Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

ВСЕ ИЛИ НИЧЕГО

Гиперион. Фред и Ганн пытаются разобраться в архивах. Закопались в документы по уши.

Ганн кривится: Это безнадежно. В половине этих файлов я даже не могу прочитать имена клиентов. Что это? Фриззана? Фризл-авто? Что это тебе говорит?
Фред: Я думаю, это Фрзилка. О, точно. Это та пара, которые звонили на прошлой неделе, на счет незаконного квартиранта в их логове? Уесли должен был: (тушуется и смолкает) Это должно было быть решено.
Ганн язвительно: Ну. Полагаю, он был слишком занят похищением ребенка:
Фред резко: Не надо. Окей?

Входит Лорн.

Лорн: Как дела? Немножко разобрались с этой бесконечной кучей файлов?
Ганн: Немного. Вроде как.
Фред: Здесь просто столько всего, что нужно отследить.
Лорн грустно смотрит на второй этаж: Но все же, в такое время хорошо быть занятым. Закопать себя в работу. Оставаться активным:
Фред с нажимом: Лорн, он потерял единственного ребенка, который у него когда-либо будет.
Лорн тяжело вздыхает: О, сахарок, я знаю. Я просто хотел бы, чтобы он поговорил с нами.
Ганн: Это может быть более безопасным, оставить его в покое на некоторое время. Я точно уверен, что эта мстительность в прошлом, но ты действительно хочешь узнать это непосредственно?
Фред испуганно-мрачно: Я уверена, что он не планирует: закончить то, что он начал в больнице.
Ганн мрачно: Только потому, что Уесли слишком умен, чтобы показаться здесь.

Входят Корди и Гру. Отдохнувшие, нарядные, Корди коротко постриглась, перекрасилась в блондинку, потолстела и несет яркий пакет и плюшевого медведя. Ее кофточка: это просто - 'смерть маньякам'.

Корди: Мы вернулись! И мы привезли подар: (видит выражение лиц банды)
Что случилось?

Сгоревшая комната Ангела. Он сидит перед пустой колыбелькой с убитым видом. Если бы мог, то плакал бы. Но явно уже не может. Входит Корди, садится рядом, кладет ему руку на плечо.

Корди: Мне так жаль.

Она обнимает его и кладет голову на плечо. Ангел немного оттаивает и опускает голову.

Казино. Клиенты - демоны и люди.

Крупье: Ставок больше нет. Ставок больше нет. Колесо крутится. Делайте ставки, делайте ставки.

За работой казино наблюдают два жутких демона - крутая шишка (Дженофф) и один из его шестерок.

Дженофф шестерке: Шестой стол, парень в голубом. Прячет короля в своей левой руке.

Камера показывает демона в голубой рубашке, который играет в карты. Шестерка собирается идти к нему.

Дженофф: И: Бенни? Возьми только левую руку. Мы все еще сможем делать деньги на правой.

Шестерка уходит, к Дженоффу подходит другой демон-шестерка в черных очках и со стильной прической.

Дженофф подзывает его: Ты. Хорошо. (дает ему визитку 'Расследования Ангела') Приведи его. Его срок вышел. Время забрать его душу.

Заставка

Сгоревшая комната Ангела. Вамп лежит на засыпанной обломками кровати. Смотрит в потолок. Выражение лица соответствующее. Входит Корди. Не знает как утешить.

Корди: Я просто здесь, окей?

Ангел переводит страдающий взгляд с потолка на Корди. Она садится в кресло напротив и раскрывает толстую книгу.

Кабинет. Лорн аккуратно запаковывает голубой чайный сервис Уеса в коробку. Рядом тусуется Гру.

Гру: Этот дом полон печали.
Лорн грустно: Кому ты говоришь. Дом - это то место, где твое сердце, но эти сердца разбиты.
Гру: Мое самое глубокое желание - помогать моей принцессе в ее нуждах. Я уже принес ей одежду и еду для ее шив-рот с Ангелом.
Лорн: Бодрствование с Понесшим Тяжелую Утрату. Хм. Почти забыл, что для этого было отдельное слово.
Гру: Мы больше ничем не можем помочь им в их боли. Вот почему ты уезжаешь?

Гру кивает на упаковочный ящик. Лорн смотрит туда же.

Лорн: Я? Нет. Это: Это не мое.
Гру: Значит это Уесли.
Лорн тихо: Гру, ты наверное должен попытаться избегать произносить это имя:

Кабинет. Пожилая демонская чета. Их слушают Ганн и Фред. Демоны постоянно подкалывают друг друга ворчливыми голосами.

Моника: Уесли. Это был он.
Сид: Не будь смешной, Моника - это был не Уесли, это был Шерман.
Моника: Ты даже не знаешь никаких Шерманов. Это был Уесли. Ирландский парень, верно?
Сид: Он был англичанином, ты, старая летучая мышь.
Моника: В любом случае, это тот, с которым мы говорили. Он здесь?
Ганн: Он: в творческом отпуске.
Фред: Нам действительно жаль, что произошла путаница, теперь мы сами этим займемся. А теперь, в вашем файле говорится, что в вашем логове незаконный квартирант?
Сид: Проклятые нехорошие Скенч демоны. Они все одинаковые.
Моника: Вот у нас есть:
Сид: Кто-то потратил половину своей жизни:
Моника: : построенное логово чтобы отдохнуть там:
Сид: : и что происходит? Скенч демон вселяется:
Моника: : прямо на твой кофейный столик. (раздраженно) Спросите меня, сколько раз я должна была это выслушивать.
Сид ехидно: Как будто ты когда-нибудь слушаешь.
Моника ехидно: А у тебя же есть столько интересных вещей, чтобы сказать.
Ганн перебивает перебранку: Итак, Скенчи. Я слышал о них. Вроде как проказливые типа демоны - как гномы?
Сид снисходительно: Гномов не существует, сынок.
Моника: А теперь, Сид, не смущай юношу.
Сид Ганну: Извини, детка.
Ганн: Скенчи проникают в дом, верно? Выселяют тех, кто там живет?
Моника: Ну, Бог знает, что ты не сможешь остаться - с визгом на всю ночь и метательной слизью.
Сид: Единственная вещь, которая хуже этого - терпеть ее (кивает на жену) последние триста лет.
Фред умиляется: Вы были женаты три столетия?
Моника: Со времени митоза.
Сид ухмыляется: Не то, чтобы я возражал против того, чтобы снова быть одноклеточным организмом, если вы понимаете, о чем я.
Моника ехидно: О, заткнись, Сид.
Ганн: Я думал, что избавиться от Скенча довольно легко. Разве ему не нужно просто отрубить голову?
Сид: Ну, конечно же, если ты сможешь не вляпаться в слизь.
Моника: У Сида фобия насчет слизи.
Сид с нажимом: У меня ее нет. У меня фобия насчет слюны.
Ганн: Окей. Думаю, что у нас есть все, что нам нужно. Я займусь этим и вычищу вашу проблему со Скенчем сегодня же.

Ганн встает и демонская чета идет на выход.

Фред: Спасибо большое, что пришли. Мы позвоним вам, как только все будет сделано.
Сид игриво Фред: Звони мне в любое время.
Моника язвительно: О, для такого громкого крика, Сид - эта девочка даже не 1/16 твоего возраста.. Засунь свои глаза обратно в голову.
Сид: Что амебе уже и помечтать нельзя?
Моника: Я говорю это тебе, трясущийся старый простофиля! Засунь их обратно!

Демоны уходят.

Ганн смеется: Боже. Ты слышала этих двоих?
Фред умиленно: Это очаровательно. Все это время, и они все еще влюблены. То, как они заканчивают друг за другом оскорбления, это так:
Ганн улыбается, глядя на нее: Очаровательно.

Входит радостно-возбужденный Гру.

Гру: Есть зло, которое нужно победить?
Ганн: Спасибо, братишка, но я сам. Просто маленький слизистый демон под Алварадо и Кларк. Я скоро вернусь.
Фред: Не забудь свое мачете!
Ганн улыбается ей: Да, дорогая.
Гру улыбается Фред: Ему очень повезло, что у него есть такая женщина, которая заботится об его оружии.

Совсем не догадываюсь, о каком-таком оружии подумала Фред, но она очень смущается. Подходит Лорн с коробкой.

Лорн ехидно Гру: Я в это не влезаю. (прячет коробку под стол) Вот так. Может быть лучше держать эти вещи не на виду, на случай: (тушуется) По любому, я должен убегать. Мне нужно прочитать кое-кого в каньоне Торанга - подумал, что это было бы подходящее время для обслуживания на дому, проверить волны здесь вокруг. (уходит, но нерешительно останавливается возле Фред) Ты знаешь: если ему что-нибудь понадобится:
Фред: Я позвоню.

Лорн уходит. Фред грустно смотрит на упакованные в коробку вещи Уеса.

Больница. Уес страдающе смотрит в потолок. Входит Фред с коробкой. Стучит в открытую дверь, Уес переводит взгляд на нее.

Фред смущенно улыбается: Привет, Уесли. Как ты себя чувствуешь?

Уес указывает на горло и делает беспомощный жест рукой, типа 'говорить не могу'.

Фред: О. Но это же не навсегда, да? (смущенно и неловко) Я принесла кое-какие твои вещи из офиса. Вещи, которые: ну, вещи. Ганн и я нашли твои записи о: ребенке. Пророчество. Ты его забрал, потому что ты думал, что Ангел собирается его убить. Ты пытался защитить его. Их обоих. Я просто хотела, чтобы ты знал, что я понимаю это.

Уес пытается улыбнуться.

Фред: Я также хотела сказать, то, что Ангел пытался сделать с тобой - это неправильно, и мне жаль.

Уес делает останавливающий жест рукой.

Фред продолжает резко и с болью: Но он был прав в том, что винил тебя, Уесли. Ты должен был прийти к нам. Ты должен был доверять нам, вместо того, чтобы ходить к Хольцу у нас за спиной. Ты должен был быть нашим другом, а ты даже не: (почти плачет) Если Ангел увидит тебя еще раз, он тебя убьет, Уесли. На этот раз - по-настоящему. Не возвращайся в отель. Никогда. (Фред бросается на выход, но потом останавливается, стоя спиной к Уесу) Пророчество было фальшивка. Ангел никогда бы не тронул Коннора. Это все было зря.

С этим словами добрая девочка Фред покидает убитого болью Уеса.

Гиперион. Гру работает секретаршей. Входит демон - шестерка Дженоффа в черных очках.

Гру радостно: Слава тебе, потенциальный клиент. Как я могу тебе услужить?
Шестерка: Это Расследования Ангела?
Гру: Да. Тебе нужна помощь?
Шестерка зловеще: Значит, ты должно быть Ангел:

Канализация. Ганн бредет по ней, поигрывая мачете.
Видит перед входом выбитую на камне табличку: 'Гурфорг благослови наш дом'.

Ганн: Должно быть здесь.

Ганн с трудом открывает тяжелую дверь и заглядывает в квартиру. Там все заляпано синей слизью.

Ганн: Пахнет как в жилье пожилых людей:

Рядом с ним в стену влетает хорошая порция слизи.

Ганн: : вот черт!

Ганн смотрит на плюнувшего на него демона - жуткого и огромного.

Ганн: Окей. Это точно не гном.

Ганн бросается в бой. Демон выбивает у него из рук мачете и вбивает Ганна в стенку. Ганн уворачивается, они еще немного дерутся, потом Ганну удается вернуть себе свое мачете и воткнуть его в сердце демона. Демон дохнет, из дырки в груди вылетает фонтанчик слизи. Но мимо.

Ганн улыбается: Должно быть, это мой удачный день.
Шестерка: Хочешь, поспорим?

Ганн оглядывается и смотрит на него в ужасе.

Семь лет назад. Ганн весь из себя такой 'трудный подросток' бредет мимо бомжей через 'плохой' квартал.
Видит перед собой огни казино. Пролезает в дырку в ограде и идет туда.

Казино. Демоны и люди играют. Ганн в своей бомжацко-бандитской одежде идет через зал (где служба дресскода и охрана?)
Потом на лифте подъезжает к местному ресторану. Там сидит Дженофф, Ганн направляется к нему, но тут его наконец перехватывает охрана - то демон-шестерка в очках.

Шестерка: Чего ты хочешь?
Ганн кивает на сидящего Дженоффа: Я хочу поговорить с человеком.
Шестерка: А у тебя назначено?
Ганн: Нет. У меня дело.

Дженофф смотрит на них, они - на Дженоффа.

Шестерка тянет Ганна в сторону и обыскивает: Сюда, ловкач. Маленький досмотр. Вооружен?
Ганн: Нет.
Шестерка: Он мог бы убить тебя десять раз, начиная с воскресенья, даже если бы ты был вооружен, но затем он бы и меня прибил: Ты чист.
Ганн: Я же тебе говорил.
Шестерка: Думаю, что не все такие честные, как ты, братишка.
Ганн зло: Я не твой брат.
Шестерка: Я это знаю. У тебя есть имя или только позерство?

Шестерка подводит Ганна к Дженоффу.

Шестерка: Его имя Ганн.
Дженофф: Чарльз Ганн, если не ошибаюсь. Человек улиц, защитник подростков и невинных. Что я могу для тебя сделать, мистер Ганн?
Ганн: Я кое-чего хочу.
Дженофф: Не уверен, что могу помочь.
Я не торгую 'хочу', я обеспечиваю нужды.
Вроде как вещи, которые ты или должен иметь прямо сейчас, или умрешь. Они имеют тенденцию быть наиболее ценными.
Ганн с нажимом: Я нуждаюсь в этом.
Дженофф: Тогда возможно я могу помочь. Что это? Деньги, власть, любовь?

Ганн дает ему бумажку, Дженофф смотрит.

Дженофф: Очень мило. Она настоящая красавица. Я могу это сделать. Но есть цена. Я полагаю, что ты знаешь.
Ганн: Да.
Дженофф: Сейчас ты ничего не должен платить, но однажды ты заплатишь. Цена, мистер Ганн - твое будущее.
Ганн мрачно: Какое будущее?
Дженофф: Ну, тогда по рукам. Но все же, мне нужно, чтобы ты заявил для протокола, что это твоя свободная воля, и ты уверен что хочешь заложить свое будущее ради своего сиюминутного счастья?
Ганн: Я уверен.
Дженофф: Договор об этом?

Дженофф поворачивает кольцо на пальце внутрь, оттуда выскакивает шип, Дженофф протягивает руку для рукопожатия. Ганн пожимает его руку, таким образом скрепляя договор своей кровью.

Дженофф: Хорошо.

Затем Дженофф резко припечатывает руку Ганна к документу, там, где графа 'подпись' - появляется кровавое пятно.

Наше время. Ганн расстроено смотрит вниз.

Шестерка: Ты заключил сделку: подписал кровью присягу продажи своей души.
Ты думаешь, что это то соглашение, которое ты можешь разорвать?
Ганн растерянно-сердито: Кто сказал, что я хочу что-то разорвать?
Шестерка: Ты планируешь отдать свою душу другому, да?
Ганн: О чем ты говоришь?
Шестерка: Какая-то девка, за которой ты так упадаешь:
Ганн тихо: Фред:
Шестерка раздраженно: Я не знаю, у нас нет имени, только картинка. Мы профессионалы, мы следим за записями Акашик, думаешь, мы бы не узнали, когда одна из наших душ собирается переместиться? (удивленно) А разве Фред не мужское имя?

Ганн резко разворачивается к нему, шестерка слегка тушуется.

Шестерка: Ну, это не мое дело, я просто здесь, чтобы сказать тебе, ты нарушил контракт. Твоя душа тебе не принадлежит, чтобы ее отдавать, она - для мистера Дженоффа, чтобы ее взять.
Ганн: Я должен с ним увидеться.
Шестерка: Все, что ты должен - заплатить. Он недоволен и поэтому я сейчас с тобой разговариваю.
Ганн растерянно хмыкает: Я не: Я уже не тот человек, которым я был тогда:
Шестерка: Мы все стареем. И мы все платим наши долги мистеру Дженоффу.
Ганн испуганно мечется: Должно быть что-то другое. Что-то другое, что он мог бы взять.
Шестерка насмешливо-раздраженно: Черт. Я никогда этого раньше не слышал. А теперь слушай хорошенько: у тебя есть двадцать четыре часа, чтобы привести свои личные дела в порядок и оттащить свою задницу в то казино. Если ты думаешь о побеге или обмане, не думай. Потому что тогда мы заберем и твою душу, и у той девушки тоже.
Ганн злобно: Она не имеет к этому никакого отношения.
Шестерка: Ну, ты можешь сделать так, чтобы так и оставалось, или так, что ее убьют. Сейчас это решать тебе, Ловкач. Увидимся завтра. (уходит)

Гиперион. Входит грустный Ганн. Очень грустный. Никто не любит платить долги.
Депрессивно смотрит на Фред, которая возится с бумагами и не замечает его.

Корди: Ы ей?

Ганн оборачивается и смотрит, как она жует огромный хот-дог.

Ганн: Что?
Корди прожевывает: Я сказала - ты окей?
Ганн с убитым видом: Да, все чудесно.
Корди: Наверное, это было бы грубо жевать перед Ангелом, но я была голодная поэтому я сделала маленький перерыв и ты не окей, приятель.
Ганн: Немного устал, но:
Корди: Я же Корделия. Я могу прочитать страдание на твоем лице. (Корди кивает и они садятся рядышком) Я знаю, что происходит.
Ганн удивленно: Знаешь?
Корди: Это очень очевидно. Ангел потерял своего сына, Уесли: ушел. И здесь ты: счастливый как ребенок в кондитерской. (улыбается ему)
Ганн пораженно: Я: счастливый.
Корди: И погружен в вину из-за этого. Ну, не надо. Вы и Фред должны были быть вместе, я теперь это поняла: она такая куколка. (они смотрят на Фред) Я признаю, что до меня это медленно дошло. Я думала, что она и Уес: но то, как вы двое смотрите друг на друга.

Ганн смотрит на Фред с нескрываемой болью.

Корди: Этому месту сейчас бы не помешало немного счастья. У тебя и у Фред есть целое большое яркое будущее впереди и я здесь, чтобы сказать тебе, это хорошо - наслаждаться им. Жизнь продолжается.
Ганн с болью: Мне следует наслаждаться своим будущим.
Корделия: Я так и говорю. Есть одна вещь, которой я научилась, живя в адской пасти: каждый день бесценен, ты ведь никогда не знаешь, который из них будет твоим последним.
Ганн с болью смотрит на Фред: Я никогда не думал, что проживу так долго. Или что буду иметь так много.
Корди: Некоторые люди никогда не знали ни одного дня радости. Ты счастливчик.
Ганн слегка улыбается, глядя на Корди: Может быть.
Корди: Так что поживи немного. У нас нет никаких горящих дел и у меня не было видения уже: (Корди сосредотачивается на внутренних ощущениях) О, подожди. У меня видение прямо сейчас. Это о том, как ты и Фред завтра возьмете выходной. И видишь ли, мои видения никогда не врут. Развлекитесь немного.

Корди уходит, Ганн смотрит на Фред, потом что-то решает и тоже уходит.

Следующее утро. Фред в постели. У кровати звонит телефон и она берет трубку.

Фред весело: Хорошо, готов? Красная футболка, твои темно-синие-синие джинсы, серые ботинки. Я была права в чем нибудь? Окей, это был только разогрев: Желтая футболка с длинными рукавами, серые вельветовые брюки, бежевые ботинки. (смеется) Видишь, правильно. Это никогда не требует от меня больше двух попыток: Я? Только что проснулась.
Может быть ты должен подъехать сюда и узнать. Конечно, это занимает столько времени:

Входит Ганн с мобилкой и подносом, на нем блюдо и роза.

Ганн: Неправда.
Фред в телефон: Хей. Извини, должна прерваться, только что кто-то вошел в мою дверь.
Ганн в телефон: Он лучше выглядит чем я?
Фред: Намного. И: он принес мне завтрак в постель!
Ганн ставит поднос на постель: Вуаля, мадам. Обслуживание в комнатах.
Фред: Круто. (испуганно) Это же не ты готовил, да?
Ганн: Не-а. Твоя любимая еда из твоей любимой закусочной.
Фред: Блинчики и вафли? Я в углеводном раю, ммм: (начинает есть) Сегодня особый день или что?
Ганн: Ага. Очень особый.
Фред: Почему?
Ганн: Потому что у нас выходной.
Фред: Правда?
Ганн: И мы собираемся провести каждую его минуту, проживая лучший день в нашей жизни.
Фред: Ну, теперь это официально.
Ганн: Что?
Фред: Ты лучший бойфренд всех времен.

Фред засовывает ему в рот кусок блинчика и целует его.

Фред: Блинчиковый поцелуй!

Больница. В палату Уеса заходит доктор.

Доктор весело: Как вы себя чувствуете сегодня? Я знаю, что это было очень тяжело, но у меня хорошие новости. Больше нет никаких признаков инфекции или повторного кровотечения в ране, и отек спадает. Мы можем прекратить волноваться о том, что ваши дыхательные пути пострадают.
Я собираюсь вас выписывать чуть позже сегодня. Есть кто-нибудь, кто может приехать за вами? Друг или член семьи, которому мы могли бы позвонить?

Уес молчит и с болью глядит перед собой.

Гиперион. Сгоревшая комната Ангела. Корди свернулась клубочком в кресле и то ли читает, то ли дремлет. Объятый болью Ангел смотрит то на нее, то на пустую колыбельку.

Ангел тихо: Я думаю, что он должен был стать левшой. (Корди поднимает голову и смотрит на него с болью) То, как он хватал за твои пальцы: его левая рука всегда сжимала немного плотнее. У ребенка было пожатие: он конечно же должен был стать левшой.
Если ты живешь столько, сколько я, в конечном счете ты теряешь всех. Я не говорю, что ты привыкаешь к этому, но потому, что ты ожидаешь этого, ты справляешься. Но он был просто: Он был просто маленьким: (плачет) Ты думаешь, что знаешь что-то о жизни, потому что у тебя была действительно долгая жизнь. И это действительно все, что у тебя есть, в моем случае, по любому. А затем однажды ты просыпаешься и у тебя есть что-то еще.
Корди тихо: Будущее.

Ангел на миг закрывает глаза, потом смотрит на пустую колыбель.

Ангел: У меня был сын:

Летнее открытое кафе. За столиком Фред и Ганн.

Ганн весело: А теперь, следующий этап наслаждений: у нас куча фильмов. Ты выбираешь: хей, хочешь пойти в двенадцатиэкранный комплекс, просмотреть ролики всех фильмов? Это будет, как будто посмотреть все лучшие фильмы года одновременно.

Фред в дурацкой короне из фольги смущенно кривится.

Ганн кивает на стол: Что-то не так с шейком? Это твой любимый, двойное мокко, двойные взбитые сливки.
Фред: Я: вроде как переполнена.
Ганн смеется: О, мой Бог, это серьезно.
Фред: Это просто такос на Шестой улице, рыбные палочки на пирсе, хот-доги:
Ганн весело: Не сдавайся сейчас, девочка, мы все еще должны хорошенько повеселиться сегодня.
Фред: О: Я готова для веселья: это просто, если мы еще что-нибудь возьмем, я могу взорваться.
Ганн: Точно. Извини. (забирает от нее еду)
Больше никакой еды - но кино - клуб - шопинг - веселье должно быть сделано. Хочешь пойдем на роликовый каток?
Фред: Чарльз, я думаю, я вроде как выдохлась.
Ганн: О.
Фред смущенно улыбается: Это потому что у нас было столько: веселья сегодня. Ты не думаешь, что мы должны сохранить немножко, перед тем как мы все потратим и остальные люди будут грустными: потому что мы заберем все счастье?
Ганн очень расстроено: О, Боже. Я все испортил. Я перестарался.
Фред: Нет. Это был вроде как самый прекрасный и удивительный день в жизни, если не обращать внимание на круговерть и на тяжесть в моем животе. Быть с тобой - это всегда так по особому. Это просто: это ведь не то, чтобы мы должны были вжать остаток наших жизней в один день. Верно?

Ганн молчит, но на лице все написано.

Фред в ужасе: О, МОЙ БОГ.
Ты действительно слишком старался. Ты не был сам собой весь день. Ты все это делал просто потому что: потому что что-то не так:
Ганн: Фред, нет:
Фред: :что-то ужасно не так.
Ганн: Нет:
Фред в самом большом ужасе: Чарльз, у тебя лейкемия?

Ганн начинает мрачно хохотать.

Фред нервно: Не смейся надо мной! Я вижу это в новостях все время - они юные и влюбленные, вся их жизнь впереди, а потом происходит трагедия:
Ганн: Я не болен.
Фред: Не болен? Честно?
Ганн: Я не болен.
Фред облегченно вздыхает: О, слава Богу. Я чувствую себя уже лучше. Кроме ужасной тяжести, которая у меня внутри весь день: (продолжает в страхе) :которая не из-за еды.. это: из-за нас. Что не так с нами?
Ганн притворно легко: Ничего.
Фред мрачно: О, это очень помогло.
Ганн резко: Может быть мы просто должны уйти отсюда и вернуться в отель:
Фред резко: А может быть мы должны просто остаться здесь и ты должен перестать врать мне. Я знаю, что что-то не так. Просто будь честен и скажи мне. Чарльз:

Чарльз оглядывается по сторонам, как загнанный в ловушку зверь, в его голове крутятся какие-то голоса, все плывет, он не слышит Фред и улавливает только ее последнюю фразу.

Фред: :мы пройдем через это вместе.

Ганн принимает решение, откидывается назад на стуле и смотрит на Фред жестоким взглядом 'большого зла'.

Ганн резко: Нет. Не пройдем.
Фред в шоке: Что?
Ганн жестоким голосом: Это не то, что мы можем обговорить, ты поделишься своими чувствами, я поделюсь моими, а затем будет большое объятие.
Фред слегка обиженно, но больше удивленно: Я не думаю, что мне нравится то, как ты разговариваешь со мной.
Ганн язвительно: Это плохо.
Фред почти плачет: Почему ты: почему ты такой злой?
Ганн: Я честный. Разве ты не этого хотела?
Фред плачет: Да. Будь честен. Это из-за меня?
Ганн жестко: Вау. Ты наконец-то это поняла.
Фред плачуще: Что: что не так со мной?
Ганн уже почти орет на нее: Теперь я должен составить список? У меня действительно нет на это времени.
Фред сдирает с себя дурацкую корону: Ты шутишь? Чарльз: что происходит?
Ганн: То происходит, девочка, что между тобой и мной все кончено. Конец.
Фред машет головой: Нет:
Ганн орет: Я что, спрашиваю? Я говорю. Мне уже достаточно.
Фред плачет: Я тебе не верю.
Ганн злобно: Лучше начни.

Ганн вскакивает из-за столика и собирается уходить. Фред бросается за ним.

Фред: Но: подожди: есть другая?
Как: как ее зовут?
Ганн жестко: Ее зовут 'Я настоящая женщина, а не плоская фигура'. Представила картинку?
Фред тихо плачет: : да.
Ганн: Хорошо.

Ганн быстро уходит, Фред сквозь слезы смотрит ему вслед.

Гиперион. Сгоревшая комната Ангела. Он и Корди сидят рядом на кровати и смотрят на пустую колыбельку.

Корди: Я не собираюсь сидеть здесь и притворяться, что я знаю, через что ты проходишь, или что я могу начать понимать, что ты чувствуешь. Последняя вещь, в которой ты сейчас нуждаешься - это кто-то, кто бы сказал, что пройдет время и все станет лучше. Что боль уйдет.
Потому что ничего не станет лучше. И боль никогда не уйдет.

Ангел отводит взгляд от колыбели и смотрит на Корди.

Корди: Правда в том, что если ты проживешь еще пару сотен лет, ты никогда не забудешь, как у тебя забрали Коннора.
Но ты и не должен.
Ты любил своего сына, Ангел. И ты будешь продолжать любить его. И скучать по нему.
И ты будешь продолжать жить. Ты это тоже будешь делать.
Ангел тихо, безнадежно: Я не знаю как.
Корди: Тебе и не нужно. 'Как' сработает само по себе. Жизнь просто продолжается.
Будут люди, которым будет нужна наша помощь, и поэтому мы им поможем. Потому что это то, что мы делаем.

Неожиданно они слышат плач за дверью, Корди идет открывать, там стоит плачущая Фред.

Корди в шоке: Фред?
Фред плачет: Извините меня. Я хотела постучаться, но это не подходящее время, поэтому я не постучалась, но я не знала, что еще сделать:
Ангел подходит к ним: Фред, что случилось? Что не так?
Фред плачет: Это Чарльз. Я думаю, что он в ужасной опасности.

Казино Дженоффа.
Дженофф стоит перед каким-то мужиком. Втыкает ему в глаза два пальца. Мужик слегка пищит. От пальцев идет сияние.
Потом сияние поднимается по руке и освещает всего Дженоффа. Он довольно улыбается.
По казино идет Ганн, видит эту картинку, но не сворачивает с пути и идет к шестерке в черных очках.

Ганн: Я пришел заплатить свой долг.

Гиперион. Ангел, Корди и Гру слушают Фред.

Корди: Вау.
Фред нервно: Я знаю, ха?
Гру: Мне жаль, что так получилось.
Ангел кривится: Я немного запутался.
Фред: В чем? Что не ясно?
Корди: Ну: наверху ты сказала что ты думаешь, что Ганн в опасности.
Фред с жаром: Так и есть!
Корди задумчиво: Хорошо: и ты думаешь что это так, потому что:
Фред: Он меня бросил!
Корди: А.
Фред: Но не по настоящему!
Корди: О. Нет?
Фред: Нет!
Гру улыбается: Это хорошо. Это такое облегчение.
Фред нервно: Что? Нет! Это еще хуже! Намного хуже! Я бы хотела, чтобы он меня бросил!
Корди: Фред, ты уверена, что он не бросил? Я имею в виду, те вещи, которые ты сказала, что он тебе сказал:
Фред: Я знаю, я сказала, что он сказал те вещи мне, но он бы никогда не сказал такие вещи мне!
Корди: Те вещи, которые он сказал?
Фред: Именно так! Вот как я узнала, что он в беде!
Ангел задумчиво: Итак, дай мне разобраться: ты и Ганн встречаетесь?
Фред истерично орет: БОЛЬШЕ НЕТ, Я ДУМАЮ!
Корди бросается ее обнимать: Фред. Дорогая.
Фред плачет: Разве вы не видите? Он обидел меня! И единственная причина, по которой он бы это сделал - чтобы защитить меня от чего-то! И что бы это ни было, это должно быть плохим, потому что: это болит как ад.
Ангел мрачно: Тогда я полагаю, что мы лучше ему поможем. Мы не потеряем еще одного члена этой семьи.

Квартира Уеса. Он с перевязанным горлом и с коробкой, которую ему принесла Фред, заходит внутрь. А внутри везде по полу разбросаны его бумаги после обыска, учиненного Ганном на пару с Фред. Уес мрачно оглядывает все. Ногой закрывает дверь и обессилено-безнадежно прислоняется к стене. Явно не знает что делать дальше.

Гиперион. Корди слушает автоответчик Ганна.

Корди: Но все еще нет ответа - ни по его домашнему, ни по его сотовому.
Фред: О, Боже:
Гру: Это не предвещает ничего хорошего.
Ангел: Окей, значит нам придется разделиться.
Гру активно кивает: Чтобы покрыть большую территорию. Это хороший план. Я согласен.

Корди нежно-снисходительно улыбается Груссалагу.

Ангел: Фред и я можем проверить охотников из старой банды Ганна, посмотреть, может быть, они что-нибудь слышали о нем.
Корди: Или они знают каких-нибудь старых врагов, которые у него могли быть.
Ангел: Именно.
Гру глубокомысленно кивает: Ммм:

Ангел тыкает в него и в Корди.

Ангел: Вы двое идите к Ганну домой, просто проверьте.
Корди: Может быть, мы можем заявить, что украли его грузовичок.
Гру растерянно-глубокомысленно: Э:
Ангел: Это неплохая идея, подключить сюда полицию, если ничего из этого не сработает.
Фред: Мы должны оставить здесь записку для Лорна, чтобы он знал, что происходит.

Ангел протягивает Фред ручку и она пишет.

Ангел: Если никто из нас ничего не найдет, мы снова встречаемся здесь в полночь.

Гру достает из кармана чью-то визитку.

Гру: И возможно, раз уж мы ищем, мы могли бы оставлять эти маленькие прямоугольнички после нас - как то существо, которое приходило вчера и спрашивало о Ганне.
Ангел: Точно. Хорошо: (пауза) :что? Дай мне посмотреть!

Ангел забирает у него визитку, Гру прыгает вокруг него и поясняет.

Гру: Маленькие прямоугольники с телефонными цифрами. Это чтобы люди смогли с нами связаться, если они что-то узнают.

На визитке данные казино Дженоффа.

Фред: Кто-то приходил сюда и искал Чарльза?
Гру: Вчера. (Ангелу) Пожалуйста, напомни мне отдать тот прямоугольник Ганну, когда мы его найдем: (ободряюще Фред) :а я уверен, что мы найдем.

Ангел прячет визитку и активно кривится.

Ангел: Парень работает на Дженоффа.
Корди: Дженоффа?
Ангел мрачно: Высасывателя душ.

Казино. Из зала вытаскивают тело мужика, которому Дженофф втыкал в глаза пальцы. Протаскивают труп мимо Ганна.
Дженнофф замечает его.

Дженофф: Чарльз Ганн. Я впечатлен. Не много парней входят через эту дверь по своей воле - не во второй раз, в любом случае. Она должно быть очень особенная, эта девчонка, которой ты был готов отдать мой товар.
Ганн резко: Я здесь, чтобы расплатиться со своим долгом. Ты даже не говори о ней.
Как только мы рассчитаемся - ты даже не думай о ней.
Дженофф: Она никогда не была частью сделки. (кивает шестерке) Держи его.
Ганн: Я не собираюсь убегать. (угрожающе шестерке) Но тронь меня и посмотришь. (тяжело вздыхает и смотрит на Дженоффа) Давай просто с этим покончим.

Дженофф растопыривает два пальца и медленно приближает их к глазам Ганна. Ганн не отрываясь и не зажмуриваясь глядит на них.
Ну, тут, разумеется: выламывается боковая дверь и залетает: ну, кто же еще? Злой Персик.

Ангел: Ганн!

Ганн резко поворачивается, чтобы посмотреть.
Видит банду плюс Гру минус Лорн, все они вооружены до зубов и очень злые. Тут же бросаются на охрану казино и начинают бить всех без разбору.

Фред видит Ганна: Чарльз!
Ганн бросается к ней: Фред:

Дженофф перехватывает Ганна и останавливает.

Ангел активно кидает демонов по всему казино, но их слишком много, в конце концов они теснят банду и зажимают ее в кольцо в центре зала.

Корди: Ангел:
Ангел быстро: Я знаю.
Гру: Мы окружены.
Ангел слегка раздраженно: Я знаю.
Фред жалобно: Мы должны спасти Чарльза!
Ангел очень раздраженно: Я знаю!

Ангел оглядывает демонов, выбирает самого мордатого, хватает его и прижимает к его горлу топор.

Ангел: Кого из парней нужно убить, чтобы поговорить с вашим боссом здесь?
Дженофф выходит вперед: Я босс.
Не возражаешь рассказать мне, почему ты мешаешь моему бизнесу?

Ганн стоит за Дженоффом, рядом с ним охрана и шестерка.

Ангел: Вообще-то, это ты мешаешь моему бизнесу - ты собираешься лишить меня очень ценного сотрудника. Чарльз Ганн работает на меня.
Дженофф: Хороший бизнесмен проверяет всю подноготную своих потенциальных сотрудников. Если бы ты это сделал, ты бы выяснил, что он очень скоропортящийся товар.
Ангел: Тогда я заключу сделку с тобой. Ты его отпускаешь, забываешь то, что он тебе должен - а я позволю тебе жить.
Дженофф: Спасибо. (демонам) Убейте их.

Демоны рычат и бросаются вперед.

Ангел орет Дженоффу: Все или ничего!

Все замирают.

Дженофф: Ты предлагаешь мне свою душу?
Ангел: Шанс ее выиграть, в любом случае.
Дженофф: Я что, выгляжу перед тобой как придурок? (Ангел согласно ухмыляется) Ты вампир. Я могу чувствовать запах даже отсюда.
Ангел: Понюхай сильнее. Я вампир с душой.
Дженофф заинтересовано улыбается: О. Ты тот вампир.
Ангел: Я выбираю игру. Я выигрываю и мы отсюда уходим. Долг Ганна исчезает.
Ты выигрываешь - ты забираешь нас двоих.

Дженофф радостно смеется, банда Ангела в ужасе. Особенно Ганн.

Чуть позже. Ганн стоит в стороне, объят виной и ужасом. Хмурый Ангел сидит за столом, крутит в руках колоду карт. За его спиной стоят Фред, Гру и Корди. В сторонке все демоны и люди азартно делают ставки на победу.

Корди: Блестящая тактика выжидания, даст нам кое-какое время. А теперь, какой план?
Ангел мрачно тыкает ей под нос колоду карт: Это и есть план.
Корди: Действительно?
Ангел: Действительно. Мы собираемся отыгрывать душу Ганна назад.
Фред жалобно: Это так все неправильно. Я имею в виду, это же не деньги или плюшевый кролик, на которого будет играть Ангел. Это же мой бойфренд.

Фред бросает ободряющий взгляд на Ганна, стоящего за демонами. Ганн явно хочет провалиться куда-нибудь.

Ангел: Фред, я понимаю, что ты нервничаешь. Не надо. Я жил уже очень долго. Много раз играл в карты и выигрывал кучу пари.
Фред жалобно-мрачно: Видишь, в этом и есть наше различие. Я обычно проигрываю и теряю вещи. Но я не могу потерять Ганна.
Ангел напряженно глядит на Дженоффа: Я не проиграю.
Шестерка Дженоффу: Волнуешься об этом?
Дженофф: Как забрать конфету у ребенка.

Шестерка хихикает и отходит от него.

Гру Ангелу: Ангел, если мы должны положиться на судьбу, то я бы предпочел зависеть от своего меча. Мы должны выбраться наружу с боем.
Ангел: Не согласен, Гру. Сражение - это будет риск для всех нас. Мой способ более безопасен.
Фред с жаром: Если ты выиграешь! Но если ты потеряешь свою душу, разве ты не превратишься в зло и не начнешь всех убивать - включая нас? (Корди) Я неправа?
Корди пожимает плечами: Права в теории, но я пойду на это с Крутым Игроком. Извини.
Ангел: Я выиграю. Но если проиграю: (дает Корди кол) Ты знаешь, что делать. Просто сделай это быстро.
Корди решительно: Ты знаешь, что я это сделаю.

Они идут к Дженоффу, демоны и люди делают последние ставки.

Шестерка ухмыляется Ганну: Ты знаешь, Дженофф позволяет мне забирать тела, когда он с ними заканчивает.

Ганн вздыхает и жалобно-виновато смотрит на Ангела.
Ангел торжественно идет к столику Дженоффа со своим блестящим фирменным выражением на лице: 'замученный всеми несчастный щеночек'.
Слегка улыбается Дженоффу, приветствуя его, и садится за столик.
Полон решимости, спокойствия и тихой почти незаметной холодной ненависти.
Корди встает точно у него за спиной.

Дженофф: Одна колода карт. Если ты выиграешь, этот человек:(указывает на Ганна) : свободно уйдет. Если я выиграю, я заберу его душу и я заберу твою. Назови игру. Омаха, Техасский покер, покер Семь Карт..?

Фред в полном ужасе, Ганн в полной вине, Гру как обычно растерян.

Ангел: Как насчет просто снять колоду? Более сильная карта выигрывает.

Гру удивленно смотрит на Корди, Корди ему хитро успокаивающе ухмыляется.
Бедная Фред почти рвет на себе волосы.

Дженофф: У вампира есть не только душа, у него есть еще и мужество.

Крупье тасует колоду.

Дженофф Ангелу: Чувствуешь - повезет?
Ангел: После тебя.

Крупье кладет колоду перед Дженоффом.

Дженофф бросает взгляд на Ангела, вампир довольно ехидно ухмыляется.
Дженофф неуверенно выбирает карту и открывает. Это девятка.
Шум в зале. Ганн и Фред переглядываются.
Вампир ухмыляется еще насмешливее.
Берет колоду, выбирает карту, смотрит на Ганна. Ганн ободряюще кивает. Ангел переворачивает карту. Это тройка. Вампик чуть-чуть расстраивается.

Ангел удивленно-брезгливо: Тройка?
Ганн в шоке: Тройка..?
Дженофф насмешливо-радостно: Тройка!
Ты проиграл.

Ангел косится на Корди за своей спиной.
Корди быстренько поднимает кол, замахивается изо всех сил и вбивает его в: ладонь Дженоффа на столе.
Дженофф вопит.

Корди Ангелу: Это достаточно быстро?
Ангел: Меня устроило.

Ангел хватает топор и быстренько отрубает Дженоффу голову. Голова падает на стол.
Все зрители в шоке. Ганн первым приходит в себя и бьет локтем шестерку по зубам. А потом еще добавляет кулаком.
Фред бросается к нему и обнимает.

Фред: Чарльз:.

Ганн крепко прижимает ее к себе, потом поднимает глаза на вампа.

Ганн проникновенно: Ангел:
Ангел весь такой из себя 'не хвалите меня, не хвалите': Все кончено. Нет никакой нужды говорить спасибо.
Ганн: Ты прав. Если убить его было так легко, я должен был сделать это сам.

Ангел слегка ошарашен, что его так буквально поняли, но тут всеобщее внимание переключается на обезглавленное тело Дженоффа, которое поднимается, затем из отрезанной шеи течет какая-то бяка и вылезает новая голова. Еще мокрая и недоделанная. Голова начинает вопить, постепенно приобретая свою окончательную форму. Зрители тоже в ужасе начинают вопить и отступают назад.

Гру убежденно: А теперь мы сражаемся:

Ангел оглядывается по сторонам на испуганную толпу.

Ангел: Итак, кто здесь еще должен этому парню?

Толпа думает, потом яростно бросается на недоделанного Дженоффа и забивает его кулаками. Ангел под шумок уводит свою банду из казино.

Темная улица в припаркованном грузовичке Ганна он сам и Фред.

Фред: Скажи это еще раз. И на этот раз немного медленнее.
Ганн: Я был ужасно, ужасно неправ, что бросил тебя и сказал те злые, неправдивые вещи.
Фред: Хорошо, а теперь скажи это в диктофон.

Фред выставляет вперед руку, делая вид, что держит диктофон. Ганн слегка улыбается и берет ее руку в свои.

Ганн серьезно: Мне действительно жаль, и я никогда больше так не сделаю.

Целует ее руку.

Фред: Я просто рада, что с тобой все хорошо.
Ганн: Со мной хорошо только тогда, когда между нами все хорошо. Между нами же все хорошо, да?

Фред кивает и они целуются.

Фред: Только одна последняя вещь.
Ганн: Назови ее.
Фред: Ради кого ты продал свою душу?
Ганн смущенно хмыкает: : это было уже давно.
Фред: Я знаю. Но я хочу, чтобы ты мне сказал, и мы никогда больше не будем об этом говорить. Кто она была?

Ганн отодвигается от нее, берется за руль и смотрит вперед.

Фред: Чарльз:
Ганн оправдываясь: Это было намного раньше того, как я встретил тебя.
Фред: Ты должно быть хотел ее очень сильно, чтобы продать свою душу.
Ганн мрачно: Полагаю, так и было:
Фред: Просто скажи мне.
Ганн c трудом: Это: это был грузовичок. Мне было семнадцать лет и я продал свою душу за грузовичок.
Фред: Случайно не за этот грузовичок?
Ганн притворно-серьезно: Не обижай мою девочку.
Фред смеется: О, Чарльз. Твоя душа не была достойна кондиционера?
Ганн: Слушай, раньше этот грузовичок помогал мне выжить. И еще помогал мне спасать другие жизни. Я знаю, это звучит тупо, но душа не казалась такой уж большой вещью. Я тогда не думал, что у меня есть будущее. А теперь я так думаю.

Они нежно смотрят друг на друга и целуются.

Фред: И что в тебе есть такого, что всегда заставляет меня таять?
Ганн: Может быть, потому что я люблю тебя.
Фред: Наверное, именно поэтому.

Они целуются.

Гиперион. Ангел стоит перед пустой колыбелькой. Входит Корди и смотрит на него. Ангел принимает решение и начинает разбирать кроватку. Корди опускает голову и тихо уходит. Ангел разбирает колыбель.

конец
 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан