и видит только спину быстро уходящего вампика) :для шоу.

Чуть позже. Кейт проводит инструктаж для копов.

Кейт: Наш подозреваемый - белый мужчина. Со стороны он не кажется монстром. Его жертвы не оказывают или оказывают слабое сопротивление, поэтому, вероятно, что внешне он - симпатичный и привлекательный, но внутри он - одиночка.

Кадры - темная улица, по ней хмуро идет Ангел. Вокруг толпа людей. Они общаются, что-то делают. Он - совершенно один.

Кейт: Возможно у него раздвоение личности, совершив преступление, он потом не помнит о нем. Он не считает свои жертвы недостойными людьми, скорее всего это он считает себя не совсем человеком, больше чем человеком, сверхестественым существом. Преследуя свою добычу, он старается познакомиться с ней. Вряд ли он был женат, хотя не исключаю, что он недавно разорвал длительные отношения, которые закончились для него плохо. Мы ищем катализатор, повлекший за собой такие события, и болезненное расставание - обычно всегда идет во главе списка.
Время, предшествующее этим отношениям, возможно было периодом бездействия в жизни нашего подозреваемого.

Ангел видит белокурую девушку-подростка, разговаривающую со своими друзьями. Фигурой и прической она напоминает Баффи. Ангел застывает соляным столбом глядя на нее.

Кейт: Он расценивал эти отношения как свое спасение, избавление, но когда они закончились у него случился рецидив...

Девушка оборачивается - это не Баффи. Ангел отворачивается и уходит.

Кейт: Что не стоит под вопросом - так это его опыт. Он делал это уже очень давно, и он будет делать это опять.

Мелькающие кадры фотографий убитой девушки.

Офис Ангела. Корди берет сумку, выключает свет, собирается уходить. На выходе нос к носу сталкивается с Уесли, держащим огромный кол. Оба слегка пищат и отпрыгивают друг от друга. Потом Уес быстро заходит в офис.

Корди возмущенно: Черт побери, Уэсли! Ты очумел?
Уэсли нервно оглядывается: Где он? Где Ангел?
Корди: Не здесь. (смотрит на кол) Что это такое?
Уэсли: То, на что это и похоже.
Корди возмущенно: Это как-то невежливо приходить на работу к вампиру с одной из этих штук, ты так не думаешь? Это может быть неверно истолковано.
Уэсли: Ты помнишь сегодняшнюю путаницу с письмами и газетой дантиста? Вот тогда я и увидел это.

Уес нервно протягивает ей вырезку с первой полосы газеты об обнаруженном трупе девушки.

Корди в шоке смотрит на статью: О, мой Бог! Вы порезал газету доктора Фолгера? Ты добьешься того, что нас вышвырнут из этого здания.
Уэсли в неменьшем шоке от нее: Что? Нет, Корделия, вырезка!
Корди читает: 'Третье тело, найдено в переулке'. И что? Не новость для первой страницы.
Уэсли: Вообще-то это - первая страница, но, тем не менее, обрати внимание на образ действия. Вырезание на трупе религиозного символа?
Корди хмыкает: А я что, против?
Уэсли: Я думаю, тебе лучше сесть.

Корди раздраженно закатывает глаза и садится.

Уесли нервно роется в сумке: Когда я исполнял свои обязанности Наблюдателя в Саннидейле, я провел обширное исследование. (показывает ей папку) Особенно Ангела, учитывая его не слишком удобную близость к Истребительнице.
Корди хмыкает: Мне он казался достаточно удобным.

Уесли отдает ей папку и Корди листает ее.

Уэсли: Когда я сегодня увидел эту статью, она мне показалась ужасно знакомой. Так что я повторно ознакомился с некоторыми фактами, подтверждающими, мне жаль это говорить, мои мрачные подозрения. В конце 1700-х это было традицией Ангелуса подписывать свои жертвы, вырезая христианский крест на их левой щеке: Ему нравилось давать людям понять, что это его рук дело.
Корди сердито захлопывает папку: Хорошо, а теперь ты должен уйти... И ты не будешь больше приходить сюда и вот так вот обвинять Ангела.
Уэсли с нажимом: Корделия.
Корди вскакивает и сердито орет: Нет! Мне все равно, сколько файлов у тебя есть на все ужасные вещи, которые он делал в дни напудренных париков!.. Теперь он хороший. И он мой друг. И ничего из того, что ты скажешь или скажет кто-нибудь другой, не сможет заставить меня отвернутся от друга!
Ангел стоящий у них за спиной, хрипло-мрачно: Корделия. Он прав.
Корди быстро Уесу: Ты протыкаешь его колом, а я отрезаю ему голову.

Корделия судорожно ищет оружие, а Уесли хватает крест и тыкает его в лицо Ангелу.

Уэсли: Не приближайся!
Ангел хрипло: Я не собираюсь причинять вам вред.
Корди возмущенно: О, это именно то, что ты сказал мисс-Третье-тело-найденное-в-переулке?
Уэсли: Почему мы должны верить хоть слову, которое ты скажешь?

Ангел хмыкает, быстро выкручивает руку Уеса с крестом, притягивает его к себе и почти тыкается ртом ему в шею, полностью обездвижив.

Ангел: Потому что вот как быстро я мог бы убить тебя, если бы захотел.
Уэсли быстро и жалобно: Хорошо. Мы слушаем.

Ангел берет себя в руки и отпускает (не без сожаления) Уеса.

Ангел хмуро: Я не помню, как совершал какое либо из этих вещей.
Корди жалобно-сердито: Не совсем то вдохновляющее непоколебимое опровержение, которого я ждала.
Ангел хрипло: У меня были сны.
Уэсли: Сны?
Ангел почти плачет: Сны об убийстве. Все время одни и те же. Я... я преследую их, играю с ними, ставлю на них знак, пока они все еще живы. И прежде, чем они смогут умереть от страха, я питаюсь ими.
Корди вздыхает: Окей. Итак, у тебя были кошмары, но это не означает, что ты...
Ангел с нажимом: Это не были кошмары. Я наслаждался ими.
Корди сочувственно-жалобно: Ой.
Уэсли догадывается: И ты боишься, что это может быть больше чем просто сны, что ты воплощаешь их в, своего рода, гипнотическом состоянии.
Корди кривится: Гипно: что?
Уэсли: Хождение во сне.
Корди с жаром: Вампиры не могут ходить во сне. Он делает один шаг за дверь и его пижама превращается в огонь!
Уэсли многозначительно: Если только это не случается в предутренние часы....Когда произошли все эти три убийства.
Ангел думает и решительно встает: Есть только один способ убедиться.

Чуть позже. Уесли и Корделия приковывают руки и ноги Ангела к кровати цепями.

Уэсли: Затяни покрепче.
Корди раздраженно: Как будто мне нужны твои инструкции... (мрачно хмыкает) Моя гламурнаная лос-анджелесская жизнь, я должна делать кофе и приковывать к кровати своего босса. Пора вступать в профсоюз.
Ангел почти жалобно улыбается: Корделия, я думаю уже достаточно крепко.
Корди с нажимом: А если окажется, что мы вернулись к жидким обедам? Лучше быть в безопастности, чем оказаться коктейлем.
Уэсли: Хорошо, все, что мы теперь можем сделать - это ждать.
Корди: Да. (кривится) И без обид, Ангел, может ты и совершаешь все те ужасные преступления только в своих снах, но тем не менее, я не хочу слоняться поблизости для твоих ночных потребностей.
Ангел кивает: Я понимаю.
Корди: Окей. (собирается уходить) Ну, приятных... (тушуется) :ах, я имею в виду, спи крепко.
Ангел: Это мне в значительной мере обеспечено.

Полная луна отражается в луже. По темной улице убегает девушка с пышном платье с корсетом и в чепчике. Хныкает от страха. Мимо нее проходят и проезжают на лошадях люди, но она целенаправленно бежит к дому. Стучит в запертую дверь. Но тут ее настигает преследователь. Проводит железным шипом на пальце по ее губам, потом вырезает на щеке крест. Потом выпивает досуха, бросая на землю труп. Девушка лежит на земле, раскинув руки. Рядом стоит улыбающийся Ангелус в старинной одежде и с длинными волосами.

Ангелус довольно улыбается: Вот так. Разве теперь не лучше?

Ангел резко дергается на кровати и просыпается. Рядом просыпается сидящий на стуле Уес. Заходит радостная Корди, размахивая газетой.

Корделия: Просыпайся, просыпайся!
Уэсли радостно: Мы это сделали.
Корди: Хорошие новости, болельщики, совершено новое убийство. Хорошо, может не такие отличные новости для, ну вы знаете, для мертвого человека, но, по крайней мере, теперь мы знаем, что Мистер 'Я-так-замучан' не делал этого.

Улыбающийся Уес наклоняется, чтобы снять с вампика цепи.

Ангел хрипло: Нет, сделал.

Уес выпрямляется и непонимающе смотрит на Ангела. В глазах вампика неподдельный ужас.

Кадры - мертвая девушка. Улыбающийся Ангелус.

Ангелус: Вот так. Разве теперь не лучше?

С земли поднимается белокурый вампир с запачканным кровью ртом.

Белокурый вампир: Лучше.
Ангелус: Первое убийство. Точно сработано.
Пенн: Странно. Она была моей сестрой.
Ангелус: И тем не менее ты ничего не чувствуешь.
Пенн: Нет, я чувствую голод.
Ангелус довольно ухмыляется: А, ты действительно быстро учишься.
Пенн обиженно: Мой отец с этим не согласился бы.
Ангелус многозначительно: А, тогда возможно самое время поделиться с ним, каким прекрасным учеником ты стал.
Пенн: Мой отец, да... Они все сейчас будут обедать.
Ангелус обнимает его за плечи: Пир. Превосходно. Когда они пригласят тебя, насладись этим, Пенн. Такой момент не вернешь назад. Кровь семьи всегда самая сладкая.

Пенн улыбается и кивает в предвкушении.

Наше время. Вампир Пенн (он выглядит по современному - в очках и с прической почти как у Ангела) клеит на стену очередную вырезку из газеты о своих убийствах. Заклеены уже все стены.
Офис Ангела. Вампика уже расковали.

Ангел хмуро: Я хорошо его научил.
Корди мрачно: Настоящий Психо-Ван-Кеноби.

(Оби Ван Кеноби - персонаж звездных войн.)

Уэсли задумчиво: 200 лет практики. Я думаю к этому времени он должен был бы уже закончить с этим.
Корди: Это правда. Программа Галахера менялась чаще, чем этот пижон за последние два века.

(Лео Галлахер - американский комик. Известен тем что зацикленно разбивает в каждой своей программе арбузы.)

Корди: Почему, как ты думаешь, он все еще воспроизводит один и тот же заскок?
Уэсли: Ну, я имею в виду, это же классика, не так ли? (широко улыбается) Каждый раз, когда он разбивает тот арбуз кувалдой, я просто... (замечает выражение их лиц и тушуется)
Ангел тихо: Я не знаю почему.
Уэсли: Ты не думаешь, что это его попытка выйти на тебя? Что он знает, что ты здесь. Это могло бы объяснить сны.
Ангел: Нет. Раньше у меня была связь с теми, кого я обратил. Это просто значит, что он близко, вот и все.
Корди: Миленько. Мы не можем найти его, а у полицейских вообще нет никаких шансов остановить его.
Ангел вскакивает с озабоченным видом: Кейт.
Уэсли: Что ты делаешь?
Ангел взволнованно: Она не знает, с чем она столкнулась, против кого она идет.
Уэсли: Ты же не собираешься сказать ей... Подумай об этом. Ты не можешь просто прийти в полицейский участок, рассказать в деталях об убийствах и утверждать, что это дело рук 200-летнего пуританина... С тобой разделаются быстрее, чем с невинностью Леди Гамильтон! (смущенно Корделии) Мои извинения.
Корди: Все в порядке. Я-я не поняла, что это означает.

(Леди Гамильтон - любовница британского адмирала Горацио Нельсона, известна своими скандальными любовными похождениями и позированием в обнаженном виде с самых юных лет.)

Ангел: Она хороший полицейский. У нее есть ресурсы, которых нет у нас. В конечном счете, она найдет его.
Корди хмуро: Тогда это для нее плохо.
Ангел задумчиво: Или хорошо для нас.

Офис Кейт. Заходит Ангел. Нервно мнет в руках листок бумаги. Почти плачет. Очень нерешительно мнется.

Кейт замечает его: Эй. У меня есть информация на твой номерной знак. (видит его жутко мрачный вид) Ангел, с тобой все в порядке? Не в том смысле, что имидж таинственного хмурого парня тебе не идет. Идет. Даже очень.
Ангел хрипло: Мы можем поговорить где-нибудь наедине?
Кейт: Конечно.

Они заходят в отдельный кабинет. На стене развешаны фотографии с мест преступлений Пенна - куча фоток жертв. Ангел начинает их пристально, с болью, разглядывать.

Кейт: В чем дело?
Ангел, глядя на фото: Э:Как расследование?
Кейт легкомысленно поигрывает крестиком и смотрит Ангелу в спину: Никак. Некоторые из наших наиболее невнимательных маньяков часто забывают оставить нам хоть какие-нибудь улики. Ангел?

Фотки меняются у Ангела перед глазами, становятся черно-белыми, потом он видит прошлое - убитая семья сидит за большим деревянным столом. У всех на щеках вырезаны кресты. Фотографии с мест преступлений накладываются на лица убитой семьи.

Ангел хрипло: Он вновь переживает это.
Кейт: Что происходит?

Ангел оборачивается и утыкается взглядом в крестик, который она все еще теребит рукой.

Ангел с болью: Это сложно.
Кейт: Так сделай это простым.
Ангел проникновенно смотрит на нее щенячьими глазами: Кейт, ты доверяешь мне?
Кейт серьезно: Ты знаешь, что да.
Ангел решительно пришпиливает свой рисунок к стене: Поверь мне, когда я скажу тебе, что это тот человек, которого вы ищите.
Кейт взволнованно подходит ближе: Где ты взял это? Как ты вообще можешь:
Ангел резко: Ты мне доверяешь?
Кейт: Я не понимаю. Ты не хочешь раскрывать источник? (смотрит в глаза Ангела и потом кивает) Да, я доверяю тебе.
Ангел с нажимом: Его следующей жертвой будет белый мужчина, подросток. Он найдет его на улице в дешевом квартале. Возможно, возле бара или магазина спиртных напитков и он убьет его как и остальных... если только ты не используешь все ресурсы своего депортамента, чтобы удостовериться что на этот раз ему не повезет.

Позже. Ангел выходит из офиса полиции. Садится за руль своей машины с поднятым верхом. Рядом на сиденье сидит Уес.

Уэсли: Итак, насколько я понимаю, ты рассказал ей все.
Ангел: Как раз достаточно, чтобы ее убили.
Уэсли: Ну, мы просто будем следить, чтобы этого не случилось.
Ангел: Вот именно. Как только ты подключишь это, если она что-то найдет, мы узнаем об этом.

Ангел отдает Уесу большую рацию.

Уэсли берет ее в руки и с интересом разглядывает: Где ты раздобыл полицейское радио?
Ангел: В полицейской машине.
Уэсли нервно пищит: О Боже! (быстро прячет рацию).

Полицейский офис. Кейт инструктирует копов, тыкая пальцем в большую карту Лос Анджелеса. На карте висит рисунок Ангела.

Кейт: Так, давайте поставим патрули здесь и здесь. Все соответствующее профайлу сообщается.
Полицейский отходит: Окей, Митчелл, ты едешь со мной.

Копы уходят, Кейт задумчиво смотрит на карту и на рисунок.

Темная улица. Мальчик, держащий под мышкой скейтборд стоит возле магазина и пристает к мужику.

Паренек: Извините, сер, не могли бы вы купить мне пива?
Мужик отмахивается: Иди, гуляй.
Паренек: Я оставил мое удостоверение личности дома и я не могу... (мужик уходит) Кретин.

Появляется женщина, пацан бросается к ней.

Паренек: Мэм, мэм , может, вы могли бы купить мне пива? Это для моей мамы, ей нужно..

Женщина быстро уходит. Подросток замечает стоящего Пенна.

Паренек: Ей, пижон, ты достаточно взрослый чтобы купить пива?

Пенн широко ухмыляется.

Тем временем полицейская машина следит за магазином. Два копа видят, как Пенн уводит подростка в переулок. Сравнивают с распечаткой рисунка Ангела.

Пенн ведет мальчика по темному переулку.

Паренек: Ты уверен насчет этого человека? Я не думаю, что здесь есть какой-нибудь дешевый винный магазин.
Пенн: Ты знаешь, ты напоминаешь мне брата, который у меня когда-то был.
Паренек раздраженно: Да, без разницы. Я думаю, что мы тут идем в никуда.
Пенн: Хорошая догадка.

Подросток слышит рычание, оборачивается и во всей красе видит клыки Пенна. Вамп бросается на него и впивается в шею. Но тут откуда ни возьмись появляются полицейские машины.

Офицер: Ты! Стоять, не двигаться!

Пенн отрывается от пацана, испуганно таращится на копов, потом делает грандиозный прыжок и исчезает в окне второго этажа полуразрушенного дома.

Полицейский передатчик: Все подразделения. Требуется подкрепление на Чаннел авеню 3336. Будьте осторожны. Подозреваемый в нескольких убийствах предположительно находится в этом районе.

Ангел с Уесом на борту резко тормозит возле этого самого дома. Видит уже прибывшую Кейт, которая разговаривает с копом.

Офицер: Поисковые команды уже в пути. Он вошел там. Мы запечатали выходы. Помещение большое, но мы найдем его.

Мимо них провозят пацаненка на носилках. Он живой, только слегка перепуганный. На его щеке вертикальная царапина.

Кейт, доставая пистолет: Я иду внутрь.

Кейт идет внутрь, Ангел изучает дом, его наружные лестницы, потом резко сдает назад. Останавливает машину и они с Уесом выходят.

Ангел: Встретимся здесь.

Ангел быстро и легко лезет по водосточной трубе наверх.

Кейт с пистолетом наизготовку медленно и осторожно идет по пустому темному дому.
Резко оборачивается на шум и видит спускающегося по лестнице Пенна.

Кейт орет: Не двигаться!.. (Пенн продолжает лениво спускаться) Не двигаться, или я буду стрелять!

Пенн не останавливается и Кейт несколько раз стреляет в него. Пенн падает. Кейт осторожно подходит, пробует ему пульс, потом достает рацию. И тут Пенн хватает ее за руки. Кейт пищит.

Пенн ехидно ухмыляется: Ой.

Потом Пенн отбрасывает ее далеко от себя, встает и идет на нее, ухмыляясь. Но тут сверху, пробив трухлявый потолок, с грохотом сваливается тушка Ангела.

Мелькают кадры из прошлого - Ангелус и Пенн.

Пенн радостно: Ангелус? Ангелус! Мой Бог! (хлопает Ангела по плечам) Это была целая жизнь!
Ангел: Как минимум.
Пенн: Мы должны были встретиться в Италии, помнишь?
Ангел хмуро: Я помню.
Пенн возбужденно: Ну, я ждал. Черт, я ждал до 19-го столетия. Что случилось?
Ангел: Задержался в Румынии.
Пенн: Румыния. Что такого особого в Румынии?
Ангел многозначительно: Цыгане.
Кейт под шумок бормочет в рацию: Запрос о помощи. Полные тактические единицы. Второй этаж, юго-западный угол.
Пенн кивает на нее: Хмм. Выпьем вместе.

Пенн делает шаг к Кейт, но Ангел задерживает его.

Ангел: Я здесь не для этого.
Кейт в рацию: Запрос о помощи, подозреваемый замечен...
Пенн удивленно кривится: Да, зачем ты здесь?
Ангел делает вампирское лицо: Чтобы убить тебя.
Радио бормочет: Детектив Локли:

Но Кейт не до рации - она в шоке таращится на метаморфозы с лицом Ангела.

Ангел бросается на Пенна. Они вместе отлетают к стене, потом начинают мутузить друг друга не по-детски. Ничего общего с условно-показательным декоративным боем со Спайком, из третьего эпизода!
Кейт отползает подальше и снова бормочет в рацию. Вампы уже пробивают телами друг друга кирпичные стены.

Ангел орет, не прекращая бой: Уходи, Кейт! Уходи отсюда!.. Кейт, уходи!
Пенн застывает в шоке: Ты знаешь имя этого существа? Ангелус, что с тобой случилось?
Ангел хрипит: Люди меняются.
Пенн в ярости: Мы не люди!

Кейт наконец вспоминает про пистолет и направляет его на вампов. Пенн резко кидается Ангелом прямо в нее и дает деру. Ангел слезает со стонущей Кейт и глядит ему вслед.

Радио орет: Локли! Локли, где ты?

Кейт приподнимается и смотрит на Ангела. Он оборачивается и смотрит на нее. С вампирским лицом.

Чуть позже. Копы обследуют здание - фотают и все такое. Ангел с грустно-задумчивым видом подпирает стенку. Уже убрал клыки. Кейт бродит неподалеку.

Кейт задумчиво: Я стреляла в него три раза. Я знаю, что я это сделала. И он встал.

Ангел отрывается от стены, делает шаг ей навстречу. Кейт моментально выхватывает пистолет и упираем ему в грудь.

Кейт: Если я нажму на этот курок, ты тоже встанешь? Что ты такое?
Ангел сужает глаза: Ты уже знаешь ответ, Кейт.

Кейт убирает пистолет и Ангел чуть отходит в сторону.

Ангел: Детали, не включенные в газетный репортаж. То, что ты придержала. Разве не так?
Кейт: Что ты знаешь об этом?
Ангел: Проколотые раны. У жертв была выпита вся кровь, да?
Кейт издевательски: И теперь я должна тебе доверять больше или меньше из-за того, что ты это знаешь?
Ангел: Ты не остановишь его, Кейт. Не таким путем.
Кейт: Что ты имеешь ввиду?
Ангел: Это должен быть прямой солнечный свет, обезглавливание... или кол в сердце.
Кейт хмыкает и отворачивается: Ты рассказываешь мне детские сказки.
Ангел: Я рассказываю тебе правду.
Кейт машет головой: Нет. Я не верю тебе.
Ангел: Я знаю, что не веришь. Даже после того, что ты видела, ты не позволяешь себе поверить, поэтому ты проиграешь.
Кейт раздраженно отходит: Я слышала достаточно.
Ангел: Нет, ты не услышала ни слова, и не услышишь.

Ангел хватает ее крестик, висящий на цепочке, и зажимает его в кулаке. Кулак тут же начинает шипеть и дымиться.

Ангел с нажимом: Не сейчас, еще нет. Потому что в мире есть вещи, с которыми ты просто еще не готова столкнутся лицом к лицу.

Кадры - рассвет. Кейт сидит у себя в офисе и глядит на фото жертв Пенна. Звонит телефон. Она не берет трубку.

Офицер приносит ей бумаги: Здесь все преступления с похожим образом действий, которые я смогла найти.
Кэйт: Спасибо, Крис.
Офицер насмешливо ухмыляется: Ты думаешь этот парень подражатель и любитель истории?
Кейт пытается улыбнуться в ответ: Что-то вроде этого.

Кейт раскрывает толственную папку, видит вырезки из газет. Заголовок одной из статей: 'Вампир-убийца наносит удар в районе магазина одежды. Город скорбит об утрате выдающегося гражданского лидера.'

Кейт изучает вырезки и начинает плакать.

Офис Ангела. Корди с блеском проводит свою отрепетированную презентацию.

Корди: Итак, вы обнаружили испещренное швами брюхо у покрытой сладостями Америки, да? Ну, вы пришли в правильное место! Здесь в "Расследованиях Ангела" мы не будем вас судить, мы с вас только возьмем деньги. Теперь, если вас не затруднит, вы могли бы мне сказать, от кого вы о нас услышали?
Пенн, сидящий на стуле: Вообще-то от полиции.
Корди: Действительно?
Пенн встает и подходит вплотную: Да. Детектив, с которым я говорил, была от вас в восхищении. Чтобы найти настоящее человеческое тепло, она сказала, я должен идти к вам.
Корди: О, отлично. (замечает его темный плащ, висящий на стуле) А что, на улице холодно?
Пенн прохаживается рядом: Я пытаюсь вспомнить ее имя. Как... как оно было? Она довольно высокая, привлекательная натуральная блондинка?
Корди радостно: О да, Кейт! Детектив Локли.
Пенн кивает: Локли... Да, так.
Корди: Да, она и Ангел очень близки.
Пенн: Значит это больше чем просто профессиональные отношения. Он заботится о ней.
Корди легкомысленно: О, да. Даже больше чем он сам думает. Но это наш Ангел, суровый - конечно, но не боящийся смешивать личные отношения с работой. (догадывается) И ты полностью тут выкачиваешь из меня всю информацию, да?
Пенн кивает: Да.
Корди в ужасе: О, дерьмо. Ты это - он. Он. Тот парень. Мальчик - способный ученик.

(Здесь имеется в виду повесть Стивена Кинга 'Способный ученик'. Она о мальчике, который встретил старого нацистского палача, наслушался от него историй и сам стал маньяком-убийцей.)

Пенн ухмыляется: Ты понимаешь, что никогда не добежишь к выходу до того, как я...
Корди поднимает жалюзи, ехидно: Сгоришь как спичка?

Пенн отскакивает от полосы света. Тут заходит хмурый-прехмурый Ангел. Он стоит с другой стороны от солнечной полосы. Буравит Пенна глазами.

Пенн ухмыляется: Ну.... Смотрите, кто вернулся со своей встречи 'я с людьми'.
Ангел мрачно Корделии: Дай мне кол.
Корди возмущенно: Но сейчас только 8 утра.... (пауза) О, ты имеешь ввиду:. хорошо.

(Здесь игра слов, стейк - кол, а также что-то типа отбивной. 8 утра - рано для мясного обеда.)

Корди убегает. Парни начинают угрожающе ходить кругами. Ну, насколько им это позволяет широкая полоса света.

Пенн: Что? То, что ты не пьешь, означает теперь, что все должны бросить?
Ангел: Я не жду, что ты поймешь.
Пенн насмешливо: О, я... я понимаю. Я же был пуританином, помнишь?
Ангел мрачно: Это должно закончится.
Пенн: Почему?.. Потому что ты так сказал? И как именно это работает? Ты просто проснулся однажды утром и решил "Окей, теперь я хороший"! (смеется) Нет, Ангелус, это не закончится. Это никогда, никогда не закончится. Это просто продолжается и продолжается.
Корди ехидно: Это не единственная вещь, которая будет продолжается и продолжаться. (дает Ангелу кол) Вот, распыли его.
Ангел торжественно-мрачно: Я прошу прощения за то, что я с тобой сделал, Пенн, за то, во что я тебя превратил.
Пенн: В первоклассного убийцу? Художника? Дерзкого пере-интерпретатора формы?
Ангел издевательски-мрачно: Скорее в убогого ремесленника.

Пенн перестает ухмыляться и обиженно таращится на своего сира.
Ангел поигрывает колом, сверля Пенна глазами, и очень успешно изображает из себя Ангелуса.

Ангел: Посмотри на себя. Ты наказываешь своего отца более 200 лет. Это жалко и банально. Наверняка у тебя на стене есть святилище убийств, а? Новые вырезки, статьи из журналов, может быть несколько свечей? О, ты так прозаичен.

Пенн отступает назад. И тут, в самый напряженный момент с улицы заваливает озабоченно-рассеянный Уес.

Уэсли: На улицах ничего о новом вампире в городе.

Пенн хватает Уеса и прикрывается его телом, напряженно глядя на Ангела.

Уес слабым голосом: Наверное, потому, что он здесь... и держит меня за горло.
Ангел резко: Отпусти его!
Пенн обиженно: Ты прав, Ангелус, моя работа утратила новизну. Я благодарен за критику. Поэтому поищу-ка я что-нибудь новое, творческое, что-нибудь потрясающе оригинальное. Только подумай о самой плохой вещи, которую ты можешь себе представить, и я встречу тебя там.

Пенн кидает Уесом в Ангела, хватает свой плащ, прикрывается им и удирает.

Чуть позже. Кейт роется в магазинчике магической литературы. Ангел идет по улице. Пенн что-то активно задумывает. Кадры находят, наползают друг на друга, перемешиваются. Лицо убитой девушки. Кейт листает книги. Ее глаза расширяются. Снова Пенн, снова Ангел. Лицо Кейт крупным планом. Она поражена и обьята ужасом. Пенн наконец что-то придумывает и удовлетворенно кивает головой. Кейт делает выписки из книг. Стук в ее дверь. Она идет открывать. Там Ангел.

Ангел: Привет. Я могу войти?
Кейт агрессивно-язвительно: О, правильно. Тебя же нужно пригласить войти, не правда ли?
Ангел замирает в шоке: Ты выполнила свою домашнюю работу.
Кейт язвительно: Хочешь меня проверить? Я просто переполнена забавными фактами. Например, я выучила, что твой друг был в Лос-Анджелесе и раньше, ты знал это? Да, по крайней мере, дважды. Один раз в 1929 и еще раз в 1963. О, и еще было кое-что в Бостоне, в 1908. Я думаю, что он был там тоже.
Ангел: Значит ты веришь мне?
Кейт: Да, я верю тебе.
Ангел: Хорошо, потому что он планирует нечто...
Кейт издевательски: Ангелус.

Ангел замирает вторично и пораженно, с болью смотрит на нее.

Кейт язвительно: Разве не так он назвал тебя? Ангелус? Я посмотрела что это. Это все есть в книгах. Демон с лицом ангела. Невероятно жестокий ублюдок во всех отношениях. О, и нет, ты не можешь войти.
Ангел трясет головой: Я не могу исправить прошлое, Кейт. Я это знаю.
Кейт: Нет, не знаешь. Фактически все, что происходит сейчас, происходит по твоей вине. Ты сотворил его, не так ли?
Ангел с болью: Позволь мне помочь покончить с этим, пожалуйста?
Кейт издевательски-злобно: Пожалуйста. Слово, которое как я думаю, ты слышал много раз в свое время. Пожалуйста... нет ... не надо?
Спасибо за предложение, но я не нуждаюсь в твоей помощи. Я знаю, что делать. Воткнуть кол прямо в сердце сукина сына. И когда это случится, я советую тебе не находиться рядом. Потому что в следующий раз когда мы встретимся, я сделаю тоже самое с тобой.

Кейт захлопывает дверь своего дома перед Ангелом.

Чуть позже. Офис Ангела. Корди щелкает на компе, Ангел бродит у нее за спиной.

Корди: Ха, вот это! 'Глобус Лос-Анджелеса' за 1929 год. 'Менеджер гостиницы 'Сады Регента' сказал, что подозреваемый казался тихим, нормальным человеком. Поиск продолжается.' Без шуток: что мы конкретно ищем?
Ангел: Я еще не знаю.

Рядом Уес изучает большую подшивку газет.

Уэсли: В 1963 полиция отследила убийцу до гостиницы под названием "Апартаменты Клевер Вуд". Когда они пришли за ним, он уже сбежал. Они так и не поймали его.

Уесли приносит им подшивку взглянуть поближе. Они сравнивают фотки в газете и в компе.

Корди: Это одно и же место. Новое название и внешний лифт. Не первый раз такое происходит в этом городе.
Ангел хмыкает и ухмыляется: Ха, старый добрый предсказуемый Пенн.

Позже. Выбивается дверь и в номер отеля Чингачгуком-Великим-Змеем заваливает Уес. Прыгает с колом наперевес, настороженно оглядываясь. За ним спокойно и расслабленно идет Ангел.
Уес вспоминает про вампика и машет ему рукой.

Уэсли: О, я приглашаю тебя войти.
Ангел: Расслабься. Это только для людей. Вломится в логово другого вампира - не проблема.
Уэсли: О. Правильно.

Ангел рассеянно берет со столика фотки, просматривает их и вздыхает.

Ангел: Его здесь нет.

Мельком взглянув на вырезки, приклеенные на стену, Ангел продолжает обыск.

Уэсли: Так что теперь, мы ждем? Совершаем набег на холодильник и пытаемся представить самую плохую вещь, которую мы можем вообразить?
Ангел берет в руки фотографии со стола: Кончай представлять.

На столе фотки школьного автобуса, карта с красными отметками на ней, рекламный листок школы. Уес подходит и тоже смотрит на все это.

Уэсли: О, Господи. Все эти дети-школьники.
Ангел мрачно: Он наконец-то изменил свой сценарий.

Позже. Собрание в полицейском офисе.

Кейт: Хорошо, слушайте сюда. У вас у всех есть это изображение в ваших конвертах.

Кейт достает рисунок Пенна, нарисованный Ангелом.

Кейт: Это - человек которого мы ищем. (достает фотку Ангела) А это - человек, с помощью которого мы собираемся найти его. Он приведет нас к убийце. Его имя Ангел и он местный частный детектив. У нас есть причина полагать, что наш подозреваемый сделает попытку войти в контакт с Ангелом, возможно как со своей следующей жертвой.
Детектив: Так что, мы собираемся держать под прицелом квартиру Ангела? Сколько людей вы хотите?
Кейт: Много. Мы будем работать в сменных командах ...

К ним заходит Пенн и рассматривает свой рисунок.

Пенн: Это ужасный портрет меня. А рот: Тут все неправильно!

Копы тупо сравнивают мордочку Пенна со своими картинками и бросаются на вампика.

Кейт орет: Нет!

Пенн легко разбрасывает копов и идет прямо на Кейт, которая роется в своей сумке в поисках кола. Но не успевает - Пенн хватает ее и утаскивает за собой.

Улица, освещенная солнцем. По ней едут Ангел и Уес. Ведет машину Уес, а Ангел сидит рядом, тщательно спрятавшись под одеяло.

Рация: Внимание, всем частям:

Они вьезжают в подземный паркинг полиции. Им наперерез бросается коп, пытаясь остановить.

Уэсли: Мы внутри. (Ангел вылезает из под одеяла) Я не понимаю. А как же дети-школьники? Разве мы не должны быть ...
Полицейский орет: Стойте! Стойте! Оставайтесь на месте!

Машина Ангела останавливается, мимо нее проносится целая куча полицейских машин с включенными мигалками. Остальные копы мечутся в панике.

Ангел мрачно: Он здесь.
Полицейское радио: Облава началась. Подозреваемый предположительно возле полицейского участка 12-ой улицы. Охраняйте зону. Будьте осторожны.

Ангел выскакивает из машины, уворачиваясь от полицейских машин подходит к люку в канализацию и открывает ее.

Где-то в туннелях. Пенн грубо тащит за собой Кейт. Она стонет.

Кейт: Что ты собираешься делать?
Пенн раздраженно-зло: Ну, сначала я думал, что я остановлюсь и расскажу тебе свой план. Или еще лучше: (швыряет ее на стену) :почему бы мне просто его тебе не показать?

Он ухмыляется, делает вампирское лицо и приближается вплотную.

Пенн нюхает ей лицо: А, пахнет страхом. Кровь становится слаще. Ты знаешь, кто научил меня этому?
Кейт хрипло: Я не боюсь смерти.
Пенн ухмыляется: О, я не собираюсь убивать тебя. Но после того, как я закончу, Ангел сам это сделает.
Ангел, у него за спиной: Автобус, полный детей-школьников, Пенн? Ты действительно думал, что я куплюсь на это?
Пенн оборачивается и ухмыляется: Ну, ты мог бы.
Ангел: Не-а... слишком оригинально.

Тут Кейт осторожно достав из кармана пузырек со святой водой от души поливает ею Пенна. Тот орет, отбрасывает Кейт от себя и хватается за дымяшееся лицо. Ангел делает к нему шаг.

Пенн: Ну, ты был прав насчет одной вещи, Ангелус. Последние 200 лет я преследовал моего отца. Но я кое-что понял: (дает ногой Ангелу под дых) это ты! (бьет его и орет) Ты создал меня! Ты научил меня!

Пенн сваливает Ангела на пол и прыгает сверху. Ангел все еще не делает вампирское лицо.

Пенн орет: Ты хвалил меня так, как мой смертный отец никогда не делал! Ты мой настоящий отец, Ангелус.
Ангел: Прекрасно! (вскакивает и сбрасывает с себя Пенна) Ты наказан.

Вампы начинают красиво прыгать в драке и размахивать ногами. Кейт под шумок тянется за обломком доски. По ходу дела получает от Пенна, роняет доску. Ангел снова кидается на Пенна, он зациклился на том, чтобы не делать вампирское лицо, так что драться ему тяжело. Чем Пенн и пользуется, хватая и обездвиживая Ангела сзади. Кейт тем временем все-таки вскакивает, держа перед собой длинющую доску.

Пенн: Ты забыл свои собственные уроки, старый учитель: Никогда не отказывайся от преимущества, помнишь? (кривится от отвращения) Жизнь среди них сделала тебя слабым! Мне становится противно, как подумаю, что было время: когда ты делал все, что было необходимо.

Ангел с человеческим лицом сверлит Кейт щенячьими глазами. Кейт в ужасе расширяет глаза. Ангел жалобно смотрит на кончик доски. Кейт разбегается и втыкает в него доску. Ангел так и не зажмуривается до самого конца, только дергается, как пришпиленная бабочка и задыхается. Пенн у него за спиной распыляется.

Ангел хрипло: Ты промахнулась.
Кейт: Не промахнулась.

Кейт резко выдирает из него доску. Ангел мешком падает на пол и задыхается от боли. Кейт присаживается неподалеку и закрывает голову рукой.

Позже. Балкон в офисе Ангела. Он сидит на парапете и смотрит на огни ночного города. Хмурствует. Подходит Корделия. Ангел не обращает на нее внимания, весь погруженный в депрессию.

Корди: Если тебе интерестно, почему эта венка на моем виске делает ча-ча-ча, так это потому, что я только что имела одно из этих разламывающих кости и раскалывающих мозг головных болей - видений.

Корди улыбается Ангелу, но тот не реагирует, тогда она просто протягивает ему записку.

Корди: Новая работа.
Ангел грустно-задумчиво: Я просто думал о том, как это место похоже на то, где я вырос.
Корди кривится: Правильно... Да. Я могу это видеть: за исключением машин, зданий, и: знаешь, всего остального.
Ангел депрессивно: Все не так сильно изменилось. Люди, проживающие свои жизни. Интересно, что-нибудь вообще когда-нибудь по-настоящему меняется:
Корди решительно: Конечно меняется. Они меняются: Ты меняешься... Это были только сны, Ангел. Это были даже не твои сны. Это ничего не значит.
Ангел депрессивно-жалобно: Но я наслаждался ими.
Корди с мрачным нажимом: Это наверное было бы окей, если бы ты больше никогда не упоминал эту часть.
Ангел тихо: Это все еще во мне, Корделия.
Корди с нажимом: Конечно оно в тебе. У всех у нас есть что-то. И это не единственное, что есть в тебе. Ты - не он, Ангел. Больше нет. Имя, которое я получила в своем видении, само послание пришло не для Ангелуса, оно пришло для тебя. Для Ангела. И ты должен верить что, кем бы они не были, эти Силы Которые Пребывают... Бывают: Есть: (отмахивается от своих грамматических потуг) :во всяком случае они знают разницу.
Ангел кивает: Да.
Корди: Люди действительно меняются.
Ангел решительно встает: Да, они меняются. И иногда они меняются в обратную сторону... Если когда нибудь наступит такой день, когда я...
Корди быстро: О, я убью тебя насмерть!
Ангел в шоке хлопает рестницами: Спасибо.
Корди улыбается и идет вперед: А для чего еще нужны друзья?

Ангел шокированно-восхищенно смотрит на Корди, трясет головой и идет за ней, чуть улыбаясь.

Конец

 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан