Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 

ОСВОБОЖДЕНИЕ

Уес: Сядь сюда. Подержи это. Я принесу бинты.
Фейт: Травмы нет. Я в порядке.
Уес: Тебя почти убили.
Фейт: Я могла бы помыться.
Уес: Конечно. Фейт, ты уверена, что ты окей?
Фейт: Немножко липкая.
Официантка-вамп: Подарок от той леди.

Ангелус: Да, как скажешь. По любому, не могу поверить, как это было легко заманить Истребительницу на мою вечеринку 'добро пожаловать домой из тюрьмы'.
Вампир-шестерка: Хотел бы я там быть, когда она увидела Зверя.
Ангелус: Парень никогда бы не выиграл никаких конкурсов по своей личности, но он показал неплохое шоу. Действительно отлично ее прибил.
Вторая шестерка: Как маленького кролика?
Ангелус: Окровавленного, хныкающего кролика. Как только она ослабела, я сунул Каменюке копье. Он этого не ожидал, тупая задница.
Демон: Да, душевный мальчик. Отличная работа - вернуть солнце.
О, хей, Ангелус. Купить тебе тепленькой?
Ангелус: Может быть позже.
Демон: После чего?
Ангелус: После того как я вырву твою трахею, чтобы прекратить эти раздражающие болтливые звуки.
Демон: Подожди! Это у меня такая болезнь. Ой! Черт, парень! Грязная сука! Неконтролируемое состояние. Ты про такое слышал, верно?
Ангелус: Да, вызывает импульсы, не поддающиеся контролю: например по разрыванию горла.
Демон: О! о:о:
Голос: Привет, Ангелус. Время нам поговорить.

Заставка

Ангелус: Где ты?
Демон: Там, где ты и хочешь, чтобы я был, приятель.
Голос: Я там, где тепло и приятно.

Ангелус: Прячься и ищи, ха? Окей, я играю.
Голос: Время игр окончено. Ты был плохим мальчиком. Убил мою любимую зверюшку.
Ангелус: Подумал, что может быть это привлечет твое внимание.
Голос: Инициатива. Мне это нравится, но тебе не нужно было так напрягаться. За тобой наблюдали уже некоторое время.
Наркоманка: Хей, малыш, как насчет поцелуя?
Ангелус: Тебе нравится подглядывать, ха?
Голос: Это одна из многих вещей, в которых мы похожи.
Ангелус: О, я об этом не знаю. Я больше парень действия. Ты, выметайся. Окей, давай же. У тебя есть яйца, или ветер, дующий из моей выхлопной трубы - это все, на что ты мастак? Хей, у меня возникла сумасшедшая идея. Теперь, когда я убил твою маленькую каменную зверюшку, как насчет небольшой встречи лицом к лицу, ха? Конечно, если у тебя есть лицо.
Голос: Не волнуйся. Мы встретимся, когда ты будешь готов.
Ангелус: Перестать. Зачем это выжидание? Ты организовал огненный дождь, прикрыл солнце, землетрясения: все чтобы заставить Семейку Бреди высвободить из Ангела внутреннего меня. Разве не хочешь хотя бы взглянуть на меня одним глазком?
Голос: Так прекрасно самовлюбленный, но вихри не всегда вращаются вокруг тебя. Разрушение иногда бывает самодостаточной наградой.
Ангелус: Хей, чувак, ты проповедуешь парню, который сожрал церковный хор. Подожди, это же был ты, верно? Ты просто дергал за нужные веревочки, чтобы заставить их думать, что это была их идея. Заставил их вытащить ту белую, пушистую душу, засунуть ее в банку, а потом - прощай, малышка, прощай.
Голос: Не хотел рисковать и допустить, чтобы они снова засунули ее в тебя. У меня отличные планы на тебя, мой сладкий мальчик.
Ангелус: Э, да, но дело в том, какие бы там ни были планы, у меня есть мои собственные. Итак, знаешь, спасибо, что заскочил в мою голову.
Голос: Ты посмеешь сопротивляться мне?
Ангелус: Сопротивляться кому? Большому страшному голосу? Ой! Хей, у меня тоже такое есть. Хочешь послушать? Можешь поцеловать мою вампирскую задницу! Тебе это подойдет?
Коннор: Хей. Принес тебе еще одно одеяло. Будет теплее. Ты окей?
Корди: Просто немножко дурноты. Наверное из-за всей этой Ангелус-проткнул-меня-стрелой штуки. Или из-за ребенка. Это его способ сказать:
Ангелус: Привет! Хей, у меня есть места, куда мне надо пойти, друзья, которых мне надо убить, ну, не совсем мои друзья, но ты понял идею. У тебя есть еще какие-нибудь пустые угрозы, которые ты хочешь тут озвучить? Ну, я так и подумал.
Вамп-нарик: Пижон, на чем бы ты ни сидел: Я тебе дам девушку за один грамм.
Корди: Ты уверен, что с Фейт все в порядке?
Коннор: Да, когда Уесли позвонил, он сказал, что она сильно ранена, но она же Истребительница. Они действительно сильные, верно?
Корди: Как для человека. Боже, я не могу поверить, что Ангелус убил Зверя.
Коннор: Он дерется грязно.
Корди: Может быть, это означает, что мы поступили правильно, вернув Ангелуса.
Коннор: Точно. Он настоящий герой.
Корди: Коннор, Ангелус не может сражаться со своей истинной природой. Он тот, кто он есть. Но, убив Зверя, он сделал мир более безопастным: для нашей семьи. Сначала ты этого не понял, но теперь поймешь.
Коннор: Я никому не позволю тебя тронуть - ничего в тебе.
Корди: Я знаю, что не позволишь, но просто помни, что это - наше. Никому больше не нужно знать, как нам повезло.
Коннор: Ты меня стыдишься?
Корди: Что? Нет.
Коннор: Тогда почему ты не хочешь рассказать им?
Корди: Потому что они не поймут. Наш ребенок так быстро растет, это их напугает. И этот страх, возможно, заставит их захотеть убить его, так же как они хотели убить тебя. Но верь мне, Коннор. Это будет не долго. Они все узнают, что растет внутри меня.
Ганн: Познакомься со своим новым лучшим другом. Если супер-плохой тут покажется, заклятие святилища нас убережет, но..
Фред: Но? Всегда есть 'но'. Когда это закончится, мы можем устроить большой мораторий на 'но'?
Лорн: Я упоминал, что единственные выстрелы, в которых я хорош, включают в себя 'Текилу'?
Фред: Ты же не думаешь, что Ангелус планирует повторить представление, а? Я: я имею в виду, он же будет знать, что мы подготовлены.
Ганн: Это не означает, что мы ослабим охрану. Если он тут сунет сюда клык, ударим его туда, где больно.
Лорн: Да, спокойной ночи, не очень сладкий принц.
Ганн: Я собираюсь еще раз проверить внизу, убедиться, что он не сможет прокрасться из одного из тех подземных туннелей.
Фред: Да, если Лайла смогла вломиться и войти:
Коннор: Я думал, что тебе больше подходит электрошокер.
Фред: Извини, я:
Ганн: Как Корди?
Коннор: Ну, сам знаешь. Устала, я думаю.
Фред: Может быть, я должна пойти и провери:
Коннор: Нет. Она еще никого не хочет видеть. Она просто хочет немного: супа.
Действительно горячего супа.
Лорн: Странная птичка. И становится все птичнее.
Фред: Ты же не думаешь, что он и Корди все еще:
Лорн: Может быть и была любовная ошибка, но я не улавливаю теплого тумана. Что бы это ни было, я просто не могу хорошо это прочитать.
Ганн: В эти дни у нас не так уж и много тепла или тумана. Почему с ними должно быть по другому?
Фред: Он наверное просто расстроен из-за того, что Фейт его прогнала. Кто-нибудь еще думает, что, может быть, это была громадная ошибка?
Лорн: Нет, до тех пор, пока мы будем хотеть вернуть назад Ангела в любом виде, кроме кучки пыли в совочке.
Ганн: Коннору лучше прекратить играть в нянечку, или что он там делает с Корди, чего я действительно не хочу знать.
Фред: Да, но Уес сказал, что Фейт вроде как
разбита. Она должна была быть нашим лучшим шансом по возвращения Ангела, но что если она не сможет?
Фейт: Чисто, аж скрипит. Пошли, порвем всех. Точно. Э, извини за ванную. Перестань, давай это сделаем.
Уес: Я не волнуюсь о ванной. Хотя я точно уверен, что моя страховка это не будет оплачивать. Мне нужно знать, в игре ли ты, Фейт. Во всех значениях.
Фейт: Пять на пять, босс.
Фред: Если бы я была Руководством по Рунической транскрипции, я бы была: не на той полке.
Ангелус: Сама с собой говоришь, Фред? Тут много таких.
Фред: Ты не можешь меня тронуть. Мы сделали никакого-демонического-насилия штуку.
Ангелус: О, заклятие святилища. Черт! О, подожди минутку. Я думаю, я: о, да, я вроде как подумал, что твои надоедливые сыщики будут напевать все ту же старую песню, поэтому я прихватил кое-что: кое-что, что позволит мне быть настолько демоническим, насколько захочу.
Фред: Я тебе не верю.
Ангелус: А как насчет теперь?
Фред: Чего ты хочешь?
Ангелус: Может быть, я просто по тебе соскучился. Ну, раз уж ты подняла эту тему, давай поговорим о хозяине Зверя. Что вы узнали?
Фред: Ничего.
Ангелус: Перестань, Фред. Весь этот сырой материал. Умный головастик, как ты. У тебя должна быть теория.
Фред: Если бы и была, ты последний человек, которому я бы рассказала.
Ангелус: Ну, тогда хорошо. Я думаю, я сам это выясню, ха? Давай посмотрим. Я возьму эти. И эту. Спасибо за 'ничего'.
Фред: Я знаю одну вещь. Ты - вне своей лиги. То, против чего ты вышел - он сделает тебя своей сучкой, как сделал Зверя. Итак, если хочешь меня убить, давай, заканчивай это. Сделано в Китае? Лорн!
Ангелус: Не надо обижать хорошую книжку. Как плохо. Я только-только начал получать удовольствие.
Коннор: Зачем же теперь останавливаться?
Фред: Коннор!
Ангелус: Ну, разве это не интересно. Отличная попытка, Фред. Подумай о том, как близко ты была к тому, чтобы остановить меня, когда я буду резать всех твоих друзей. Пока-пока.
Фейт: Мы выследим его, мы найдем его, мы..
Ангелус: И вам надерут задницы? Я не знаю, просто подумал.
Дурацкое заклинание, ха? Не думаешь, что оно должно было по крайней мере распространяться до тротуара?
Фейт: Отпусти его. Это между тобой и мной.

Ангелус: Это никогда не будет только между тобой и мной, Фейт. Уес всегда будет посередине. Вот так. Посчитай математически. Можешь достать меня до того, как я сломаю ему шею? Ты все еще такая же быстрая? Уес аж умирает, так хочет это узнать, не правда ли, Уес?
Уес: Сделай это.
Ангелус: Вот именно. Давай. Сделай это. Попробуй и спаси мир. Давай.
Чего ты ждешь? Это все насчет выбора, Фейт. Какой-то выбор мы делаем, а какой-то нет. О, и последствия. Они всегда забавные. Не волнуйся о старом добром Уесе. Что для нас еще один труп? Давай, где же моя девочка?
Ганн: Фейт!
Уес: Беги!
Ганн: Он ушел.
Коннор: Корди. Корди!
Корди: Что?
Коннор: Ты окей?
Корди: Конечно же. Кроме той утренней тошноты, которая всегда возникает внезапно.
Коннор: Хорошо. Я имею в виду, что ты окей.
Корди: А почему бы мне не быть окей?
Коннор: Ангелус. Он снова тут был.
Корди: Извини? Он был?
Коннор: Внизу. Он застал Фред одну. Использовал фальшивый талисман. Обманывал ее достаточно долго, чтобы выудить все, что у нас было насчет того, на кого работал Зверь.
Корди: Этот сукин сын:
Коннор: Он почти убил Уесли возле отеля, но Ганн и Фейт его отогнали.
Корди: Ура для нас.
Коннор: Книга Лайлы, эта штука из головы Лорна - зачем он все это хотел?
Корди: Я не знаю, но что бы там Ангелус не замышлял, я не думаю, что это будет хорошим.
Коннор: Просто повезло, что на этот раз никто не пострадал.
Корди: Значит заклятие святилища работает. Никакого демонского насилия в отеле?
Коннор: Да, оно сработало.
Ганн: Все что я говорю, это - если он снова попробует танцевать здесь и притащить сюда Темные Тени, он получит стрелу в свою злобную задницу.
Фред: Ну, его задница двигается довольно быстро. Он получил книгу и бумаги из Вольфрам и Харт.
Ганн: Это не твоя вина.
Фред: Могу поспорить, они думают, что моя.
Ганн: Как будто бы они сильно помогали.
Фред: Супер девочка не повелась бы на такой дешевый кусок дерьма, как это.
Ганн: Я просто рад, что ты повелась. Если бы что-то с тобой случилось:
Фред: Чарльз, может быть, мы могли бы:
Фейт: Что ты с этим делаешь?
Уес: Меняю правила игры.
Фейт: Я думала, мы не готовим убийство.
Уес: Мы и не готовим, но если у нас будет еще один шанс, я хочу достаточно замедлить его, чтобы успеть воспользоваться транквилизатором.
Фред: Оторвав ему ноги?
Ганн: Хочешь я тебе в этом помогу?
Уес: Нет. Мне нужен кто-то, кому я могу доверить охранять отель. Кто-то, кто действительно сможет ранить Ангелуса.
Ганн: О, я полностью готов.
Уес: Будь осторожна. В следующий раз, когда он появится, он может принести настоящую вещь.
Фейт: Начнем с осмотра периметра. Я пойду вперед. Будь настороже. Если он все еще в этом районе:
Уес: Ты снова позволишь ему убежать?
Фейт: И это говорит мальчик-заложник?
Уес: Ангелус был прав. Ты должна была нападать на него.
Фейт: Он бы тебя убил.
Уес: И сколько он должен получить шансов для убийства теперь, из-за того, что это тебя остановило? Ангелус - животное. Единственный способ победить его - быть такой же порочной, как и он.
Ангелус: Это не помогает. Половина из этого дерьма написана на какой-то архаической прото-демонской клинописи, и я не хочу быть грубым, но я думаю, что другую половину они просто покалякали. А теперь, не вынуждай меня сделать в тебе еще одну дырку, Редж. Я просто хочу разведать об этом парне, хозяине Зверя. Я имею в виду, это же оккультный магазин, да? Значит твоя работа - помочь мне.
Продавец: Я: не: знаю:
Ангелус: Конечно же, ты знаешь. Ему нравятся огненные дожди, затмения солнца, проникать: внутрь: твоей: головы:
Хозяин Зверя: Ангелус!
Ангелус: Привет, уровень звука!
Голос: Мне это не очень нравится!
Ангелус: А я не настолько глухой.
Голос: Ты думаешь, что я слепой, маленький человечек? Что я не вижу каждое твое движение еще до того, как ты решишь его сделать? Посмеешь еще раз вынюхивать про меня, и твоя дерзость будет наказана в десятикратном размере.
Ангелус: Да, и что ты собираешься сделать, ха? Нашлешь на меня мигрень? Вы, нематериальные существа, с таким большим висячим всевидением. А когда доходит до дела, ты, тем не менее, посылаешь некоего шлака-переростка, чтобы делать за тебя грязную работу. О, это действительно страшно. О, это отлично! Ты заставил меня потерять моего продавца.
Голос: Все это не так, мой сладкий. Мы должны быть друзьями, ты и я.
Ангелус: Нет, и я скажу тебе почему. Во-первых, потому-то, знаешь, я зло, поэтому штука с друзьями - отпадает. И во-вторых, если бы у меня были какие-нибудь друзья, они, конечно же, к черту, не жили бы у меня в голове.
Голос: Это так же, как тебя заставили жить внутри Ангела? Потому что ты был только голосом там, да? Просто находящийся внутри, похороненный под всем тем добром, полностью чувствующий, полностью бодрствующий, но пойманный в капкан. Не мог ни двигаться, ни говорить, бессильный осуществить свои желания. Такой жаждущий, такой беспомощный: это должно быть было как агония.
Ангелус: Мне действительно надоела эта игра.
Голос: Тогда, как насчет раунда 'покажи и скажи'? Душа, душа, у кого твоя душа? О, точно. У меня.
Ангелус: Еще больше дыма и зеркал?
Голос: Это только образ, да, но уверяю тебя, мой сладкий, именно сейчас я держу настоящую вещь в ладонях моих очень даже материальных рук, и я восстановлю ее, если ты не будешь вести себя хорошо. Я положу ее назад в твою коробочку, Ангелус, и похороню тебя так глубоко внутри Ангела, что ты никогда не найдешь дороги назад.
Ангелус: Хорошо. Что ты хочешь, чтобы я сделал: хозяин?
Фред: Ты действительно думаешь, что он вернется?
Ганн: Два раза отмерь, один - отрежь.
Фред: Да, потому что в первый раз это так отлично сработало.
Ганн: Это не твоя вина.
Фред: Я должна была разгадать его.
Ганн: Фред, ты осталась в живых, поэтому..
Фред: Потому что он мне позволил. А почему бы и нет? Все что могла сделать маленькая мышка - попищать на него.
Ганн: Тогда в следующий раз Минни выгрызет дырочку в его сыре.
Слушай, если ты действительно думаешь, что ты сделала что-то не так, не делай этого снова. Это просто.
Фред: Правда?
Ганн: Иногда.
Фред: Не надо. Все что мы когда либо делали - это отворачивались.
Ганн: Фред, я:
Фред: Я знаю. Что бы ни чувствовал Уес, что бы он ни думал, что может: я должна была ему сказать, что этого никогда не будет. Ты думаешь, я этого не знаю?
Ганн: Я говорил не об этом.
Фред: Но ты об этом думал, разве нет? Мне жаль.
Ганн: Это вообще уже не об этом. И ты это знаешь.
Фред: Все, что я знаю: это то, что я скучаю по тебе. Разве мы не можем просто вернуться к тому, что было до всего этого. Я просто хочу вернуться назад, Чарльз. Я просто хочу:
Ганн: Я, э: Я должен идти следить.
Фред: Да.
Демон: Перестань. На мне легко образуются синяки.
Фейт: Черт, мне интересно, какого ты будешь цвета, когда я закончу.
Демон: Ой!
Уес: Давай не будем, а?
Вампир 1: Это круто, пижон. Не волнуйся.
Демон: Я ничего не помню. Я был пьяный. Я подумал, что ей уже есть 18 лет.
Фейт: Я собираюсь очень хорошо поработать над твоим непониманием, придурок.
Демон: Меня зовут Френсис. Ой!
Вампир 2: Разломай ему голову. Посмотри, может быть, там внутри конфеты.
Демон: Хей, на кого я похож, на пинату?
Фейт: О, давай узнаем.
Демон: Ой, ой, ой! Полегче с ушибами. Чего ты хочешь узнать?
Уес: Где Ангелус?
Демон: Кто? Ой!
Фейт: Мы дышали прокисшим пивом и кровью, полночи в вонючих дырах, таких как эта.
Уес: Смотрели, куда это нас приведет.
Демон: Слушай, я тебе говорю, я ничего не знаю. Клянусь раковой опухолью моей матери. И если бы я даже и знал, я бы никогда этого не сказал такой парочке кусков мяса, которым сейчас высосут их кишки из их:
Уес: Стром демон. Лицо должно снова вырасти. Когда-нибудь.
Фейт: Думаешь, твое прирастет?
Демон: О, этот Ангелус. Да, был тут все время, болтал языком. 'Посмотрите на меня, я такое зло'. Настоящий придурок. Никогда он мне не нравился. Я на вашей стороне.
Уес: Где он?
Демон: Я не знаю. Я клянусь. Он тут был раньше, доставал всех своим ля-ля, а потом он начал бормотать сам себе, как большой красивенький нарик, а потом: он ускользнул назад.
Фейт: Назад куда?
Что за:
Ты окей?
Уес: Превосходно.
Корди: Знаешь, большинство подростков ищут у себя прыщи.
Коннор: Я не: я не был:
Корди: Ты пытался его взять, да? Ты напал на Ангелуса внутри отеля и тебя отшлепало анти-демонское заклятие?
Коннор: Я - не демон.
Корди: Я - демон. По крайней мере, частично. Вроде как необходимое условие для всех этих видений.
Коннор: Ты это выбрала. Это не одно и то же.
Корди: А почему нет?
Коннор: Я имею в виду: Почему я.. Корди, я даже не знаю, кто я такой.
Корди: Я знаю. Ты - папочка. А папочкам нужно брать на себя ответственность, Коннор. Тебе нужно принять тот факт, что мы - особенные. Так же как будет особенным наш ребенок.
Коннор: Я действительно собираюсь быть отцом.
Корди: Лучшим, и единственная вещь, о которой тебе когда-либо придется волноваться - чтобы сохранить нас в безопастности. Поэтому, почему бы тебе снова не пойти вниз и не посмотреть, что происходит. Я бы чувствовала себя намного лучше, если бы я знала все, что происходит.
Фейт: Хей, я заберу тебя отсюда.
Уес: Фейт:.
Фейт: Ты можешь идти?
Наркоманка: Нет, зато я могу летать.
Фейт: Что они с ней сделали?
Уес: Она сама это с собой сделала. Они обкалываются, вампиры питаются, используя их как фильтр. Я читал, что эффекты могут быть довольно опьяняющими: для них обоих.
Наркоманка: Хей, ты хорошенькая. Хочешь
поцелуемся?
Фейт: Тут раньше был вампир. Высокий, темные волосы: Слушай!
Наркоманка: Окей. Боже! Что у тебя за проблема?
Фейт: Высокий, темные волосы, сам с собой разговаривает.
Наркоманка: Отпусти.
Фейт: Ты его видела?
Наркоманка: Нет, не видела. Прекрати это, мне больно!
Фейт: Она ничего не знает.
Уес: Может и не знает.
Фейт: Что ты делаешь, Уес?
Уес: Заткнись! Следы на твоих руках, ты тут была, что, уже два или три дня? Отвечай мне!
Наркоманка: Да, Боже, прекрати! Да, четыре: четыре дня.
Уес: Тогда ты должна была видеть вампира, которого мы ищем.
Наркоманка: Ангелус, я его видела. Он, э:

Уес: Где он?
Наркоманка: Я не знаю. Я не знаю! Пожалуйста, прекрати!
Уес: Говорят, что он сам с собой разговаривал. Что он говорил?
Наркоманка: Я не знаю. Это было: это было как будто бы он с кем-то разговаривал. Это все было про огненный дождь, и: и дерганье за веревочки и о душе. Это все, что я слышала. Пожалуйста, прекрати. Больно.
Фейт: Ты совсем сошел с ума?
Уес: Я избегал главных артерий. Она будет жить, если это можно назвать жизнью. Что бы не контролировало Зверя - оно вошло в контакт с Ангелусом.
Фейт: И что? Пытки людей - часть нового
имиджа?
Уес: Я сделал то, что должен был сделать, потому что ты не смогла.
Фейт: Я ее ударила.
Уес: Ты думаешь, что для нее это что-то новое?
Фейт: Ты перешел там черту. То, что ты там сделал:
Уес: О, теперь у тебя проблемы с пытками?
Помнится, были времена, когда ты скорее наслаждалась ими.
Фейт: Да, ну, я больше не такая. И ты это знаешь.
Уес: Хорошо что у меня есть эта штука, просто на всякий случай. Я помню то, что ты сделала мне, Фейт. Разбитое стекло, мелкие порезы, так чтобы я оставался в сознании.
Фейт: Ты думаешь, что я снова бы тебе это сделала?
Уес: Это часть, в которой ты говоришь мне, что ты начала с чистого листа, обрела Бога, внутренний мир? Мы оба знаем, что это не так. Ты не изменилась. Ты не можешь измениться.
Фейт: Уес:
Уес: Потому что ты больная. Ты всегда была больная. Это нисходит к гниющим корням твоей души. Вот почему твои друзья отвернулись от тебя в Саннидейле, почему Совет Наблюдателей пытался тебя убить. Никто тебе не доверяет, Фейт. Ты - бешеная собака, которую нужно было пристрелить еще годы тому назад! Видишь, это было не так уж и трудно, а? Вот так ты и должна ударить его.
Фейт: Нет.
Уес: Ты должна захотеть использовать все способы, Фейт.
Фейт: Я не могу рисковать убийством Ангела. Не после того, что он сделал для меня. Нет никакого другого способа.
Лорн: О, получить по кружке деревяшкой, завернутой в бархат. Да, вот так это и ощущалось.
Фред: Я очень сильно извиняюсь.
Лорн: О, ничего страшного. Это первый хороший сон с тех пор, как начался апокалипсис. Итак, что я пропустил?
Ганн: Ангелус и его обычное психопатическое шоу.
Лорн: Я вижу что у всех горла все еще целые. Должно быть, заклятие святилища сделало свое дело?
Ганн: Да, оно работает.
Лорн: Хей, плюс для хороших парней.
Фред: И два минуса. Я позволила Ангелусу забрать книгу Лайлы и все, что Вольфрам и Харт высосали у тебя из головы.
Лорн: А я собирался все то вставить в рамочку.
Ганн: Вампир Мориарти гулял, размахивая анти-штучной штукой. Любой бы сделал то же самое.
Лорн: У него есть штука?
Фред: Не штука. Он махнул этим куском ерунды в мое лицо, а я заработала спинной паралич.
Лорн: Уберите отсюда эти разборки насчет вины, персики. Маури всучивал это туристам с тех пор, как в ЛА появились фуникулеры, дорогуша. Обманывал этой штукой тех 'Шорты-бермуды' каждый раз.
Ганн: Маури?
Коннор: Ты знаешь, где этот парень?
Лорн: Да, конечно. Он держит свои рога в магазине в Оливе. А что?
Ганн: Позвони Уесу. Сейчас же.
Фейт: Даже если он взял это поддельное волшебство у этого парня Маури, почему он будет там торчать поблизости?
Уес: Он и не будет, но этот Маури, которого знает Лорн, может быть сможет помочь нам найти, где прячется Ангелус.
Ангелус: Нет: но я могу.
Маленькая птичка в моей голове сказала мне, что ты будешь здесь. О. Как волнующе. Ты должен был справиться лучше, чем это, Уес. Давай же, я дам тебе еще. Третий удар. Ой-ой. Вампир с ружьем.
Могу видеть, почему ему нравилась эта штука. Вау. Ты теперь действительно раскисла, а? Хей, помнишь то время, когда ты пыталась заставить Ангела убить тебя, потому что ты чувствовала себя такой хнычущей, из-за того, что была такой плохой маленькой девочкой? Ха? Ты все еще чувствуешь себя так же? Все еще хочешь умереть?
Фейт: Нет.
Ангелус: И что же это?
Фейт: Нет.
Ангелус: Я тебя не слышу.
Фейт: Нет!
Ангелус: Слишком плохо, потому что ты сейчас умрешь. Но не так.
Похоже, что у нас тут есть один живой. На данное время. Немного устала, сладенькая? Хочешь взять перерыв? Ну, это так разочаровывающе. Ты никогда раньше так легко не теряла кровь.
Фейт: Оттрахайся.
Ангелус: Может быть потом. Я люблю, когда мои девочки лежат тихо. Хей, приятель, как там у тебя дела? Добрый старый Уес. Всегда расчитывай на него, чтобы заняться плохой ситуацией, и сделать ее еще хуже. Я имею в виду, хей, посмотри какая ты конченая. Но все еще, я думаю, у него действительно было не много, чтобы с этим поработать.
Фейт: Не надо путешествий по мозгам, Джи Кью. Уес сказал мне, что ты попытаешься влезть в мою кожу. Дал мне именно то, что нужно, чтобы тебя зачеркнуть.
Ангелус: О-хо-хо. И не говори. Воодушевляющая уверенность и спич с оттопыренной верхней губой. Ура-ура. Добро против зла. Делай то, что должно быть сделано. Держись, котенок, уже почти пятница. Вот этим растрепанный маленький педик тебя и вооружил, чтобы сражаться с большим плохим пугающим парнем?
Фейт: Да, и еще вот этим.
Ангелус: Это больно, малышка. Мне вроде как нравится. А как насчет тебя? Вот это моя девочка. Я знал, что она где-то там внутри, умирает от желания выйти наружу и снова поиграть.
Фейт: Заткнись.
Ангелус: Я знаю, какое это чувство - когда тебя заставляют быть кем-то, кем ты не являешься. Больно до костей. Ты пытаешься похоронить боль, но не можешь найти достаточно глубокую яму, да? Не имеет значения, как сильно ты закапываешь, она все еще там. Разбитые осколки втыкаются в тебя каждый раз, когда ты дышишь, режут тебя изнутри. Знаешь, есть только единственный способ прекратить эту боль. Сделать больно кому-то другому. Давай же, Фейт, ты даже не пробовала. Или ты пришла сюда именно для этого, ха? Не смогла наказать себя достаточно сильно в тюрьме? Именно из-за этого? Все еще ищешь кого-то, кто поможет выбить из тебя плохое? Знаешь, что в этом забавного, дорогая? Я могу забить тебя до смерти, и это не сделает никакой разницы. Ничто не изменит того, кто ты есть, Фейт. Ты убийца, животное, и тебе это нравится. Ты точно такая же, как и я.
Фейт: Нет! Ты неправ. Я теперь другая. Я не такая, как ты.
Ангелус: Ты будешь.

конец


 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан