Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

БОМБА С ЧАСОВЫМ МЕХАНИЗМОМ

Ганн: Слушай, пожалуйста: Что я сделал? Нет. Нет. Подожди!
Найти это. Найти: Ганн. Чарльз Ганн. Ты: Фред? Ты выглядишь: ужасно. О! Иллирия.
Иллирия: Двигай.
Ганн: Не могу. Не могу оставить это измерение, если только кто-нибудь другой не наденет медальон и не займет мое место.
Уес: Я ее не посылал. Мы разговаривали о Ганне. Я обьяснил ей ситуацию, нашу невозможность забрать его. Она кивнула, создала портал и исчезла.
Ангел: Значит она просто, что, помогает тебе? Она твоя маленькая помощница?
Уес: Я бы с трудом мог назвать ее:
Ангел: Ну, она конечно же очень помогала тебе побить меня. Уес, ты хоть представляешь себе почему она все это делает для тебя?
Уес: Какое это имеет значение? Может быть ей удасться вытащить его.
Ангел: Или может быть она его убьет. Это нельзя предугадать, Уес. Зачем бы ей рисковать ради нас?
Уес: Я сомневаюсь что для нее это риск. У нее есть сила бога.
Ангел: У нее самомнение бога.
Уес: В конце концов она же управляла миром. Такие вещи любому снесут крышу.
Ангел: Очевидно.
Уес: Я делаю успехи. Хотя конечно же между нами большая дистанция. Она никогда не примет никого из нас как равных себе. Но: по меньшей мере я ее развлекаю. Может быть именно поэтому она еще здесь.
Ангел: Она все еще здесь потому что это место воняет властью. У нее было все, Уес. Все. Ты думаешь что она не ищет пути вернуть все назад?
Уес: Я не могу сказать что я знаю, чего она хочет. Но я понимаю ресурс, мощь, которую она представляет. Если бы мы могли найти какой-нибудь способ интегрировать ее, убедить ее:
Ангел: Сделать что? Присоединиться к команде? Ганн.
Уес: Иллирия.
Иллирия: Эта вещь:
Ангел: Отпусти его.
Иллирия: : она важна для вас.
Уес: Иллирия, прекрати.
Иллирия: Она имеет значение: бесценную стоимость.
Ангел: Я же сказал, отпусти его:
Уес: Да, великую ценность. Великая услуга. Ты же говоришь об услуге, верно: что мы теперь тебе должны?
Иллирия: Что вы теперь мне должны.
Ангел: Вперед, команда.

Заставка

Уес: Все дохристианские писания имеющие отношение к Эре Демонов. То же самое для изначального, указывая на любые упоминания о Древнейших.
Ганн: Хей.
Уес: Ганн.
Первый день по возвращению?
Ганн: Да.
Уес: Я тебя проткнул. Я должен бы извиниться за это. Но честно говоря я не знаю как. Я думаю что по любому это будет неуклюже.
Ганн: Хорошая попытка.
Уес: Окей.
Ганн: Я не ищу извинений. Не знаю, смог бы я их принять. Кроме того, у меня только что вырезали сердце каждый день в течении двух недель. По сравнению с этим: маленький тычок в кишки? Вроде как проехали.
Уес: Тогда, чего ты ищешь?
Ганн: Я не знаю. Может быть указатель направления. Штука, которая убила моего друга только что спасла мне жизнь. Неизвестно почему. Это место просто конкретно прошлось по моей заднице. Я не знаю, какой путь правильный.
Уес: Все тут:
:немного странное.
Я полагаю:
: мы должны ко всему привыкнуть.
Я думаю что все это именно так - привыкание.
Ганн: Привыкание?
Уес: : к вещам. : к самому себе. К этому месту.
К Иллирии.
Ганн: К ней точно нужно привыкнуть.
Уес: Ты не можешь смотреть на нее без того, чтобы не увидеть: предыдущего владельца ее тела.
Но потом, то, что исходит из ее уст - чистое настоящее безумие. Мы ей кажемся такими крошечными.
Ганн: Но ты же ее держишь на поводке или что-то вроде того, верно?
Уес: Нет. Нет.
Она монументально зациклена на себе.
Она все еще думает что она бог-король вселенной.
Ганн: Значит она как кинозвезда.
Уес: Нет, не настолько плохо. Хотя немного больше насилия.
Спайк: Ой! Хорошо, бабушка. Должен признать. Это хороший удар.
Иллирия: Эта оболочка: у тебя была привязанность к ней, к Фред.
Спайк: Очень. Любил эту птичку.
Иллирия: Но ты ударяешь по ее форме без всяких сантиментов.
Спайк: Ты - не она. Я могу это видеть. Бог знает, я могу ощущать это по запаху.
И у меня нет никаких проблем бить это.
Иллирия: Ты приспосабливаешься.
Спайк: Мы все это умеем.
Иллирия: Приспособление - это компромисс.
Спайк: Это называется учиться. Но, думаю, ты уже и так знаешь все, что здесь нужно знать.
Иллирия: Когда мир встретил меня, он содрогнулся и застонал. Он преклонил колени у моих ног.
Спайк: 'Дорогой "Пентхауз", я обычно не пишу таких писем, но:'
Йо-хо-хо!
Иллирия: Иллирия была всем, что им нужно было знать.
Спайк: А потом появился Интернет.
Иллирия: У вас ничего нет. Ваш род расстащил эту землю на части. Каждый из вас ухватил себе маленький кусок. Даже те, у кого самые могущественные запасы - нищие.
Спайк: Тот, кто умирает с наибольшим количеством игрушек, тот и победил, э?
Иллирия: Никогда не умирать: и завоевывать все - это победа.
Спайк: Это нечестно.
Ангел: Спайк, можно с тобой поговорить минутку?
Иллирия: Я разрешаю тебе идти.
Спайк: Ха!
Да, отлично.
Огромное спасибо.
Эта время-останавливающая штука - королевская сука, но я начинаю понимать ее 'мне миллион лет' движения. Наглая смесь. Немного тек-вон-до, немножко бразильской нин-джитцу, я бы так сказал.
Ангел: Ты должен прекратить эти занятия.
Спайк: Хей, подожди. Я только начал втягиваться. Тестирование ее отточило такую технику, о которой я даже не думал, что она заржавела.
Ангел: Мы не тестируем ее, Спайк. Это она тестирует нас.
Спайк: Я ее таки достал, разве нет? Вот именно, маленькая Шива. Надеюсь в следующий раз ты подумаешь дважды.
Лорн: Хей-хей. Плечо уже налегло на колесо, ха?
Ганн: Должен по крайней мере начать. В любом случае это то, что я продолжаю говорить себе.
Лорн: Значит с тобой все хорошо? Я имею в виду, ты выглядишь хорошо, как я погляжу. Я просто подумал заскочить и посмотреть, все ли с тобой хорошо : а с тобой все хорошо: ага: хорошо.
Ганн: Что за, э, за дело с инкогнито?
Лорн: Это чтобы выполнить свое назначение. Ангел хочет чтобы я начал следить за Иллирией, не спускал с нее глаз. Получил небольшую рацию и все такое.
Ганн: Думаю что Иллирия все еще тут главная новость.
Лорн: Новость на первой полосе. И ходячий некролог. Странные времена, ха?
Ганн: Странные времена.
Ты говорил с Уесом?
Лорн: Ну, мы обменялись парой слов. Я бы вообще-то не назвал это разговором. Он все еще не пришел в себя с тех по как наша Наша Леди Синего Облома прибыла.
Ганн: Да, я только что был в его офисе и:
Лорн: О, Боже, не заходи туда! Именно там он и держит свое самое сильное сумасшествие.
Ганн: Да. Я это уловил.
Лорн: Это как два разных человека. Один из них почти в кататонии. Тот парень, которого ты видел, мечется в горячке по коридорам, а другой просто сидит там взаперти весь день, дергаясь как жук на раскаленной сковородке, выискивая каждый маленький фактик, который он может найти об Иллирии.
Ганн: А что Ангел об этом говорит?
Лорн: А, он тоже не очень разговорчив в эти дни.
Ангел: Лорн? Это Ангел. Ты меня слышишь?
Лорн: Э, десять к четырем, хороший друг.
Ангел: Лорн, нам нужно встретиться у меня в офисе. Сейчас.
Лорн: Э, вас понял.
Спайк: Окей, в конечном результате ты не любишь Малышку Голубой Бык в своем доме, и ты хочешь от нее избавиться.
Ангел: Да.
Спайк: Итак: мы говорим о пастбище: или о скотобойне?
Ангел: У нее же не было никакой проблемы с убийством Фред, разве нет?
Уес: Иллирия заразила Фред, в этом было не больше преступного намерения, чем у вирусного фага.
Ангел: Хей, слушай, Уес, я знаю, что ты привязан к ней, но:
Уес: Но она непредсказуема, опасна, слишком мощное существо, слишком близка к тому, чтобы превратиться во врага. Да, Ангел. Это самоочевидно.
Ангел: Что означает что мы должны найти у нее какую-то слабость, какую-то уязвимую точку.
Уес: Ты хочешь чтобы я нашел способ убить ее.
Ангел: У тебя с этим проблема?
Уес: Нет.
Ангел: Хорошо.
Потому что у нас более чем достаточно проблем, чтобы о них волноваться.
Ганн: Да, к примеру, что насчет апокалипсиса? Все еще пытаюсь в это врубиться. Линдси сказал, что мы как раз находимся в самом разгаре его?
Уес: О, да. Тысячелетняя война добра против зла зашла уже слишком далеко.
Ангел: Зло просто еще никому об этом не сказало, именно поэтому они наверное и выигрывают.
Спайк: О, и кстати, мы очевидно на неправильной стороне. Или на правильной, если вы любите выигрывать.
Ганн: Звучит так, как будто бы вы, парни, купились на это.
Ангел: В следующий раз, когда выйдешь отсюда, оглянись хорошенько. Потому что это правда, Ганн.
Ганн: Заметано. Итак, что это означает для нас?
Ангел: Скажи мне как можно воевать на невидимой войне. Я даже не знаю с кем мы воюем. Все зло, которое мы уже остановили: но мы все еще главные кормильцы Партнеров.
Маркус: Больше нет. Позволь мне спросить у тебя кое-что, Ангел. Ты слышал когда нибудь термин: 'хирургическая точность'?
Ангел: Когда нибудь слышал термин: 'встреча по предварительной договоренности'?
Маркус: Иллирия уничтожила 11 пыточных команд до того, как она нашла вашего человека. Два бронетранспортера, грузовичок мороженщика, и восемь прекрасно ухоженных лужаек. Не упоминая уже о дюжинах сотрудников, ставших бесполезными для компании.
Ангел: Выстави мне счет.
Маркус: О, мы так и сделаем. Убытки покроются непосредственно из доходов этого подразделения. Поздравляю. Одним ударом ты перешел от вожака стаи до тылового неудачника.
Ангел: И:
Маркус: Ангел: ты уверенный в том, чего хочешь, 'что вижу, то беру' парень на самой вершине корпоративной лестницы. Почему бы тебе самому не выяснить, что будет после этого 'и'?
Ангел: Мы работаем над этим.
Маркус: Да, я уверен что вы работаете. А тем временем у Партнеров есть маленькое задание, которое они бы хотели чтобы ты просмотрел. Я пошлю Ганну файл. Приятно снова тебя видеть, кстати. Это простой случай, но с кое-какими очень большими игроками.
Ангел: Если это наш шанс подлизаться к главному офису, то я должен сказать, что это не мой приоритет.
Маркус: О, нет, не думай о нас, Ангел. Думай о прибыли. Это прибыль, которая позволит тебе удерживать этот отважный маленький корабль добра над водой. Это бизнес, мальчики, а не пещера летучей мыши.
Лорн: Ну, я вот что вам скажу - он мне все еще нравится больше, чем Ева.
Иллирия: Этот день. Какое у него название в вашем цикле дней?
Уес: Я называю его: понедельник.
Иллирия: И этот разговор. Он у нас был и раньше.
Уес: Ну, да, мы: обсуждали нашу систему измерения времени и нашу технологию, вес и меры, местные обычаи, мировую историю:
Иллирия: Ты мой гид.
Уес: Наверное.
Иллирия: Ты еще больше этого.
Уес: Действительно?
Иллирия: Ты мой предатель. Когда ты разбил Окно Орлона, ты хотел изменить прошлое, переписать свою историю и историю этого тела.
Уес: А вместо этого я вернул назад еще более болезненные воспоминания.
Иллирия: Это было ошибкой.
Уес: Я пришел к пониманию насколько необратима работа времени.
Иллирия: Но ты намеревался изменить его.
Уес: Я хотел вернуть Фред.
Иллирия: И уничтожить меня!
Уес: Как неизбежное последствие. Это ранит тебя: мое предательство?
Иллирия: Предательство было нейтральным словом в мои дни, такое же неосуждаемое слово как вода или бриз. Нет. Или возможно: Я просто обеспокоена, потому что я обеспокоена.
Уес: Это звучит очень близко к человечному.
Иллирия: Пылинки. Однодневки, которые умирают вскоре после рождения, они могли бы вообще не жить.
Уес: Эй, эй. Следи за манерами.
Ганн: Только что получил файл от Гамильтона. Сейчас его просматриваю. Похоже на какой-то церемониальный демонский договор. Ты должен будешь его подписать как свидетель от фирмы.
Ангел: Ты встречался с Гамильтоном.
Ганн: Прости?
Ангел: Новый связник. Ты встречался с ним раньше, до этого дня?
Ганн: Да. Он пришел навестить меня в мой подвал, пока меня там резали. Предлагал меня оттуда вытащить.
Ангел: И что ты сказал?
Ганн: Тебе действительно нужно об этом спрашивать?
Ангел: Мне действительно нужно.
Ганн: Я его послал. Больше не заключаю сделок. Больше нет.
Ангел: Ну, таким путем тебе будет трудно работать юристом.
Ганн: Это уже было трудно. Облегчать ведение бизнеса для кучи отвратительнрых, чешуйчатых, злых клиентов.
Женщина: Простите: Я тут насчет демонского договора.
Они нашли меня. Они сказали что у них есть эти люди-пророки, которые рассказали им что мой малыш будет чем-то вроде святого. Они сказали что об этом было пророчество.
Ганн: Что вы знаете о Братстве Свирепых?
Женщина: Ну, они действительно религиозны. Я имею в виду их религию, а не религию Бога. Но они были такие заботливые. Они всегда приносили мне специальные коктейли и витамины.
Ангел: Вы же понимаете что они демоны?
Женщина: Ага. Они очень открыты насчет этого.
Ганн: Ну, любой демонский договор нужно принимать с осторожностью. Они могут быть пронизаны неясными пунктами и недомолвками. Как нашему клиенту, я должен посоветовать вам:
Демон: Она не ваш клиент. Мы - ваши клиенты.
Иллирия: Странно. Это не существует, пока его не разобьют на части.
Уес: Что это?
Иллирия: Время.
Уес: Ты не очень хорошо выглядишь.
Иллирия: Твое мнение обо мне весит меньше солнечного света.
Уес: Иллирия!
Ангел: Уес, делай это сейчас!
Спайк: Наконец-то я ее достал, разве нет? Вот именно, маленькая Шива. Надеюсь в следующий раз ты подумаешь дважды. Хороший удар коленом по ребрам таки сказывается на тебе, да?
Уес: Иллирия?
Иллирия: Ты пытался убить меня.
Опять!
Уес: Что? Я не:
Я не хочу, чтобы ты умерла, верь мне.
Иллирия: Я была там. Я видела это.
Лорн: Синяя птичка в полете.
Харм: Окей. Ангелу просто нужно еще несколько минут. Я могу пойти и принести вам что-нибудь выпить? Кофе? Чай? У нас есть кровь.
Демон: Что он там делает со Святым Сосудом?
Харм: И много вариантов органической колы.
Демон: Братство очень бережно обращается с Сосудом. Если она предьявляет какие-то претензии, то именно мы должны быть теми, кто:
Харм: Верьте мне, Ангел позаботится обо всем. Именно это он и делает. Ага. Я уверена, что он там, знаете, проникает ей в голову, сея семена страха. Но не волнуйтесь. Он ее поломает, как беременную веточку.
Демон: Мы попробуем органическую колу. Спасибо.
Ангел: Ты уверена что хочешь это делать?
Ганн: Да, потому что еще не поздно, Аманда. В этом контракте где-то есть какое-то двойное дно. Всегда так бывает.
Аманда: Но разве не вы те парни, которые должны говорить мне, чтобы я это делала?
Ангел: О, мы должны. И, ну, мы не должны. Мы, э:
Лорн: Ангельские Ушки, это Тайный Демон. Прием.
Аманда: Слушайте, я и раньше разговаривала об этом, верьте мне. Я знаю что это звучит плохо - отдать своего нерожденного ребенка сверхъестественному культу, но:
Ангел: Извини.
Продолжай.
Аманда: Видите ли: весь их народ верит, что мой ребенок их, знаете, что-то типа Далай Ламы. Они собираются поклоняться ему. О нем будут заботиться лучше, чем мы смогли бы когда-либо это делать. Он будет кем-то значительным, кем-то важным. Мы никогда не сможем дать ему этого.
Ганн: Аманда, на фоне лидера Братства Свирепых, Джим Джоуз выглядит как учитель церковной школы.
Аманда: Кто такой Джим Джоунз?
Ангел: Это не важно.
Аманда: Мистер Ганн, мы не можем позволить себе этого ребенка. Мой муж, он получил травму на работе. Повреждение мозга, доктора сказали. Неизлечимое. Мы живем на продуктовые талоны и пособие по инвалидности. Но Братство: они сказали что они его вылечат. Заставят его вспомнить кто я такая. Я имею в виду, как человек может от всего этого отказаться?
Ангел: Извините нас.
Ганн: Я не очень хорошо себя чувствую.
Ангел: Первый день на работе после отпуска в аду, знаешь, я не удивлен.
Ганн: Знаешь какая часть там была самой плохой? Это был не подвал. По крайней мере там ты знал, на чем ты стоишь. Демон собирался вырезать твое сердце и показать его тебе. Не-а. Это была фальшивая жизнь, которую они давали тебе наверху. Жена, дети, вся эта глазурь на семейном пироге. Но где-то в глубине этого: была ноющая уверенность, что все это было ложью. Что все улыбки и свечки на торте на дне рождения, и домашнее задание - это было просто для того, чтобы прикрыть ужас. Это именно то, чем мы тут и занимаемся - просто прикрываем ужас?
Ангел: Нет.
Ганн: Потому что я не думаю, что смогу продолжать это переваривать, не после того, что произошло.
Ангел: Ты должен. Слушай меня, Ганн. Мне нужно чтобы ты прошел через это, чтобы прошел через все это, чтобы мы смогли рассмотреть картину в целом и распланировать наш следующий шаг.
Ганн: Ангел: она наш следующий шаг.
Харм: Э: Братство допило свою колу, Ангел, а повышенный уровень сахара не делает их менее:
Ангел: Пусть идут сюда, Хармони.
Маркус: Ищем лекарство от рака, мистер Виндам-Прайс?
Уес: Это не будет рентабельным. Я уверен что мы много зарабатываем на раке.
Маркус: Хе, да. Держатель патента - наш клиент. Поэтому:
Как там научная игра? О, я понимаю что вы только начинаете, но, э:
Уес: Вам что-то конкретно нужно, мистер Гамильтон?
Маркус: Мне просто интересно прояснилось ли что-нибудь по Иллирии. Мы тоже беспокоимся о ней, знаете.
Уес: Точки соприкосновения. Мистика.
Маркус: Она ходячий кошмар, не так ли?

Уес: Хорошо сказано.
Маркус: И все же вы, кажется, самая похожая на друга вещь, которая у нее есть.
Уес: Если бы вы знали ее, вы бы понимали весь абсурд этого утверждения.
Маркус: Ну, Партнеры знают ее, Уесли.
Да. С давних времен. Хе. Они не хотят, чтобы она была здесь. Они не хотят ее где нибудь: вообще. Но они считают, что это твоя проблема, так что:
: приятной битвы.
О, ты наверное захочешь взглянуть на низкочастотный считывающий сканер. Просто подумал.
Лорн: Я повторяю, Синяя Птичка поумнела. Тайным Демон раскрыт. Прием: Алло? Это вообще включено?
Хей, Лири, скажи-ка, когда ты меня подловила? В лифте? Там было тяжело.
Иллирия: Вампир играет в детские игры.
Лорн: О, салочки, ты водишь, дорогая.
Демон: Аманда.
Ты выглядишь великолепно, ха? Ха? Так полна жизни. Итак, как там наша маленькая пекущаяся булочка? Все еще пинается как буря, я надеюсь.
Другой демон: Третий триместр.
Демон: Повышалось давление, одышка? Ну, это нормально. Ты принимаешь черный кохош, который мы прислали?
Аманда: Ага.
Демон: Чудненько. Бипмер сделал несколько вырезок статей из 'Здоровой беременности' за этот месяц. Ты их тебе перешлем.
Ангел: Если мы готовы, то давайте начнем.
Демон: А! Хорошо, хорошо.
И: тут: и готово.
Вот здесь, Аманда.
Ганн: Подождите минутку. Гордабач?
Демон: Да. Гордабач. Просто подпиши вот здесь, мамочка.
Ганн: Нет, подожди. Я просто хочу уточнить этот пункт. 'Ребенка будут лелеять, поклоняться, и держать на святой диете из ягод, мяса панды и мочи.'
Демон: Ну, это освященная моча.
Ганн: 'И в возрасте 13 лет он будет приготовлен для ритуала Гордабач'.
Аманда: Это как, что-то вроде Бар-мицвы?

(Кто не знает Бар-мицва - еврейский обряд над тринадцатилетними мальчиками, праздник их взросления.)

Демон: Ну, там будут подарки.
Ганн: Аманда: это ритуальное жертвопри:
Демон: Ты чей адвокат?!
Иллирия: Ты поговоришь со мной.
Ангел: Я сейчас как раз кое чем занимаюсь.
Иллирия: Тогда я это прекращу.
Ангел: Да, окей.
Демон: Это это?
Ангел: Иди со мной.
Лорн: Ну, ты когда-нибудь вообще ответишь? Прием! Хей, хей, твоя штучка вообще включена? О, тогда я просто подожду здесь.
Ангел: Ты не будешь прерывать нашу работу! Поняла меня?
Иллирия: Что это, яд? Магия? Это впечатляет меня, такая сила. Что бы ты ни сделал, это тебя не спасет. Делать что-либо, кроме как поклоняться моей воле - абсурдно, но вы еще замышляеете:
Ангел: Мы ничего тебе не делали.
Иллирия: Зависть. Зависть планктона к океану, который носит его.
Ангел: Да, это отлично. Слушай, у меня дела:
Иллирия: Смешные обезьяны. Моя смерть не предотвратит ваше умирание. Что вы со мной сделали?!
Ангел: Убери от меня свои чертовы руки!
Иллирия: Ты не знаешь. Еще нет. Слишком рано.
Лорн: Шшш: Ты должен держать свою штучку включенной для этой работы, окей? О, очень по-взрослому!
Харм: Босс, там в твоем офисе становится немного шумно.
Ангел: Пусть Ганн об этом позаботится.
У Иллирии все ее предохранители перегорели, приятель. Она сошла с ума.
Спайк: Как ты можешь такое говорить? Вчера она провела два часа обмениваясь мнениями с папоротником в горшочке.
Ангел: Она думает что я пытаюсь убить ее.
Уес: А ты не пытаешься?
Ангел: Скажи мне что у тебя что-то есть, Уес. Хоть что-то.
Уес: Она нестабильна.
Перегружена, выражаясь точнее. Слияние между ее сущностью демона и телом, в котором она обитает, кажется, ухудшается. Это как будто ее человеческая часть больше не может удержать в себе демоническую мощь.
Спайк: Хм. Мы думаем, что у нее поломался движок и теперь она разливает бензин по всему зданию.
Уес: Она идет к саморазрушению. Очень сильному и скорому.
Ангел: И ты собирался рассказать мне об этом: когда?
Уес: Я и не собирался. Спайк и я сами работали с этим.
Спайк: Мы уверенные в том, чего хотим, 'что вижу, то беру' парни.
Уес: Хорошие новости в том, что поломка в ее движке может дать нам шанс добраться до нее. Это генератор Мутари. Он создаст прошечное отверстие в бесконечный космос со множеством измерения, в негативно заряженную зону вселенной, что должно вытащить ее излучающуюся сущность, ее силу в себя, посредством:
Ангел: Уес. Это ее убьет?
Уес: Да.
Ну, пошли?
Ангел: Мы должны узнать, где она:
Спайк: О, здесь.
Кажется в тренировочной комнате. И фонтанирует бензином как гейзер.
Итак, какого ущерба нам ожидать, если Иллирия устроит нам Чернобыль?
Уес: По скромным подсчетам - несколько городских кварталов.
Ангел: А что насчет нескромных?
Уес: 'Ренд и МакНелли' должны будет переделать свои географические карты.
Ангел: Она там внутри?
Лорн: Ты вообще знаешь как пользоваться этой штукой?
Это забавно. Я даже не видел как она уходила.
Спайк: Ну, это проблема. Ты не всегда можешь увидеть ее, когда она :
А!
Уес: Иллирия!
Ангел: Уес, делай это сейчас.
Мы ничего тебе не делали.
Иллирия: Зависть. Зависть планктона к океану, носящему его.
Ангел: Да, это отлично. Слушай, у меня дела:
Иллирия: Смешные обезьяны. Моя смерть не предотвратит ваше умирание. Что вы со мной сделали?!
Ангел: Убери от меня свои чертовы руки!
Уес: Ты в порядке?
Ангел: Нет, я не в порядке.
Что за черт ты со мной сделала?
Уес: Ангел.
Иллирия: Тебя тут раньше не было.
Уес: Кто: где был: что только что произошло?
Иллирия: Отклонение временной линии. Все было не так.
А!
Ангел: Черт возьми! Что это к черту было такое?
Иллирия: Ты преследовал меня.
Ангел: Ганн?
Иллирия: Ты шел за мной по следам.
Ангел: Это удерживающее измерение.
Иллирия: Как вы, черви, смогли этого достичь?
Ангел: Мы не смогли. Мы: достичь чего?
Иллирия: Вы вырвали меня из линейной прогрессии, порвали мою временную линию в клочья и сшили их вместе в неправильной последовательности.
Ангел: Ты шутишь?!
Иллирия: Вы посадили меня в клетку в этом сломанном интервале времени, в моментах которые повторяются снова и снова без изменения. Но я не говорила этих слов. Я сорвала медальон. Я подняла его со стола. Мы говорили. И демон напал опять. Это все твои ученые?
Как ты поворачиваешь время таким образом?
Ангел: Это не мы. У нас нет такой силы сделать так чтобы:
Иллирия: Ты хоть знаешь, кем вы были, когда я была молодой? Вы были навозом у наших ног. Мы называли вас 'липкая грязь, которая сама себя ест'. Ночью вы были более симпатичны. Вы искрились и вы воняли. Вы до сих пор этим воняете!
Ангел: Ты хоть когда-нибудь заткнешься?
Иллирия: Что?
Ангел: Мой Бог, какое ораторство. Тебе никогда не приходило в голову что сейчас может быть не самое лучшее время для 'когда мы были навозом' историй?
Иллирия: Как ты смеешь так со мной разговаривать...
Ангел: Да, смею. И да, мы ищем способ тебя контролировать, любым способом, каким сможем. Мне не нужен Х-фактор, как ты, беспрепятственно прыгающий вокруг.
Иллирия: Прыгающий вокруг?
Ангел: Да, и я знаю что ты бы сделала то же самое. Я знаю это совершенно точно. Но это мое королевство, леди, а не твое!
Иллирия: Твое королевство! Я - Иллирия, бог-король изначального, творец вещей!
Ангел: Да, ну, это тогда! А это:
Сейчас.
Иллирия: Да. Ничего из того, что было раньше, а?
Ангел: Нет:
Иллирия: Вот плоды вашей попытки убить меня. Твое королевство обратилось в прах и тухлый ветер.
Я распылила беловолосого первым.
Ангел: Этого не может быть.
Иллирия: А потом Уесли, потому что он поднял свое оружие: и твоего демона-клоуна, потому что он застыл от ужаса.
Ангел: А я следующий.
Иллирия: Нет, вампир.
Ты был последним.
Ангел: Почему?
Иллирия: Ты ничего об этом не знаешь. Ты из более ранней точки временной линии. Ты - парадокс. Ты - невозможность.
Ангел: Мы напали на тебя.
Иллирия: Я не дала вам такого шанса. Именно этому ты учишься, когда становишься королем. Ты учишься разрушать все, что не является полностью твоим. Единственное, что важно - победа. Именно так твое царствие сохраняется. А ты - раб безумной выдумки. Ты морален. Настоящий правитель так же морален, как ураган, пустой, но для мощи его бури. Но ты: пойман в сети Волка, Овна, и Оленя. (Вольф, Рем и Харт) Здесь так много мощи, а ты придираешься к ее цене. Если ты хочешь выиграть войну, ты не должен служить другому хозяину кроме своих амбиций.
О, ты не лгал. Мое уничтожение не твоих рук дело, и не твоих людей. Что-то сломалось внутри меня.
Моя мощь слишком велика! Теперь я это знаю, как я знала это каждый раз, когда доходила до этого момента.
Ангел: Иллирия, если я здесь, если я парадокс, тогда все это можно изменить, верно? Ты сказала что вещи менялись, то, что ты говорила, что ты делала. Ты может изменить конечный результат!
Иллирия: Изменение - постоянно. И все вещи остаются такими же самыми.
Спайк: Итак, какого ущерба нам ожидать, если Иллирия устроит нам Чернобыль?
Уес: По скромным подсчетам - несколько городских кварталов.
Ангел: Уес, ты живой. Иллирия, она саморазрушается. Она - бомба с часовым механизмом.
Спайк: Читал сегодняшнюю газету, да?
Ангел: Что?
Спайк: Мы ни о чем кровавом другом и не орали все последние десять минут.
Ангел: Нет, нет, нет. Я только что вышел из комнаты совещаний с Иллирией. Она схватита меня и мы перенеслись через время. Я не думаю, что она вообще-то хотела этого. Она перегружена. Она собирается взорваться.
Уес: Да, мы знаем. Ангел, ты были тут все это время.
Лорн: Ты хоть вообще знаешь как пользоваться этой штукой?
Ангел: Она подготовилась заранее, Уес. Она знала что произойдет. Она видела это. Она знает что мы хотим убить ее.
Уес: Да, она и мне это тоже сказала.
Ангел: О, парни: это нехорошо.
Лорн: Ну, это забавно. Я даже не заметил, что она ушла.
Спайк: Ну, это проблема.
Ангел: 'Распылила беловолосого первым'.
Спайк: Ты не всегда можешь увидеть когда она:
Ангел: Подожди, подожди:
Иллирия, подожди. Пожалуйста. Ну, опусти эту штуку. Спайк, никто не двигается.
Иллирия: Это, тоже: все меняется.
Ангел: Я знаю что происходит. Я знаю что ты нас всех убьешь.
Спайк: О, немного пессимистично, а?
Ангел: И затем ты дрожишь и бьешься в конвульсиях от боли: и затем мощь в тебе взрывается.
Иллирия: Ты - Ангел из прошлого. Ты шел по моим следам.
Ангел: Ты больше не король. Твое царствие прошло, поглощенное временем.
Иллирия: И мы уже говорили об этом.
Ангел: Ты взорвалась. Я был там. Это было сильным настолько, что отбросило меня назад во времени. Я понятия не имею, что это сделает со зданием.
Уес: Скорее уж с континентальным шельфом, вообще-то.
Ангел: Я должен остановить это. Ты понимаешь? Я не могу позволить твоей смерти смести мое:
Иллирия: Твое королевство?!
Ангел: Да, конечно, по любому.
Иллирия: Ты просишь меня позволить тебе убить меня.
Спайк: Это не будет убийство, если ты скажешь 'да'.
Уес: Никто небя не убьет. Это приспособление тебя не убьет.
Ангел: Что? Ты же сказал:
Уес: Я солгал. Иллирия, это приспособление безопастно вытащит из тебя энергию. Это позволит тебе выжить.
Иллирия: Твое намерение - не убийство?
Уес: Оно никогда им не было.
Лорн: Ну, никакого вреда, никакого предательства.
Иллирия: Но ты пытался уничтожить меня, чтобы вернуть Фред.
Уес: Это не сработало. Это провалилось. Но сейчас я знаю что ты - это все что осталось.
Иллирия: Ты хочешь забрать мою мощь: чтобы позволить мне выжить. Но я - это и есть моя сила. И я лучше буду гигантским кратером, чем быть похожей на вас. Я тебя убью. Вот как это закончится.
Спайк: Что?! Мы тебя немножко обставили?
Ангел: Иллирия, будущее здесь можно изменить. Мы можем выбрать другую дорогу.
Иллирия: И быть никем.
Ангел: И быть тем, кем ты есть. Бороться за то, чем ты была: это разрушает тебя.

Иллирия: Ты бы сделал это для меня?
Уес: Я бы по любому попытался. Каждый раз.
Иллирия: Я обладаю такой красотой, большей красотой, чем этот мешок с костями может показать. Я была чистым воплощением правления. Я возлагаю ответственность за эту слабость на вашу расу.
Уес: Логично.
Иллирия:
Иллирия: Тронь меня и умрешь, паразит.
Спайк: Не очень большая разница, действительно.
Уес: Все изменилось.
Ангел: Итак, какой прогноз?
Уес: Она не сможет останавливать время: или проходить через измерения. Я и подозреваю что ее физическая сила как-то уменьшилась.
Ангел: Именно это я и хотел услышать. Ты будешь тут с ней, да?
Уес: Да.
Ангел: Уес: Мне не нравится куда это идет. Мне не нравится где это было.
Уес: Я не влюблен в эту штуку, Ангел. Но: каким-то образом она мне сейчас нужна.
Ангел: Да. Просто это странно.
Уес: Я знаю. Она все еще может доказать, что она проблематична для нас. Большая часть того, чем она была, все еще неповреждена.
Я сомневаюсь, что она когда-нибудь прекратит пытаться завоевать: все.
Ангел: 'Не служи другому хозяину кроме своих амбиций'.
Уес: Что это?
Ангел: Я думаю что ты был прав раньше: насчет того, что Иллирия - это ресурс. Она уже могла бы вступить в команду.
Демон: Мы жаждали этого ребенка десятилетиями. Мы не можем теперь отступиться!
Ганн: Только согласие матери может освятить эту сделку.
Демон: Именно это у нас и есть.
Ганн: О, да? Покажите мне это.
Демон: Это принципиальная договоренность. Ребенок - наш.
Ганн: Я могу опровергнуть это в зале суда. Вот увидите.
Демон: Но мы платим вам!
Ганн: Мы не возьмем ваши деньги!
Маркус: Я понимаю, Ваша Святость. Полностью.
Демон: Если это будет осквернено здесь этим сумасшедшим, наши орды падут на это место. Здесь разве что один зуб от них останется!
Маркус: Да, ну, это будет больше:
: бизнес Ангела, а не мой.
Демон: Она не будет делать этого в другой день.
Ганн: Ты думаешь, что мы не сможем защитить ее?!
Демон: Свирепые везде. Мы - сила природы.
Ангел: Ганн. Ребенок принадлежит Свирепым.
Ганн: Что? Она ничего еще не подписывала. Нет ничего на бумаге.
Ангел: Дженльмены.
Ганн: Ангел. Что ты делаешь?
Ангел: То, что мы и должны делать. Служить нашим клиентам.

Конец

 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан