Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Итак, разгромленный Гиперион. Обалдевший до крайности Ангел смотрит на Хольца.

Ангел: Хольц. О, мой Бог.
Хольц торжественно: У тебя нет никакого Бога, демон.

Хольц, само хладнокровие, медленно наступает на Ангела. Обьятый ужасом Ангел отступает от него.

Ангел: Тро-клан - пророчество - восставший из тьмы, чтобы принести тьму. Это ты. Хольц, что бы ни привело тебя сюда:

Неожиданно выскакивают демоны - помощники Хольца, набрасывают на Ангела какие-то железные крючки и распинают его на них. Ангел стонет.

Хольц: Ты привел. Ты и твоя демоническая сука. Двести лет я спал. Двести лет мне ничего не снилось - кроме этого момента.

Хольц медленно, с наслаждением подходит к Ангелу, держа перед собой меч. Слегка втыкает кончик меча Ангелу в горло.

Ангел хрипит: Это обьясняет, почему ты выглядишь так хорошо отдохнувшим.
Хольц убирает меч: Ты не изменился.
Ангел: Вообще-то изменился. Пока ты спал, очень многое изменилось.
Хольц: Действительно?

Хольц слегка брызгает в лицо Ангелу святой водой, лицо Ангела трансформируется в вампирское, но Ангел очень быстро возвращает себе человеческий облик и стонет.

Хольц насмешливо: Каким-то образом мне кажется, что все по прежнему.
Ангел: Ты неправ.
Хольц снова тыкает его в горло мечом: Я заставлю тебя расплатиться.
Ангел со щенячьим взглядом: Нет. Я не думаю, что ты заставишь. Нельзя расплатиться за те вещи, которые я сделал тебе.
Хольц спокойно: Ты их сделал не мне. И ты их сделал не сам.

Хольц отходит к другим демонам.

Хольц: Найдите женщину. Если он здесь, Дарла не может быть далеко. (Ангелу) Или ты собираешься мне сказать что 'это' тоже изменилось?

Темный переулок. Дарла лежит на заднем сиденье и вопит. Вокруг нее толпится растерянная банда.

Ганн в ужасе: Она собирается рожать прямо здесь.
Уес: Схватки, теперь они стали более частыми.
Корди с колом наизготовку, недоверчиво: Ты думаешь?
Уес: Ангел еще не вернулся со свитками. Я бы чувствовал себя намного лучше, если бы у меня были древние пророчества, чтобы руководить нашими действиями.
Корди насмешливо: О, пожалуйста! Женщины годами рожали без древних пророчеств!
Ганн кривится: То, что бы мы могли действительно использовать прямо сейчас - немного вазелина и бейсбольную перчатку.
Фред: Я не думаю, что она уже готова разродиться, но она продвигается к активной стадии ее работы.
Уес: Нам нужно ехать. Мы не можем оставаться здесь. Здесь мы слишком на виду. Ангел уже должен был вернуться.
Ганн: Должно быть что-то произошло.
Уес решительно: И теперь мы должны защитить нерожденного ребенка Ангела. Дарла, мы попробуем тебя отсюда увезти. Расслабься. Главное - дыхание. Что-то вроде этого: хе, хе, хе, хо, хо, хо, хе, хе, хе:

Уес экспрессивно изображает дыхание, банда в шоке таращится на него.

Дарла злобно орет: Я! Не! (руками и ногами отбрасывает всех от машины на четыре стороны и делает вампирское лицо) Дышу!

Дарла с вампирским лицом начинает истерически-жалобно рыдать.

Заставка

Прошлое. Темный лес. По нему стремительно скачет Хольц. Мелькают кадры его жены и дочки Сары.
Хольц забегает в дом, видит лежащую на полу жену, бросается к ней, видит укус на шее. Закрывает лицо руками и рыдает.

Голос Сары: Папа? Папа.

Дрожащий Хольц отнимает руки от лица и поворачивается. В дверях стоит его дочь, держит в руках куклу.

Хольц с надеждой: Сара?

Бросается к ней.

Хольц: О, Сара! Сара.
Сара спокойно: Мамочка не проснется.
Хольц: Шшш: Тише.

Хольц обнимает ее и начинает петь колыбельную.

Хольц: Спи, моя любовь, и да пребудет с тобой мир всю ночь. Ангелов хранителей Бог даст тебе на всю ночь. Медленно дремота:

Хольц отводит волосы Сары и видит след от укуса на ее шее. Замолкает.
Входят люди из его команды.

Мужчина: Командир.
Хольц резко: Не входите сюда.
Мужчина видит труп жены Хольца и крестится: Господи Иисусе:
Хольц шипит: Убирайтесь!

Люди уходят, Хольц продолжает петь своей дочери.

Хольц: Ничто не потревожит тебя всю ночь.
Они будут отводить от тебя всякую опасность, всю ночь:

Сара играет своей куклой, Хольц вглядывается в ее лицо и плачет, не переставая петь колыбельную.

Наше время. Вольфрам и Харт.
Лайла и Гэвин показывают Линвуду распечатки фото Хольца с камеры видео наблюдения.

Лайла: Мы понятия не имеем, кто он. Мы просмотрели все, его лицо на видео-записях наблюдения, использовали опознаватель голоса и ничего! Кем бы он ни был, он не в системе.
Линвуд: Новый игрок.
Гэвин многозначительно: Или старый.
Линвуд: Продолжай.
Гэвин: Ну, сэр, он обращался к Ангелу как к Ангелусу. Возможно, там была какая-то личная история.
Линвуд: Старый друг.
Лайла: Не похоже. У Ангелуса не было друзей.
Линвуд Гэвину: Что там у нас с наблюдением?
Гэвин: Все еще не работает, но мы ремонтируем.
Линвуд: И мы еще ничего не слышали от группы командира Барка или от доктора Фетвановича?
Гэвин: Все подразделения успешно проникли в отель Ангела. Но это все, что мы знаем.
Линвуд с нажимом: Вообще-то это все, что 'ты' знаешь. Я, с другой стороны, ничего не знаю.
Гэвин удивленно: Сэр?
Линвуд: Ясно, что 'я' не мог бы 'никогда' быть вовлечен в такую непродуманную, и в конечном итоге провальную операцию.
Гэвин мрачно-насмешливо: Потому что вас здесь вообще не было.
Линвуд: Правильно.
Гэвин: Но 'мы' были.
Линвуд: Вы были. Я буду ждать полного отчета к штатному собранию в четверг, и предупреждаю, когда я впервые услышу об этом, я буду просто шокирован и обьят ужасом. Спокойной ночи.

Линвуд ухмыляется им и уходит.

Гэвин мрачно: Он собирается нас отдать на распятие.
Лайла: Они тут не распинают. Это слишком по-христиански.

Гиперион. Ангел распят на крюках. Хольц любуется его коллекцией оружия.

Ангел: Ты все еще человек? Как это у тебя получилось?
Хольц идет к нему, играясь колом: Итак, когда ты в моих руках, вопрос становится таким - как лучше добраться до нее?
Ангел: Только черная магия могла перенести тебя так далеко.
Хольц: Она всегда была трудной мишенью, знаешь ли, она, а не ты. Дарла всегда была непредсказуема.
Ангел: Это был демон - или что-то другое?
Хольц слегка тыкает его колом в грудь: А что если я просто сейчас тебя убью? Она это как-то почувствует? Она тогда прибежит? Мне интересно, она тогда ворвется через эту дверь?
Ангел: Кто-то сам пришел к тебе или ты искал этого?
Хольц задумчиво: Она может быть покажется, чтобы отомстить. Это мощный фактор мотивации.
Ангел: Да, может быть. Что ты должен был отдать за этот второй шанс?
Хольц с явной болью: Отдать? У меня нечего было отдавать. Ты проследил за этим.
Ангел тоже с болью: Мы многое у тебя забрали, это правда. Но мы не забрали все. Мы не смогли забрать твою душу.
Хольц хмыкает: Что ты знаешь о душе!
Ангел: Я знаю, что твоя душа будет уничтожена, если ты позволишь себе служить злу. Ты хороший человек, Хольц. Праведник. И тебя используют для еще какой-то цели, кроме отплаты.
Хольц задумчиво: Неужели ты действительно изменился? Я не помню, чтобы ты раньше так малодушно скулил:
Ангел насмешливо поднимает бровки и ухмыляется: А я помню, что ты раньше работал с людьми.

Хольц резко бьет его по лицу.

Темный переулок. Вся банда толпится над потерявшим сознание Уесом.

Ганн задумчиво: Хлопни его еще раз.

Корди дает Уесу легкую пощечину.

Уес недовольно: Ой. (открывает глаза и встает) Это больно.
Корди: Ну, ты же знаешь, как говорят - рожать больно.
Уес: Да, но в основном для матери, а не для свидетелей. Как долго я был в отключке?
Фред: Не долго, но у нас тут вроде бы пауза между схватками.

Все смотрят на Дарлу, сидящую в машине. Дарла разговаривает сама с собой и активно жестикулирует.

Корди: Ага. Она так уже долго делает.
Ганн: Гормоны.
Уес: Тогда пошли. Дарла? Дарла, ты себя достаточно хорошо чувствуешь для поездки?

Дарла жалобно кивает.

Уес: Хорошо.

Итак, вся банда садится в машину - на переднее сиденье.

Дарла плачуще: Что, никто не хочет сесть позади рядом со мной?
Корди улыбается: Нам и тут хорошо.
Ганн: Да, удобно.
Дарла: Я обещаю, я не буду никого выбрасывать из машины. (чуть подумав) Не на ходу.
Фред: Это не то, чтобы мы не доверяли тебе. Я имею в виду мы 'не' доверяем тебе. Но дело в том, что у тебя отошли воды и разлились по всему заднему сиденью.
Дарла: О.

Все готовы ехать. Уес не заводит машину, а просто внимательно смотрит перед собой.

Корди Уесу: Что? Чего мы ждем?
Уес: Я полагаю, у нас есть монтировка в багажнике?
Ганн: Да, а что? Мы пробили шину?
Уес: А как насчет метательного топора или какого нибудь тяжелого молотка?

Банда смотрит туда же, куда и Уес, и видит подбирающихся к ним демонов.

Уес смотрит в другую сторону, на других демонов: Также дробовик явно не помешал бы в этот момент.

Все слышат шум позади, оглядываются и понимают, что они окружены демонами.

Гиперион. Хольц бьет Ангела по носу.

Хольц: Ты все еще волнуешься о моей душе, Ангелус? Мой вампирский священник?

Входит новый демон.

Хольц Ангелу: Извини. (отходит к демону, потом злорадно смотрит на Ангела)
Ты ее нашел. Хорошо. Тащи ее сюда.

Ангел в ужасе, но потом явно вздыхает с облегчением, видя, как демон затаскивает в Гиперион Лайлу.

Ангел слабым голосом: Лайла.
Хольц: Это не она.

Хольц брызгает в лицо Лайле святую воду. Лайла, разумеется, только удивленно морщится и вытирается платочком.

Хольц разочарованно: Она даже не вампир.
Лайла: Нет, я юрист.
Ангел: Дай я угадаю: мертвые парни валяющиеся по всему моему полу - твои друзья?
Лайла ехидно Хольцу: Слушай, если бы я знала, что ты будешь его пытать, я бы не прерывала. Пожалуйста, продолжай. Я подожду, пока ты не закончишь.
Хольц: Когда я закончу, он будет мертв.
Лайла задумчиво: Действительно?
Хольц: Ты сказала, что ты юрист. Ты имеешь дело с человеческими законами, я - с Божьими.
Лайла насмешливо: А, хорошо. Хороший парень.
Хольц, указывая на Ангела: Ты знаешь кто он?
Лайла: Да, я знаю. Вампир, проклятый цыганами, которые вернули ему душу. Вынужденный искупать столетия зла, имеет чокнутых корешей, и т.д. и т.п. Я бы сама его убила, если бы у людей, на которых я работаю, не было бы этой 'политики'.
Хольц: А.
Лайла кивает: Ага.
Хольц поворачивается к Ангелу: Что она имеет в виду - проклят цыганами?
Ангел: Длинная история, Хольц. Я сомневаюсь, чтобы она тебя сильно заинтересовала.
Лайла медленно отступает к выходу: А как насчет того, что я убегу в свою машину за двадцать секунд? Это даст тебе здесь достаточно времени. Потом я собираюсь позвонить кое-каким людям, чтобы они прибрали этот беспорядок. У меня рано утром будет штатное собрание.
Хольц: Я не могу позволить тебе уйти.

Ангел в это время замечает недалеко от себя гранату, которую держит убитый спецназовец. Ангел начинает осторожно дергаться, чтобы достать ее ногой.

Лайла: Что ты имеешь в виду? Конечно же, ты можешь.
Хольц: Нет. Ты сказала, что работаешь на закон.
Лайла кривится: Нет, не работаю. Я сказала, что я адвокат. Мне плевать на закон.
Ангел зовет: Лайла?
Лайла недовольно оборачивается: Что?
Ангел ехидно: Пригнись.

Ангел подбрасывает гранату носком ботинка вверх, ловит ее в воздухе зубами за кольцо. Кольцо, конечно же, выдергивается из гранаты.
Граната падает под ноги Ангела и взрывается. Демонов, Хольца и Лайлу отбрасывает в разные стороны. Хольц поднимается и видит, что на том месте, где стоял Ангел - дыра в стене, почти точно по форме его тела. Хольц бросается к дырке, заглядывает в нее, видит, что там шахта лифта.

Хольц орет демонам: Из-под земли достаньте!

Хольц подходит к Лайле.

Хольц: Те люди, которых ты послала, чтобы убить Ангелуса, все они были очень храбрые.
Лайла: О, хорошо.
Хольц: Они сражались до последнего.
Лайла оглядывает трупы: Да, я это поняла.
Хольц: Но пришлешь еще, и я сделаю то же самое. Никто его не получит, кроме меня.
Лайла: Их послали не за Ангелом. Это должна была быть вечеринка для его девушки.
Хольц резко оборачивается: Ты знаешь Дарлу?
Лайла: Конечно.
Хольц озабоченно: Скажи мне, те цыгане, они и ее тоже прокляли? Ей тоже вернули душу?
Лайла: Дарле? Нет, она зло свободного диапазона.
Хольц: Хм. (уходит)
Лайла ему вслед: Хей, если ты сумеешь ее поймать, я думаю, может быть, мы могли бы организовать кое-какой бизнес.
Хольц мрачно: Единственный бизнес, который у меня будет с Дарлой - послать ее обратно в ад, который породил ее.
Лайла ему вслед: Да, окей. Как скажешь. (в телефон) Харви? Это Лайла. У меня для тебя работа. Расследования Ангела.
Да. Полная очистка. Спасибо.

Тут Лайла находит кусочек пророчества и очень заинтересованно его разглядывает.
Затем забирает все бумаги, что нашла, и уходит.

Темный переулок. Вся банда дерется с демонами. Дарла сидит в машине и активно разговаривает и спорит сама с собой.

Уес: Продолжай двигаться.
Ганн: Не позволяй им заходить тебе за спину!
Фред вопит: Чарльз! (Ганн убивает ее демона) Спасибо.

Драка продолжается. Дарле надоедает, она перебирается на переднее сиденье, заводит машину и трогает с места. Сбивает нескольких оставшихся демонов, а потом уезжает. Банда грустно провожает ее взглядом.
За ними пристраивается закопченный взрывом Ангел и заинтересованно смотрит туда же.

Ангел: А на что это мы смотрим?

Банда медленно поворачивается и таращится на него.

Чуть позже. Тот же переулок. Ангел озабоченно вышагивает перед бандой, потирая лоб.

Корди: Хольц?
Ангел: Да.
Уес: Охотник на вампиров, который преследовал тебя и Дарлу:
Ангел: В конце семнадцатого века, да.
Ганн: Ты уверен что это не его пра- пра- пра- правнук?
Ангел: Нет, это был он.
Фред: Может быть он часть того, что как предполагается, придет на погибель человечества. Ниазианское пророчество говорит, что Тро-клан - это будет слияние событий.
Корди мрачно: А внезапное появление охотника на вампиров из восемнадцатого столетия в двадцать первом веке точно кажется просто совпадением.
Ганн: Ты думаешь, что он здесь из-за ребенка?
Ангел: Я не думаю, что он даже знает об этом.
Фред понесло: Ему и не нужно знать. Это трагическая красота космической конвергенции. Я: я имею в виду, он просто играет свою маленькую часть. Он: он пришел сюда, ища Ангела и Дарлу и в процессе этого он найдет нерожденного ребенка Ангела, который, как получается, совсем не зло, которого мы боялись, но предполагалось, что он будет кем-то вроде Мессии. Но Хольц убьет его даже еще до того, как он родится. И его месть, так или иначе, запустит механизм конца света!

Все в шоке глядят на нее.

Фред смущенно: Или нет! Все может пойти по другому. (быстро Ангелу) Ты уже придумал ему имя?
Уес: Нам нужно найти Дарлу раньше, чем это сделает Хольц.
Ангел: Я могу ее найти намного быстрее, если буду сам.
Уес: Конечно.
Ангел: Если бы вы ребята, просто могли найти какое-то безопасное место для нее, чтобы родить этого ребенка, мы бы подьехали к вам.
Ганн: Мы сможем это сделать.
Корди: Хей! Будь осторожен.
Уес: Ангел. Свитки, у тебя не получилось:
Ангел: Нет.

Вамп уходит.

Уес жалобно: Я уверен, что с нами все будет в порядке и без них.

Вольфрам и Харт. Лайла показывает свою находку переводчику.

Человек восторженно: Ниазиан. Великолепно! Я узнаю Га-шунди, перекрещивающийся текст. Какая находка! Вы хоть представляете сколько это стоит?
Лайла: Надеюсь досточно чтобы прикрыть мою задницу. (дает ему записную книжку Уеса) Вот, эти записи должны немного ускорить все.
Человек: А! Я вижу, что над этим уже работал другой переводчик. Я не узнаю почерк, но идиомы указывают на англичанина.
Лайла: Я не знаю. Я не помню.
Человек обеспокоенно: Это был не Уорн Форш из 'Древних символов и икон', а? Он положил глаз на мое рабочее место.
Лайла: Нет, это был кто-то другой. Ты их не знаешь.
Человек нервно: У него только единственный этот глаз:
Лайла: Не волнуйся об этом. Это внешнатные подрядчики. А теперь, я подчеркнула секции, которые кажется, содержат главное.
Человек в ужасе: Ты 'подчеркнула' древний Ниазианский свиток?
Лайла ухмыляется: Желтым.
Человек: Хм.
Лайла: Итак, ты можешь их перевести?
Человек: Когда доходит дело до священных пророчеств, это всегда больше похоже на интерпретацию, чем на строгий перевод.
Лайла: Мне просто нужна суть. О чем там говорится?
Человек: Давай посмотрим. Принеси: вперед: появляется: рожден: А! Что-то насчет рождения!
Лайла: Что? Что насчет рождения?
Человек: Не ясно.
Лайла сердито: Сделай так, чтобы было ясно.
Человек довольно улыбается: Ну, это будет забавно!
Лайла с нажимом: Нет. Это не будет забавно, это будет сделано к утру - или я убью твою семью.

Переводчик в явном шоке.

Подземелье Сажана. Демон и сердитый Хольц.

Хольц: Ты знал. Ты знал и ты мне не сказал.
Сажан: Окей! Итак, я упустил эту малюсенькую крохотную деталь. Это не казалось таким уж важным.
Хольц: Не важным? Ангелус с душой?
Сажан: Это ничего не значит!
Хольц сердито шипит: Это значит все.
Сажан: Видишь? Вот почему я не упоминал об этом. Итак, у Ангела есть душа. Большое 'ого'! У гунна Атиллы тоже она была! Не упоминая уже о сердце, большом как вся улица, когда дело доходило до дарения подарков. Он все еще вампир! Ангел, а не Аттила.

(Аттилла,(406-453) известен также как Аттила Гунн или Бич Бога - глава империи Гуннов. Известный завоеватель, синоним жестокости и жадности.)

Хольц с нажимом: Он не тот же самый вампир.
Сажан: Конечно тот же самый! Его волосы немного короче, немного больше торчат вверх. Он использует для этого специальное средство. Но он все тот же парень.
Хольц очень расстроенно: Нет. Он изменился. Он другой.
Сажан: Слушай. Я не знаю, какими моралистическими играми ты себя мучаешь, но не позволяй этой штуке с душой встать на пути того, в чем ты поклялся, что сделаешь.
Хольц угрожающе: Встать на пути?
Сажан: Именно об этом и речь, верно? Ты узнал, что у Ангела есть душа, а теперь тебе интересно, а что если все немного
грязнее - выражаясь этически.
Хольц зло: Вещи никогда не были более ясными. Выпустить его душу, чтобы мучить ее в вечности, просто делает его уничтожение более справедливым, более подобающим.
Сажан: О. Ну, тогда в чем проблема?
Хольц: Ты заставил меня охотиться не
на ту добычу.
Сажан насмешливо: А! Точно. Потому что Ангел с душой будет слегка отличаться от Ангела без души.
Хольц зло: Я должен знать все.
Сажан: Точно. Нет, я понял. Это моя ошибка.
Хольц: Ты же больше ничего от меня не скрываешь?
Саэан невинно: А. Нет. Ничего, о чем могу подумать.

Дарла сидит на крыше небоскреба. Гладит живот, смотрит вниз.
Позади нее появляется Ангел.

Ангел: Тебе всегда нравился красивый вид.
Дарла задумчиво: Посмотри на это. Послушай это. Ты можешь ощущать запах? Этот мир. Этот ужасный мир. Зачем кто-то захочет приносить в него ребенка?
Ангел: Чтобы сделать его лучше, может быть?
Дарла: Или разрушить его, в конце концов.
Ангел сердито хмыкает: Почему каждый настаивает на планировании будущего моего сына, даже перед тем, как он рожден?
Дарла стремительно куда-то идет по крыше: Тогда хорошо, а как насчет этого? У него нет будущего. И у меня тоже.
Ангел идет за ней: Дарла:
Дарла с жаром: Ангел, я не могу иметь этого ребенка.
Ангел: Что?
Дарла: Я не могу выпустить его наружу. Я.. я не могу.
Ангел: Окей, но я не уверен, что у тебя в этом плане есть много выбора.
Дарла в истерике: Слушай, я знаю. Он хочет выйти. Я могу это чувствовать. Он готов. Это просто: я не могу ему позволить. Я не могу позволить, потому что: потому что:

Дарла замолкает, не найдя слов, и беспомощно смотрит на Ангела.

Ангел: Ты любишь его.
Дарла выдыхает: Полностью. Я люблю его полностью. Я..я.. я не думаю, что я когда-нибудь кого-то любила так сильно, как эту жизнь внутри меня.
Ангел: Ну, ты никогда никого не любила, Дарла.
Дарла: Это правда. Четыре сотни лет и я никогда не любила - до этого времени. Я не знаю, что делать.
Ангел: Ну, ты: ты сделаешь единственную вещь, которую ты можешь сделать. Он у тебя будет. Он у тебя будет и затем:
Дарла истерично: Что? Мы его вырастим?
Ангел: А почему нет?
Дарла: Это невозможно.
Ангел: Вся эта ситуация невозможна, Дарла, но это происходит.
Дарла в истерике: Что я могу предложить ребенку, человеческому ребенку, кроме ужасной смерти?
Ангел: Дарла.
Дарла: Ты знаешь, что это правда.
Ангел: Нет. Все что я знаю - это то, что ты любишь этого ребенка, нашего ребенка. Ты связана с ним. Ты провела девять месяцев вынашивая его, питая его:
Дарла резко: Нет. Нет, я не питала его. Я ничего не дала этому ребенку. Я мертва. Он питал меня. Эти чувства, которые у меня сейчас есть, они не мои. Они исходят от него.
Ангел: Ты этого не знаешь точно.
Дарла с жаром: Конечно же я знаю! Мы оба знаем. Ангел, у меня нет души. А у него есть. И прямо сейчас эта душа внутри меня, но скоро, ее там не будет и тогда:
Ангел: Дарла:
Дарла рыдает: Я не смогу любить его. Я даже не смогу помнить, что я любила его. Я хочу помнить.
Ангел обнимает ее, и на мгновение поднимает страдающие глаза к небу, будто бы молясь, потом жмурится от боли: Шшш:

Каритас. Грандиозный ремонт.

Лорн возмущенно: Здесь? Она хочет рожать здесь? Ну, это просто ужасная идея. Разве вы не видите, что я занят по горло пытаясь подготовиться к грандиозному повторному открытию? (девушке, несущей банку) Э, а, кишки Горша за баром рядом с вишневым ликером. (банде) Я не могу здесь иметь ребенка! Я только что натер везде полы.
Корди: Лорн, что ты хочешь, чтобы мы сделали? Сказали Ангелу и Дарле, что их сюда не приглашают?
Лорн: Нет. Нет, конечно же нет. Каритас есть и всегда будет Убежищем. Это так, если кое-какие люди вообще закончат работу, которую они обещали закончить три дня назад. (демону-электрику Арни) Как продвигается работа, Арни?
Арни: Я думаю, что все будет готово к твоему открытию завтра вечером.
Ганн: Новая охранная система?
Лорн улыбается: Да, переплетает новые священные заклятия вместе, чтобы предотвратить и человеческое и демонское насилие, создавая Каритас, полностью свободный от резни.
Арни тяжело вздыхает: Но, а, уравновешивание этих межвидовых течений немного хитрее, чем я ожидал.
Лорн возмущенно: Ага. Это не единственная хитрая штука здесь. Ты напеваешь во время работы.
Арни: Да, и что?
Лорн сердито: И что?! Я только что прочитал тебя, весельчак! Какой провод ты оставил разьединенным, чтобы продолжать меня доить?
Арни: Ты сомневаешься в моей рабочей этике?
Лорн: Нет, я тебя увольняю! Убирайся. Прочь. Мерзавец. Пошел. (выталкивает Арни)
Арни: Хей, я член профсоюза. Ты должен заплатить мне за целый день.
Лорн: Прочь. Я сам все закончу. (хмыкает) Разве это так уж и трудно? (листает инструкцию)

Крыша небоскреба. Ангел и Дарла сидят недалеко друг от друга, смотрят перед собой. Хмурствуют.

Дарла с болью: Ты же не позволишь мне причинить ему вред, да? Ты же защитишь его, правда? От меня, я имею в виду.

Ангел хмуро молчит. У него звонит мобилка.

Ангел в трубку: Да.
Уес: Мы нашли место.
Ангел: Оно безопасное?
Уес: Я уверен, что когда ты доберешься сюда, оно будет безопасное, как сейф.

Каритас. Уес смотрит на то, как Лорн, Фред и Ганн пытаются включить охранную систему. У них ничего не получается.

Лорн: Окей. Попробуй это.

Фред тяжело вздыхает и дает Ганну пощечину. Ничего не происходит.

Фред: Не-а, все еще не работает.

Ганн трет челюсть.

Лорн копается в проводах: Окей. А. Попробуй сейчас.

Фред еще раз бьет Ганна по лицу.

Ганн и Фред хором: Нет!

Крыша небоскреба. Дарла корчится от боли и стонет.

Ангел: Хей, Дарла? Нам нужно идти. Я чувствую, что приближается гроза. Ты окей? Еще одна схватка?
Дарла: Нет. Это что-то другое.

Вольфрам и Харт. Лайла быстро заходит к переводчику.

Лайла нервно: Что-то разобрал?
Человек многозначительно: Да. Я думаю, что да. Я должен сказать, кто бы над этим ни работал раньше, он почти перевел. Эти записи были чрезвычайно полезны.
Лайла раздраженно: Это отлично. Что там говорится?
Человек: Я могу видеть, что он попал в затруднение вот здесь с временами глаголов. (смеется) Времена глаголов Га-шунди - хитрые маленькие педики!
Лайла зло: Я потрясена. Рождение! Что там говориться о рождении?
Человек: Ну, вообще-то, это забавно: там не говорится.
Лайла: Что ты имеешь в виду - не говорится? Но ты сказал, что говорится.
Человек: Да, я сказал, что говорится.
Лайла: Но не говорится.
Человек: Вроде как.
Лайла теряя терпение: У меня есть пистолет.
Человек: Пророчество, это не сколько анонс рождения, сколько - некролог.
Лайла: Некролог?
Человек: Да. Пророк говорит, что не будет никакого рождения.
Лайла: Но ты уверен?
Человек: О, точно уверен! (читает) 'Точно в то время, когда небо откроется и небеса разверзутся водой, там не будет никакого рождения, только смерть'.
Лайла: Только смерть?
Человек: Просто смерть.
Лайла задумчиво: Просто смерть.

Лайла начинает ухмыляться.

Прошлое. Дом Хольца. На улице уже яркий солнечный день. Хольц все еще сидит с убитым видом и смотрит перед собой. Заходят пара его людей.

Человек: Командир. Командир, мы умоляем вас. Позвольте нам забрать вас из этого места. Это работа дьявола.
Хольц с невыразимой болью: Не дьявола. Просто демона.

Хольц смотрит на освещенный солнцем труп жены, валяющуюся куклу и забившуюся в темный угол Сару. Девочке явно не по себе от такой близости к свету.
Она обхватила себя за плечи и очень жалобно смотрит на всех.

Человек: Что мы будем делать?
Хольц встает: То, что должны.

Хольц подходит к Саре и берет ее на руки.

Сара начинает орать: Папа, нет! Пожалуйста, нет, папа! Папа, не надо. Отпусти меня! Нет, папа. Папа, не надо!

Хольц очень стремительно, как бы боясь передумать, выносит ее из дома, по дороге она цепляется руками за столб, но он отрывает ее и бросает на солнце во двор.
Сара поворачивает к нему лицо, которое уже превратилось в вампирскую маску, по лицу идут черные следы ожогов, Сара кричит от боли и сгорает в огне, как большой факел. Хольц смотрит на это и плачет. Затем заходит в дом и захлопывает за собой дверь.

Каритас. Фред читает инструкцию, Лорн возится с проводами. Уес озабоченно бродит кругами, Корди читает журнал, Ганн играется тетрисом.

Лорн: Окей. Окей. Я уверен, что на этот раз получилось.

Корди дает Ганну подзатыльник. Ничего не происходит.

Ганн лениво: Ой.

Лорн тяжело вздыхает и забирает у Фред инструкцию.

Лорн: Дай я посмотрю.

Ангел заводит Дарлу в Каритас.

Ангел: Просто еще несколько шагов. Вот так. Окей. Хорошо. (банде) Парни. Стул. Стул.

Уес дает стул и Дарла тяжело садится.

Ганн: Боже, что случилось?
Ангел помогает Дарле: Полегче.
Дарла всем: Спасибо.

У Ганна глаза лезут на лоб. Ангел, весь обьятый ужасом, кивает Уесу 'отойдем, поговорим'. Они отходят.

Корди Дарле: Пожалуйста.
Фред: Ты нас довольно сильно напугала. Но.. я думаю, что ты к этому привыкла - быть пугающей штукой и все такое.
Дарла: Да. Я прошу прощения за это. Я не знаю, что на меня нашло. (начинает истерично смеяться)
Ангел Уесу: Ей очень больно.
Уес: Как часто у нее схватки?
Ангел: Это было: Я не знаю, может быть час назад?
Уес: Час? Она уже была в хорошей активной фазе работы. Я не понимаю.
Ангел: Я тоже не понимаю. Они у нее просто прекратились.
Уес: Но боль, которую она испытывает?
Ангел: Она говорит, что испытывает что-то другое.
Уес: Это тревожный признак.

Дарла кричит от боли.

Корди: Ангел!
Ангел подбегает: Дарла?
Дарла хватает его за руку: Ангел!
Лорн: Давайте отведем ее в мою спальню. Вперед. (поднимают Дарлу и тащат)
Полегче. Полегче. Давай, сладенькая. Мы перенесем тебя прямо туда.

Фред смотрит на стул, на котором сидела Дарла и видит там лужу крови.

Подземелье Сажана.

Сажан: Время приступать к работе.
Хольц: Значит, ты его нашел?
Сажан кивает демону Арни: Скажи ему.
Арни: Не забудь то, о чем мы говорили.
Сажан: Ты получишь свои деньги.
Арни: Я уже это слышал. Знаешь, у меня есть рты, чтобы кушать. Плюс - семья. У некоторый из них тоже есть рты.
Сажан раздраженно: Просто скажи ему, что ты слышал!
Арни делает светящиеся глаза и копирует голос Корди: Лорн, что ты хочешь, чтобы мы сделали? Сказали Ангелу и Дарле что их сюда не приглашают? (копирует голос Лорна) Нет, конечно же нет. Каритас есть и всегда будет Убежищем.

Спальня Лорна. На кровати клубочком сжалась Дарла. Возле нее возятся Уес и Фред.
Ангел очень испуганно топчется в отдалении.

Ангел: Она будет окей?
Уес: Она крепкая, как гвозди.
Фред: И бессмертная, поэтому, знаешь, к ее счастью - она выздоровеет.
Ангел: А что насчет ребенка?

Уес выходит из комнаты, Ангел спешит за ним.

Ангел: Что? Что это?
Уес: Ангел, я думаю, тебе нужно готовиться к худшему.
Ангел: Нет.
Уес: Сердцебиение ребенка слабое. Очень слабое.
Ангел: Что будем делать?
Уес: Я не уверен, что мы здесь что-то можем сделать. Тело Дарлы - это не жизнедающий сосуд. Я не знаю, способно ли оно сделать то, что необходимо, чтобы родить ребенка.
Ангел растерянно: Так.. так, что.. что ты говоришь? Мы просто позволим ребенку умереть?
Корди: А, что насчет кесарева?
Фред: При нормальных обстоятельствах именно это мы бы и сделали в этом случае, но.. мистические силы, которые охраняли беременность:
Ангел мрачно: : кончат тем, что убьют это.
Уес: Боюсь, что так.
Ангел начинает нервно расхаживать: Это не имеет смысла. Я имею в виду, это все событие было же чудом, так? Ты же не можешь получить только половину чуда, да? Я имею в виду - Силы, они завели ее так далеко, они защищали ребенка все это время:
Ганн с жаром: Мы этого не знаем. Мы не знаем точно, что это Силы защищали это. Ангел, мне жаль, но что если тот, кого носит Дарла - именно тот, о ком пророчество? Тот бич человечества, который должен погрузить мир в окончательную тьму? Что если то, что происходит с Дарлой сейчас - что если это делают Силы? Наконец-то вмешались и что-то делают!
Ангел с болью: Что? Убивают моего ребенка?

Ганн тяжело вздыхает. Ангел уходит к Дарле.

Корди сердито Ганну: Ты всегда должен быть так проклято прямолинеен?

Корди хочет сердито толкнуть Ганна, но ее руку останавливают волны свечения.

Лорн в восторге: Что? Хей! Хей, это.. это работает! Я починил это!

Никто не присоединяется к веселью.

Лорн возмущенно: А, ай да молодец я?

Ангел входит в комнату Дарлы. Она спит, но затем просыпается, почуяв его, наверное. Слышны звуки грозы.

Ангел: Привет. Как ты?
Дарла: Он наконец-то перестал пинаться.
Ангел обеспокоенно: Правда?

Ангел тянется к ней и кладет руку на живот.

Ангел: Я думаю, он подумал, что наконец-то привлек твое внимание. (улыбается Дарле) Ты назвала его 'он'. Я думаю, это впервые, когда ты так сказала.
Дарла: Он умирает. Да?
Ангел испуганно: Нет.
Дарла с болью: Ты врал намного лучше, когда у тебя не было души. Я могу чувствовать, как из меня уходит жизнь.
Ангел с жаром: Тогда не позволяй ей уходить. Ты должна за нее бороться. Пожалуйста.
Дарла: Я не знаю как. (гладит живот) Мой мальчик. Мой дорогой мальчик. (Ангелу) Я же сказала тебе, что мне нечего предложить этому ребенку. Такая мать не может предложить даже жизнь. (Плачет)

Зал Каритаса. Банда хмурствует.

Ганн встает: Может быть я должен пойти туда, извиниться.
Уес останавливает его: Лучше останься здесь, подожди.
Корди: Я думаю, что и Ангелу и Дарле нужно время, чтобы побыть вдвоем.
Фред грустно: Это не закончится хорошо, да?
Лорн решительно встает: Окей. Все пьют. За мой счет.

Входит Хольц.

Лорн: О, привет.
Хольц оглядывая его: Привет.
Лорн: Мы сейчас закрыты. Почему бы вам не прийти завтра вечером? Будет грандиозное повторное открытие. Вот. Вот вам билет.
Хольц берет билет: Спасибо.

Лорн от него отходит. Хольц внимательно оглядывает Каритас, разворачивается и идет на выход, тихонько напевая колыбельную.

Хольц: Спи, моя любовь и мир да пребудет с тобой, на всю ночь, Бог пошлет тебе ангелов хранителей на всю ночь:.

До Лорна все доходит.

Лорн орет банде: Бегите!
Корди: Что происходит?
Лорн убегает: Просто бегите! Бегите.

Банда неуверенно следует за ним.

В зал по ступенькам от выхода скатывается бочка бензина. За бочкой падает граната.
Гремит грандиозный взрыв. (Бедный Лорн: Добро в этом мире таки наказуемо:)

Спальня Лорна. Ангел поднимает Дарлу с постели. В комнату забегает банда и Лорн.
За ними следует пожар.

Ангел: Что происходит?
Уес: На нас напали.
Ангел возмущенно: Напали? (Лорну) Я думал, что у тебя здесь двойное защитное заклятие убежища?
Лорн нервно: Оно и есть. Это проблема с дверью и ступеньками и с миром и со штучкой. Не обращайте внимания!
Ганн поясняет: Очевидно, ты можешь быть снаружи и втолкнуть это вовнутрь.
Лорн возмущенно: Я же так и сказал.

Сверху с потолка падает горящая балка.

Ангел прижимает к себе Дарлу: Это Хольц.
Дарла в шоке: Что?
Лорн: Давайте. Нам нужно передвинуть кровать.
Дарла: Как это возможно?
Ангел: Он здесь. Я должен был упомянуть об этом раньше, но я не думал, что это подходящее время.
Дарла: Нет. Нет, это совершенно подходящее время.

Лорн и Ганн отодвигают кровать.

Ганн: Что там за кроватью?
Лорн: Старый черный вход. Я переоборудовал все это место.
Уес: А что на другой стороне?
Лорн: Переулок.
Дарла Ангелу с ужасом: О Боже: То, что мы ему сделали:
Ангел тихо: Я знаю.
Ганн: У тебя есть топор, молоток или что то подобное?
Уес подает ему скульптуру: Голова Будды.
Корди подает Уесу другую скульптуру: Носорог.

Ганн и Уес начинают этими скульптурами пробивать стену.

Дарла с болью: Вот почему это происходит. Его семья, его дети: так вот что это для него означало. Это теперь уже не кажется забавным, да?
Ангел испуганно глядит на нее: Дарла?
Уес зовет: Ангел, нам тут нужна кое-какая вампирская сила.
Ангел орет: Корди, Фред!

Корди и Фред подходят утешать Дарлу, а Ангел подходит к парням и начинает ногами и локтями яростно выбивать стенку.

В горящий зал Каритаса красиво заходит Хольц с арбалетом и довольно оглядывается.

Банда пробивает стенку и выбирается в переулок. Ангел тащит Дарлу. Идет жуткий ливень. Как всегда в ключевые моменты сериала.

Дарла бормочет: Нет. Нет. Уходите. Я не могу. Все равно это больше не имеет значения.
Ангел: Я тебя не оставлю, ясно? Полегче. Хорошо. (бросает ключи Ганну) Идите, подгоните мою машину. Она перед зданием. (Дарла опускается на землю)

Ангел: Я тебя держу. (банде) Идите!

Все убегают, кроме верной Фред, которая возвращается и встает рядом с вампом.

Ангел: Фред, иди с ними.
Фред не уходит: Все окей. Они вернутся за нами.

Ангел снимает свой плащ и набрасывает Фред на плечи, потом снова склоняется над лежащей на земле Дарлой.

Ангел: С тобой все будет в порядке.
Дарла стонет: Нет. Нет, я так не думаю. Как только он из меня выйдет, я не буду окей. Я буду совсем не окей. Я не знаю, чем я буду. Ангел: Наш ребенок умрет прямо здесь, в этом переулке. Ты тоже умер в переулке, помнишь?
Ангел с болью: Я помню.
Дарла: Я хотела бы сказать, что мне жаль. Я хотела бы сказать это, и верить в это, но - я не могу. Разве ты не собираешься сказать мне, что это окей?
Ангел тихо: Нет.
Дарла: Нет? Это действительно нет, верно? Мы совершили столько ужасных вещей вместе. Так много разрушения, так много боли. Мы ничего из этого не можем исправить. И ты это знаешь, да?
Ангел с болью: Да.
Дарла: Этот ребенок, Ангел, это единственная хорошая вещь, которую мы сделали вместе.

Ангел плачет и целует ее пальцы. Фред тоже плачет.

Дарла: Единственная хорошая вещь.

Она поднимает с земли осколок доски.

Дарла: Не забудь рассказать ему об этом.

Она резко вбивает кол себе в сердце, стонет от боли и распыляется. Ангел в шоке выпускает из рук ее пальцы, которые превращаются в пыль, и смотрит на лежащего в луже, на том месте, где была Дарла, младенца. Ребенок кричит.

В это время через горящий Каритас торжественно проходит Хольц с арбалетом наизготовку. Ищет Ангела.

А в переулке Ангел осторожно берет на руки плачущего младенца.

Через разлом в стене, который пробил Ангел, выглядывает Хольц.
Видит Ангела, Фред, младенца. Поднимает арбалет и прицеливается.
Смотрит, с какой нежностью Ангел закутывает ребенка в свой плащ.
Ангел, наконец, замечает стоящего в двух шагах от него Хольца. Хольц целится. С другой стороны переулка появляются пара демонов, помощников Хольца.
Ангел смотрит на лицо ребенка. Потом смотрит на Хольца и на его арбалет.
За демонами останавливается машина и оттуда выскакивает Уес.

Ангел смотрит на Хольца. Просто смотрит. Хольц опускает арбалет.

Ангел и Фред проходят мимо него, потом мимо стоящих демонов и идут в машину.

Демон Сажан тоже появляется в проломе стены.

Сажан сердито Хольцу: Сделай это! Это твой шанс. Делай это! Закончи это, пока еще можешь! Ты не можешь просто позволить ему уйти! Не сейчас! Не после того, что ты обещал мне!
Хольц глядит вслед Ангелу: Я обещал не давать никакого милосердия.

Машина Ангела уезжает.

Хольц зловеще: И я не дам.

конец


 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан