Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 
 
  
 

НА КРЫЛЬЯХ ОЖИДАНИЯ

Гиперион. Уес, весь погруженный в мечты, рассматривает картинку жуткой демонихи в книге. Корди тусуется поблизости.

Уес: Скажи честно, ты видела когда нибудь что-нибудь такое же прелестное? Такое грациозное, такое полное жизни. И эти глаза: заставляют тебя чувствовать себя так, как будто ты единственный мужчина в комнате.
Корди заглядывает в книгу: Плюс, шесть грудей. Любому мужчине это понравится.
Уес: У Фред нет шести грудей! (озабоченно) Правильно?
Корди смотрит на демона: Сориалус, Разрушительница. И да, она из моего видения.
Уес: Прийдет, чтобы уничтожить людей, которые убили ее любимого.
Корди: Но не в следующем месяце или нечто подобное. Я занесу ее в графу 'ожидаемое'. Ты хочешь пригласить ее на свидание?
Уес в шоке: Разрушительницу?
Корди: Фред.
Уес: О. Да, но, знаешь, со временем. Я сделаю шаг, когда почувствую, что железо горячо.
Корди: Ну, сделай это, Джонни Реб.

(Джонни Реб - смелый солдат, ставший легендой, был в армии коферератов во время гражданской войны.)

Корди ехидно: Чтобы я смогла услышать о чем-то другом, и ты мог делать что-то другое, кроме того, чтобы чувствовать как горячеет твое железо.
Уес: Я так зациклился на этой теме?
Корди: Знаешь, было время, когда ты думал, что это я - прелестнейшая штучка в целом мире.
Уес очень смущенно: Ну, я: Ты необыкновенная женщина. Я:
Корди: Расслабься, солдат. Мне просто нравится это слышать время от времени.
Я была самой ужасной сукой в Саннидейле, могла иметь любого мужчину, которого хотела. (вздыхает) А сейчас я вся такая 'супергероиня' и лучшее, что я могу иметь - это невидимый призрак, который хорошо управляется с мочалкой.

Корди неожиданно понимает, что сказанула и действительно очень смущается.

Уес тоже смущенно: Извини. Я не услышал последнее, что ты сказала.
Корди: Ты такой джентльмен!
Ангел, незаметно подкравшись: Кто там что делает с мочалкой?
Уес быстро: Не мочалкой, а Лух-фа. Нуктм. Скамз. Это демон.
Корди Ангелу: Итак, ты сегодня в темной одежде.

Ангел активно ухмыляется.

Ангел: Спроси меня, почему я улыбаюсь.
Корди мрачно: Я спрошу, потому что это меня пугает.
Ангел достает из кармана билеты: Мы идем в люди.

Ганн и Фред с улицы заходят в дворик Гипериона.

Ганн: Ты замечательная женщина. Особенно то, как ты можешь засунуть целую гору еды в свой рот. Это как какой-то олимпийский подвиг, так много есть.
Фред смущенно смеется: Что, я была как свинья? Это просто потому: потому что тот первый завтрак показалось, что он прошел так быстро, а я всегда все еще:
Ганн: Не-а, мне просто было интересно, куда это все помещается в такой маленькой плоской фигурке, как у тебя.
Фред обиженно хлопает его рукой: Плоской? Ты чудовище.
Ганн: А, перестань. Ты знаешь, что ты красавица.

Фред удивленно задумывается, но при этом довольно хмыкает.
Они заходят в холл.

Ганн весело: Доброе утро друзья и соседи. (подходит к Ангелу) О, это билеты? Ты их достал?
Ангел смущенно: Ну я пошел туда, где продают билеты и:
Ганн: Я заплачу тебе. Этот за мой счет.
Уес нежно улыбается: Доброе утро, Фред.
Фред весело: Хей!
Ганн: 'Мата Хари' - самая крутая группа в ЛА. Вы парни просто обалдеете.
Ангел смущенно: Но дело в том, что:
Ганн: Слушай, я же сказал, что я заплачу, мужик. Ты не должен волноваться об уменьшении фонда Коннора для колледжа. В тот же миг, как я увидел 'Мата Хари' в 'Трубадуре' они были:. (читает билет) 'Всемирный балетный тур Блинникова'. Что происходит?
Ангел: Я пытался тебе сказать. Я пошел туда, где продавали билеты и: бум! Единственное представление сегодня вечером!
Ганн в шоке: Но: ты купил балет на мои билеты 'Мата Хари'?
Ангел: Это всемирноизвестная балетная труппа Блинникова.
Корди себе под нос: Он все продолжает повторять это, как будто в этом есть какой-то смысл.
Ангел с жаром: Это одна из лучших трупп в мире. И они ставят 'Жизель'! Это их фирменная вещь.
Ганн в полном ужасе: Это все похоже на какой-то страшный сон.
Уес: Я думаю, что я слышал о них. Они очень определи свое время.
Ангел: О, да. Да. Я видел их постановку 'Жизели' в 1890. Я плакал, как ребенок. А я же был злом!
Фред улыбается: Я: я думаю, что это звучит волнующе.
Уес кивает: Да.
Ганн жалобно: Нет. Нет!
Ангел хлопает его по плечу: Ганн:
Ганн возмущенно: Это же не 'Мата Хари'. Это балетные пачки и парни с их большезадыми костюмами, прыгающие вверх и вниз. Это все просто: Я тебе больше никогда не буду доверять. Доверие ушло.

Ангел слегка ухмыляется, совсем не виновато.

Корди: О, проехали. Мы должны будем быть нарядными?
Ангел: Конечно.
Корди: Я - за.
Ангел: Парни, увидеть вживую настоящий балет это как: это как другой мир. Ганн, эти ребята крутые, и ты обалдеешь.
Ганн сердито: Не используй мои фразы, когда мы потеряли доверие.

Ангел пытается скрыть ухмылку, снова хлопает его по плечу и отходит.

Корди тоже отходит: Перестаньте, парни. Рабочий день, есть дела, которые нужно решать.
Ганн вслед Ангелу: Окей. Но я все еще заплачу, хорошо? Потому что это: это.. (жалобно) :это как ночной кошмар.

Театр. Администратор идет с руководителем-постановщиком труппы. У постановщика на галстуке зажим с огромнейшим красным камнем. И вообще зловещий вид.

Человек: Это такая честь, принимать здесь труппу, должен вам сказать. Весь ЛА гудит.
Иметь возможность посмотреть 'Жизель' в постановке Блинникова: Я даже не могу себе представить, что будет твориться сегодня вечером.
Постановщик, с русским акцентом: Это будет представление всей жизни. Я это гарантирую.

Кто-то наблюдает за ними сверху и плачуще хихикает.

Заставка

Дорогой магазин вечерних платьев. Корди и Фред шопингуют.

Фред испуганно: Ты уверена, что это место для нас?
Корди: Ну, мы конечно же можем купить наши наряды в 'Мешковина для пещерной девочки', но они все так сильно вышли из моды. Все парни берут напрокат
смокинги. Мы должны соответствовать.
Фред: Но, разве мы не, знаешь, бедные?
Корди: Есть традиция, у людей моего круга. Она называется 'покупаем платье, надеваем его один раз и возвращаем на следующий день'. Весь секрет в том, чтобы спрятать ярлычки, когда оно на тебе.
Фред радостно: О. Окей. Я так взволнована насчет сегодняшнего вечера. Я люблю балет! Я имею в виду, я его не очень много видела, но моя семья обычно ходила на 'Щелкунчика' каждое Рождество, и первая моя сексуальная фантазия была о Мышином Короле.

Корди удивленно-насмешливо кивает, потом берет одно платье и прикладывает к Фред.

Корди: Дай-ка посмотрим.

Корди недовольно кривится и вешает платье обратно.

Фред: Могу я у тебя кое что спросить?
Корди, перебирая платья: Я думаю, что вы идеально подходите друг другу. (поворачивается к удивленной Фред) У меня ведь есть магические силы, помнишь?
Фред смущенно: Это: это не то, чтобы мы говорили с ним или: но он такой милый: и внушительный, и я себя чувствую так уютно рядом с ним: Я имею в виду, я даже не знаю, чувствует ли он:
Корди быстро: Он чувствует.
Фред: Чувства?
Корди: О, там определенные чувства. А если мы найдем правильный наряд для сегодняшнего вечера, может быть появится
реальное действующее чувство.
Фред: А потом мы должны будем найти платье для тебя. Что-то такое, что сведет Ангела с ума.
Корди себе под нос: Фред, сладенькая, Ангел уже сумасшедший.
Фред: Ну, я знаю, что он постарается выглядеть наилучшим образом для тебя.
Корди мрачно: Это точно. Мировой чемпион собирается провести весь день, беспокоясь о своем наряде.

Комната Ангела в Гиперионе. Он стоит в смокинге и бабочке, Лорн чистит ему спину тряпочкой.

Ангел озабоченно: Это будет нормально? Есть пятно?
Лорн: О, расслабься, крошка торта. Моя содовая вода работает сверхурочно. Чувак, маленький Коннор срыгивает как чемпион.
Ангел: По крайней мере, он спит.
Лорн: А кто бы не спал? С той милой ирландской колыбельной, которую ты напел. Только взял немного низкие ноты в середине, но ближе к делу - Корделия?
Ангел: А что с ней такое?
Лорн: Я читал тебя, пока ты пел, ты, большой курурузный коржик, и э: не могу сказать, что я тебя виню. Я имею в виду, в какую женщину она превратилась.
Ангел слегка сердито: Ты не должен был меня читать. И в любом случае ты прочитал меня неправильно.
Лорн: Извини, штрудель. Это не только тогда, когда ты поешь. У нас в Пайлии есть маленький термин - Кайрумпшн?
Ангел: Я его знаю.
Лорн: Окей. Когда два великих героя встречаются вместе:
Ангел раздраженно: Не будет никакого 'встречаются вместе', окей? Мы через столько прошли вместе, но все, о чем каждый хочет поговорить, это:
Лорн: Не борись с Кайрумпшн, булочки с корицей. Это судьба. Это звезды. Кайрумпшн - это:
Ангел: Прекрати это говорить. И перестань меня называть мучными изделиями.
Лорн: Мы мужчина многих ограничений, Ангел. Но ты мужчина. У тебя есть сердце. И Корделия такая обалденная леди. Я имею в виду, если бы я подумал, что она любит носить зеленое, я бы оттолкнул тебя локтями с дороги. Он она не в моей лиге. Она чемпион, Ангел, старой закалки. И кроме того, мы все знаем, что у тебя пунктик насчет бывших черлидерш. (ехидно смеется)
Ангел депрессивно-задумчиво: Что я могу предложить ей?
Лорн: Я должен отвечать на это? Ты просто
должен действовать, Ангел. Ты должен дать ей знать, что назревает внутри, потому что, чувак, это настоящее и: ты не захочешь в этом промахнуться!
Ангел: Лорн, Корделия, она:
Корди: Она что?

Ангел и Лорн оборачиваются к двери и видят Корди в вечернем платье, с прической, в общем со всеми прибамбасами. Обалдевают оба.

Ангел Корди: Я: я просто говорил, что ты не очень большой болельщик балета.
Лорн Ангелу восторженно-хитро, почти облизываясь: Ты: ты знаешь, забудь все, что я сказал. Я забыл какая она некрасивая.
Ангел: Ты: ты выглядишь как:
Корди соблазняюще подходит к нему: Как болельщик балета? Поклонница? Обожательница, вообще-то?
Сегодня вечером я решила, что мы не должны быть невероятно мрачными самими собой. (Корди поправляет Ангелу бабочку, Ангел тихо плывет) Сегодня вечером мы будем просто парой молодых интеллектуалов, наслаждающихся вечером классических танцев. Как это звучит?
Ангел улыбается: Звучит просто правильно.

Другая комната. Фред стоит в вечернем платье.

Ганн из-за стены: Ты должна пообещать не смеяться.
Фред: Я обещаю.
Ганн жалобно: Обещание должно исходить из сердца.
Фред: Когда ты перестанешь быть такой маленькой девочкой? Я сказала, я обещаю.

Выходит хмурый донельзя Ганн в смокинге и бабочке. Фред начинает смеяться.

Ганн обиженно: Вот чего стоят твои обещания? У меня теперь столько проблем с доверием в этом периоде моей жизни.
Фред в восторге: Это просто: мой Бог, ты такой хорошенький.
Ганн нежно улыбается: Знаешь, не очень много людей смогло бы это мне сказать и остаться в живых. Но, то, как ты выглядишь - я по любому не смогу с тобой драться.
Фред: Сегодняшний вечер такой: Я не знаю, вроде бы волшебный. Это глупо?
Уес подходит и покрывает ее плечи накидкой: Совсем нет. (Ганну) Наконец-то вышел из укрытия.
Ганн указывает на Фред: И посмотри-ка на мою награду.
Уес смотрит на нее: Да. Ну разве она не волшебное видение.
Ганн смотрит вверх: У нас тут много такого вокруг.

Сверху спускаются Ангел и Корди.

Корди ехидно: Спасибо тебе, но никакого спасибо тебе. Сегодня вечером не будет никаких видений.
Ангел: Как ты можешь быть уверена?
Корди улыбается ему: У меня было видение.

Уес накидывает и ей на плечи накидку.

Корди Уесу: Спасибо. (шепотом) Железо горячо.

Театр. Банда пробирается на свои места.

Ангел: Извините, ближе не было. Получить пять мест рядом...
Уес: Не будь глупым. Лучшие места. Мы отсюда сможем видеть всю панораму.
Корди: Кроме того, здесь у нас менший шанс засветиться в зоне для тех, кому под семьдесят.

(Зоной для семидесятилетних в Штатах называют первые ряды, где сидят слабослышашие и слабовидящие старики.)

Ангел задумчиво: Раньше, в мое время, я всегда брал места в ложе. Или просто сьедал людей, которые там были.
Корди: Давай не будем вспоминать. Мы здесь. Наслаждайся.

Открывается занавес. Начинается балетное представление.
Сверху из ложи за балетом наблюдает постановщик.
На сцене прыгает красивая балерина, одетая пастушкой.
Корди засыпает и начинает храпеть. Ангел поглядывает на нее, потом резко толкает, но она не просыпается, а наоборот укладывается спать на Ангела. Вамп морщится, но терпит.
Ганн заинтересованно смотрит, и ему явно начинает нравиться.
Ангел очень сосредоточенно-озабоченно глядит на танцующую приму-балерину.
Заканчивается первый акт. Аплодисменты.

Ганн восторженно орет: Браво! Браво!
Корди просыпается и тоже аплодирует: Мне это понравилось.
Ангел: Это только антракт.
Корди расстроенно: О.
Ганн орет: Браво! Браво!

Корди вытирает щеку и смотрит на то место на смокинге Ангела, где была ее голова.

Корди: Это же не слюна, да?
Ангел озабоченно отмахивается: Все нормально. Перекликается со спиной.

Все выходят на антракт.

Ганн: Я скажу это один раз, и злорадствуйте все, кто хотел: эти ребята крутые и я обалдел.
Уес: Они конечно же соответствуют своей репутации. (Ангелу) А хореография сильно изменилась, с тех пор, как:
Ангел хмуро: Нет. Ничего не изменилось.
Уес: Ну, это великолепно, что они способны:
Ангел: Нет. Я имею в виду - ничего не изменилось. Это те же самые танцоры, которых я видел раньше.
Фред: Это невозможно. Мы смотрим на ту же самую труппу, которую ты видел в 1990?
Ганн: Я думаю, что он сказал в 1890.
Фред: О. Окей, это еще более невозможно.
Ангел: Итак, кто нибудь хочет мне обьяснить, как мы можем смотреть на звезд шоу, которые должны были умереть шестьдесят лет назад?

Все молчат.

Корди: Ну, это трудная загадка. А тут есть закуски?
Уес: Итак, что мы думаем? Вампиры?
Корди: Ну, они не сильно загорелая команда.
Ганн заворожено: Это бы обьяснило точность движений и атлетизм. Я имею в виду, некоторые из этих прыжков были.. (пауза) Знаете, перед тем, как я вас всех встретил, я вообще-то был крутым.
Корди хмыкает: Танцующие вампиры. Кого бы это не испугало?
Ангел хмуро: Это не то. Я бы знал. Я бы почувствовал.
Уес: Даже здесь позади: (ловит косой взгляд вампа) :с панорамным видом?
Ангел: Мы должны это выяснить.
Фред: Может быть после шоу мы должны будем пойти за кулисы?
Ангел: Я думаю, сейчас. Вы парни должны возвращаться. А я поищу.
Корди: Я со Снупи-ищейкой. Магия балета - вообще-то меня не трогает.
Уес ехидно: А как же танцоры будут держать ритм без твоего ритмичного храпа?
Корди ухмыляется: Не думай, что я это тебе не припомню.
Ангел: Пошли.
Ганн: Быстрее.

Итак, банда идет досматривать балет, а Ангел и Корди прокрадываются за кулисы.
Видят там здоровенного охранника.

Корди: Осторожно, дирижабль.
Ангел: Ужасно много охраны для балетной труппы.
Корди: Хочешь, чтобы я его отвлекла? Буду милой-премилой, пока ты проскочишь мимо?
Ангел: Не будь глупой. Если бы я был тем парнем и самая красивая девушка, какую я только видел, положила на меня глаз? Это или холостяцкая вечеринка или развод на деньги.
Корди: Как ты меня только что назвал?
Ангел: Извини. Ты не глупая.
Корди: Нет. После этого.
Ангел меняет тему: Я думаю, что я просто должен пройти с моим запатентованным внезапным взрывом насилия.
Корди: Хей, придержи коней. Я думаю, что
у меня возможно есть чуть-чуть более утонченный способ.

Утонченный способ. Корди стоит напротив охранника и улыбается ему.

Корди: Хей! Тебе нравятся взятки?
Охранник улыбается: А я когда нибудь их получал?
Корди дает ему пару купюр: Ну, нам действительно нужно пройти за кулисы.

(Нижняя купюра не видна, а верхняя - это пять долларов.)

Охранник: Да, окей, но это не взятка, это больше похоже на чаевые. И поскольку я не паркую вашу машину, этот способ действительно не:

Охранник протягивает купюру назад Корди и тут же получает в лицо кулак Ангела. Моментально вырубается.

Ангел: Окей. Вот как мы это делаем.

Они заходят внутрь.

Корди жалобно: Окей. Ты видел здание, когда мы подьезжали к нему. Ты помнишь, чтобы оно было бесконечным?

Перед ними бесконечный темный коридор, освещенный свечеобразными лампами.

Ангел: Это точно заклятие, или парадокс времени или что-то еще. Я не думаю, что мы захотим врываться сюда.
Корди: Ну, давай приведем остальных и обговорим что делать.

Они поворачиваются назад и видят что там тоже бесконечный коридор.

Ангел нервно: Это бы сработало в теории.

Зал. Банда смотрит балет. Прима-балерина красиво танцует.

Ангел и Корди бредут по коридору, затем заходят в одну из комнат.

Ангел: Это ее гримерка.
Корди: Прима-балерины.
Ангел оглядывается вокруг: Ничего не изменилось.

(Тут возникает много вопросов о прошлом вампика, но промолчим.)

Корди садится за столик перед зеркалом, берет со столика маленький крестик на цепочке, разглядывает его.

Корди задумчиво: Она ждала его здесь.
Ангел задумчиво: Тепло. Очень тепло.
Корди: Я это чувствую.
Ангел: Что-то здесь случилось.
Корди: Ангел?
Ангел: Да?
Корди: Я хочу чтобы ты меня раздел.
Ангел в полном обалдении: Ты хочешь чего?
Корди: Это же просто еще один костюм. Я хочу чтобы ты увидел, кто я на самом деле. Ты единственный, кто сможет это сделать.
Ангел в шоке: Я.. Это не мы. Корделия: мы это играем. Кто-то:
Корди приходит в себя: Ой! Я.. я действительно только что попросила тебя раздеть меня?
Ангел идет на нее: Это то, чего ты хочешь?
Корди: Пожалуйста: я:
Ангел: Ты хочешь чтобы я занялся с тобой любовью прямо здесь?
Корди: Ты знаешь, что я хочу.
Ангел: Но ты боишься.
Корди: Что, если он нас найдет?
Ангел: Я не боюсь. Я ничего не боюсь.
Корди выдыхает: Я живу только тогда, когда ты внутри меня.

Начинают целоваться.

Балет. Прима-балерина танцует.

Гримерка. Ангел и Корди страстно целуются.
Корделия нечаянно задевает его лицо крестиком, который все еще сжимает в руке. Вампик шипит от боли и отшатывается.

Ангел: А! Корделия.
Корди: Да.
Ангел: Извини.
Корди: Нет. Нам просто нужно убираться отсюда.
Ангел: Да.

Снова начинают обниматься.

Корди: Это не 'убраться отсюда'.
Ангел тяжело дышит: Я знаю. Правильно.

Они продолжают обниматься, но целенаправленно продвигаются на выход.

Корди задыхаясь от страсти: Открой эту проклятую дверь.
Ангел задыхаясь еще больше: Это вроде как трудно.
Корди: Вроде как заметила.

Корди открывает дверь, они вываливаются наружу, тяжело дыша.

Корди выдыхает: Ой!
Ангел кивает: Это точное замечание.
Корди: Что это к черту за место?
Ангел: Здесь духи. Энергетически застрявшие во времени. Они овладевают нами.
Корди выдыхает: Ага. Страшно. Ну, это хорошо, что это сразу же прошло. (хихикает)

Ангел смотрит вниз, потом резко сдирает с себя пиджак, складывает его подушечкой и прикрывает им себя спереди, понятно где.

Ангел смущенно: Да. Это хорошо.

Гиперион. Лорн нянчит Коннора.

Лорн поет: Засыпай, под колыбельную, ты накормленый и ты сонный. Ты будешь с дядей Лорном, который совсем не обижается, что его не пригласили на балет.
И конечно же, не думает продать тебя первому встречному вампирскому культу, который сделает ему достойное предложение:

Кто-то крадется по Гипериону. Лорн слышит шум.

Лорн шепчет: Хей, ты просто продолжай спать, маленький парнишка. Дядя Лорн просто удостоверится, что мы одни. (берет топор) Это не займет много времени.

Лорн открывает дверь и кого-то видит.

Лорн: О, мой Бог.

Кулисы театра. Ангел и Корди бредут по бесконечному коридору.

Корди жалобно: Ты уверен, что это тот путь?
Ангел чуть раздраженно: Я уверен что это путь. Это место - лабиринт. Я просто надеюсь, что тут есть другая комната. Мы сможем просто пойти:
Корди: Черт возьми!
Ангел: Что?
Корди: Я что-то сказала. В той комнате. Что-то важное. Ты помнишь?
Ангел смущенно: Э: ты: ты только жива когда я: я:
Корди: Не то.
Ангел: Нет. Конечно. Я.. я просто: О. Хей! Я сказал, что ты напугана.
Корди: И я сказала - что если он найдет нас?
Ангел: У нее был тайный любовник.
Корди: Они кого-то боялись. И могу поспорить на что угодно, именно он - это причина почему мы тут застряли! Мы ушли слишком быстро.
Ангел растерянно: Мы: кто? Комната?
Корди: Это ключ! Те духи или: или энергия или: или что бы там ни было, они все еще там. Значит мы можем выяснить, что произошло. Мы должны вернуться внутрь!
Ангел мрачно: Я поражаюсь неправильности этой идеи.
Корди: Ты хочешь бродить кругами за кулисами как Спайнел Тап все последующие: всегда?

(Спайнел Тап - фальшивая, придуманная рок-группа, о ней есть фильм и выдуманные фанами слухи о ее участниках. Большая мистификация, в общем)

Ангел: Я уверен, что здесь есть другая комната, которая:.
Корди решительно: Все, что нам нужно делать - сыграть эту сцену. Войти, выйти. Никого это не осчастливит.
Ангел мрачно смеется: А что если там: больше нет слов в той сцене? Слушай, я был одержим духами старых любовников уже раньше. Это никогда не приводит ни к чему хорошему.

Корди демонстрирует крестик, который сперла из гримерки, Ангел отшатывается слегка.

Корди: Ну, я взяла мой маленький крест на случай, если ситуация выйдет из под контроля. Хей, это неуклюжее оправдание, но это же не мы. До тех пора пока что-то не удалено или не добавлено - это все можно забыть.
Ангел почти с болью пытается обьяснить: Это мы, Корделия. Это ты и я. Целовать тебя, это: Это не то, что я смогу просто:
Корди очень язвительно: О, перестань. Это не так уж и ужасно. Когда доходит дело до его задницы в запекшейся демонской крови - чудесно! Но попросите его превратиться в горячего парня - и он психует. Это мой чемпион, дамы и господа.

Балет. Банда смотрит. Фред сидит между Уесом и Ганном. Уес, подумав немного, осторожно тянет к ней руку. Тоже самое делает и Ганн.

Фред: Ангел!

Парни быстро отдергивают руки.

Ганн: А?
Фред: И Корди. Их слишком долго нет.
Уес: Ты права. Пошли.
Ганн: Мы пропустим конец?
Уес: Мне жаль.

Ангел и Корди стоят в гримерке.

Ангел: Что-то входит?
Корди: Э: (решительно) Окей. Давай начнем с середины. Я хочу, чтобы ты меня раздел.
Ангел: Ты хочешь, чтобы я здесь с тобой занялся сексом.
Корди: Да, но я напугана.
Ангел: Но ты напугана.
Корди: И боюсь. Что если мы: он! - найдет нас?

Ангел неловко притягивает ее к себе.

Ангел: Ну, я ничего не боюсь.
Корди: Только хорошо внутри, бла-бла-бла:

Они неуклюже целуются. Точнее 'чмокаются'.

Ангел расстроенно: Может быть это срабатывает только один раз. Знаешь, когда энергия:

Корди бросается на него и страстно целует.
Они обнимаются, Корделия роняет крест на пол.

Банда идет за кулисы. Видит профессионально вырубленного охранника.

Ганн: По крайней мере Ангел оставил нам след.

Кто-то наблюдает за ними сверху и плачуще хихикает. Потом убегает.

Зал. Балерина танцует. Из ложа наблюдает постановщик. Возле него стоят два человека, но видны только руки в белых перчатках. Они плачут и хихикают.

Постановщик: Разберитесь с ними. Меня нельзя сейчас беспокоить.

Люди уходят.

Гримерка. Ангел уже уложил Корди на диванчик, сам сверху целует ее.

Корди: Это неправильно.
Ангел: Тихо!
Корди: Ты его не знаешь. У него власть.
Ангел: Власть сделать что?
Корди: Стефан, его власть сверхестественная. Он может:
Ангел: Что? Убить нас?
Корди: Хуже.
Ангел: Курсков - владеет труппой. Он не владеет тобой.
Корди: Он этого не знает. Он думает, что я принадлежу ему. Что я танцую для него. Он никто, кроме как поклонник, обманующий сам себя. Он думает, что я люблю его.
Ангел с жаром: Пойдем со мной. Сейчас. Этим же вечером. Мы исчезнем. Даже он не сможет нас найти.
Корди жалобно: Я: Стефан, все ради чего я работала - здесь.
Ангел: Ты все еще сможешь танцевать.
Корди: Я смогу? Я не смогу: Еще нет: Может быть, когда мы:
Ангел: Не надо. Не давай обещаний.
Корди с жаром: Помоги мне. Помоги мне не бояться.

Они снова начинают заниматься делом.

Банда бродит за кулисами. Слышны стоны.

Ганн: Это все так неправильно.
Фред: Ты это слышишь?
Уес: Там что-то есть.
Кому-то очень больно.
Фред кривится: Или это, или кому-то очень весело.

Парни таращатся на нее, Фред слегка смущается.

Гримерка. Ангел уже сдирает с Корди платье.
Корди кого-то видит и подскакивает.

Корди: О, нет. О, нет!

На них нападает хихикающий мим и отбрасывает Ангела от Корди, потом лупит вампика по морде.

Корди приходит в себя: О, слава Богу!

Вампик приходит в себя, бьет мима и вырубает его.

Корди натягивает платье: Окей. Итак. Хорошо. Их возможно прервал этот граф Курсков, или его лакеи, правильно? Итак, мы закончили с:

Ангел замечает у нее за спиной другого мима и прыгает на него. Корди вопит.

Банда идет по коридору и слышит звуки борьбы.

Ганн: Теперь это звучит меньше похоже на веселье.

Сзади к Ганну подкрадывается мим и бьет его изо всех сил мечом в спину.

Фред вопит: Чарльз!
Уес: Фред, встань между нами.

Ганн локтем бьет мима, Фред спешит на помощь и добавляет ему.

Ганн падает: Мне нужно:

Фред забирает у мима меч и кидает его Уесу, перед которым стоит еще один мим.

Фред: Уесли!

Уес ловит меч и рубится с мимом.

Уес Ганну: Ты можешь заняться другим?

Уес оглядывается и видит, что Ганн лежит на полу, а бедного мима Фред с азартом вбивает в пол чем-то вроде ведра.

Уес ухмыляется: Ну, тогда. Только мы.

Гримерка. Корди уворачивается от одного из мимов с мечом и бросается в него вещами. Другого мима на полу душит Ангел.

Корди вопит Ангелу: Чуть-чуть помощи!

В это время мим всаживает в сердце Ангела кинжал. Ангел выдергивает из себя кинжал и бьет мима по морде.
Потом швыряет кинжал в шею мима Корди, а своего закалывает мечом.
Корди бросается к Ангелу

Ангел: Ты в порядке?
Корди тяжело дышит: Да. Мы должны уходить.
Ангел озабоченно: Ты думаешь, что они не мертвы?
Корди обьясняет: Ты просто выглядишь таким горячим, когда это делаешь.
Ангел: О.
Корди: Ага.
Ангел: Побежали.

Они быстро убегают из гримерки.

Коридор. Уесли рубится с хихикающим мимом.
Втыкает ему меч в живот.

Уес: Ну и кому это теперь смешно?

Мим продолжает хихикать.

Уес вздыхает: Ну, тебе. Но я все еще победил. (красиво выдирает из него меч)

Депрессивная Фред делает перевязку Ганну.

Ганн: Это хорошо. Это должно держаться.

Фред тяжело вздыхает.

Ганн: Ты в порядке? Ты ранена?
Фред: Я чудесно. Я просто подумала: (плачет) Извини. Я не должна была так расклеиваться.
Ганн насмешливо: Ты испугалась, что я собираюсь умереть при тебе?
Фред жалобно-сердито: Чарльз, даже не:
Ганн насмешливо: И все о чем я просил бы - последний поцелуй - поскольку меркнет свет. (хихикает)
Фред: Ты думаешь, что это смешно?
Ганн: Это всего лишь царапина!
Фред плачет: Я думала, что это было: я:
Ганн: Хей. Хей. (Фред плачет в его обьятиях) Ты действительно так волновалась обо мне?
Фред: Ты наверное думаешь, что я идиотка.
Ганн серьезно: Я думаю, если ты так сильно переживаешь - то рана определенно глубокая.
Фред слабо улыбается: Меркнет свет?
Ганн: И все, что я прошу - один последний:

Фред и Ганн страстно целуются.
В стороне за этим потрясенно наблюдает Уес.
Отходит от них, волоча по полу меч, потом обессилено падает на колени. Ему явно плохо.
Потом он поднимает голову, в глазах горит дьявольский огонь.

Ложа постановщика. Он довольно наблюдает за танцующей балериной.

Кулисы. Фред и Ганн наконец то встают с пола. К ним подходят Ангел и Корди.

Ангел: Вы парни в порядке?
Фред: Ганна проткнули.
Ганн демонстрирует: Да. Пару швов стоило бы наложить.
Ангел смотрит на дохлых мимов: Это те же самые парни, что напали на нас.
Фред смущенно: Корди, у тебя ярлычок торчит. (поправляет)
Ганн: Какая-нибудь идея - где мы или что к черту это такое?
Ангел смущенно: Да. Корди и я натолкнулись на мистическую горячую точку там, в гримерке.
Корди: Ну, кажется что у прима-балерины был раньше любовник. И там был этот граф Курсков, владелец труппы, и я думаю, он сам упадал за девушкой, и они очень сильно его боялись.
Ангел: У него была какая-то власть.
Уес: Он был колдуном.

Все оборачиваются и смотрят на Уесли.

Уес почти торжественно: Он был одержим этой девушкой. Когда он застал ее с другим мужчиной, он сошел с ума от ревности и гнева - вытащил ее из временного пространства, из любой реальности вне его театра, его труппы. Он поклялся, что она будет танцевать для него вечно.
Фред: А как ты:
Уес чуть тушуется: Я: а: я тоже натолкнулся на горячую точку.
Ганн: И теперь мы тут застряли?
Уес, после паузы: Ну, а, этот временной сдвиг не может существовать сам по себе. Его должны поддерживать. Это требует силы и концентрации. Если бы мы могли его как нибудь перегрузить, мы возможно смогли бы соскользнуть обратно в реальный мир.
Ганн радостно: У чувака есть план!

Уес искоса бросает на Ганна весьма злобный взгляд.

Ангел: Отлично. Итак, как мы его перегрузим?
Уес указывает на встающего мима: Ну, я подумал бы, что на это требуется кое какая энергия.

Мим трясет головой, а потом делится на двоих мимов.
Ангел бросается на них и ломает шеи обоим.
Лежащие мимы тоже начинают трясти головами и делится.

Фред жалобно: Чем больше мы убьем, тем больше он будет их делать.
Корди: Смотрите!

Корди указывает на стену, которая исчезает, открывая реальный мир, потом появляется снова.

Уес: И это истощит его энергию. Ангел, попытайся найти дорогу на сцену. Граф должно быть там, смотрит.
Ангел мрачно, себе под нос: Могу поспорить, что у него - ложа.
Уес: Найди центр его энергии и уничтожь его. А мы попытаемся ослабить его силу.
Ганн мрачно: Делая новых монстров? У чувака пугающий план!

На пути Ангела встает мим, Ангел его убивает ногой и уходит.

Корди указывает: Туда, назад. Они могут нас окружить.

Корди хватает валяющееся оружие мимов и раздает парням.
В коридоре появляется целая толпа мимов.

Уес Ганну и Фред: Вы двое (пауза) держитесь поближе друг к другу. Я разберусь.
Корди встает рядом с Уесом, держит меч: Я надеюсь, что ты в настроении для убийства.
Уес мрачно: У меня должно хорошо получиться.

Дальше кадры то дерущейся банды, то танцующей балерины, то бредущего по коридору Ангела.
Наконец вампик замечает слабое место в стене, там уже почти крутящийся портал, Ангел выпрыгивает через него.
Оказывается прямо рядом со сценой, за кулисами. Видит стоящую балерину. Она внимательно смотрит на сцену, ожидая своей очереди.
Потом Ангел видит, как другая балерина пролетает в танце, и оказавшись за кулисами, тут же растворяется в воздухе.
Первая балерина так же стоит на том же месте, глядя на сцену.

Ангел стоящей балерине: Привет?
Балерина удивленно: Кто ты? Здесь никого: Ты новый.

(Балерина старательно копирует русский акцент. Прислушайтесь, очень прикольно.)

Ангел: Вообще-то я довольно-таки старый.
Я видел твой танец.
Балерина грустно: Все меня видят.
Ангел: Тогда это тоже была 'Жизель'.
Балерина грустно: Всегда.

Ангел смотрит туда же, куда и балерина и видит развалившегося в ложе постановщика.

Ангел: Я знаю что случилось. Граф Курсков - он тебя наказывает.
Балерина депрессивно: Он меня создал. Я ему принадлежу. И когда я танцую - это только для него.

Рядом через портал проплывает целая вереница балерин.

Ангел: Ты в это веришь?
Балерина: На самом деле это не имеет значения. Я буду танцевать. Я буду здесь ждать. А потом я буду снова танцевать. Это все.
Ангел: Сотню лет - делая одну и ту же сцену - каждый вечер. Разве недостаточно? А что насчет Стефана?
Балерина плачет: Я ждала слишком долго. Я должна была убежать, когда он просил меня об этом, мы должны были исчезнуть, но: Я хотела этого. Этот танец, это:
Я колебалась и: я потеряла все, что имеет значение. Теперь все, что я делаю - жду.
Ангел неуверенно: Ты танцуешь.
Балерина: Там есть одно место в первом акте, во время танца ухаживания, где моя нога соскальзывает. Моя лодыжка подворачивается и я теряю равновесие - каждый раз. Он не замечает. Он даже не очень хорошо знает балет. Но всегда, в один и тот же момент я скольжу. Это не просто один и тот же балет. Это то же самое представление. Я не танцую. Я - это эхо. (жалобно глядит на Ангела и плачет)
Пожалуйста, ты можешь заставить это прекратиться?

По лицу Ангела видно, что сейчас кое-кому будут бить морду. Ногами.

Коридор. Вся банда сражается с мимами.

Уес: Это работает!
Ганн мрачно орет: Да, здесь их дюжины. Ай да мы!
Уес: Это должно ослабить его силу.

Балет продолжается. Ангел протягивает руку, касается стены, рука проходит насквозь.

Ангел: Я могу тебе помочь. Но ты должна кое что сделать.
Балерина: Что?
Ангел: Измени концовку. Станцуй как-то по новому.
Балерина: Я не могу.
Ангел: Он не все это контролирует.

Другая стена на мгновение исчезает.

Ангел: Он это теряет. Но ты должна вернуть себе сцену. Еще не слишком поздно. Ты можешь все изменить.

Балерина смотрит на Ангела, потом идет на сцену. Там кружатся девушки и лежит типа убитый юноша. Прима неуверенно оглядывается на вампика, потом выходит и начинает танцевать. Все идет по плану. Прима снова бросает взгляд на Ангела и неожиданно отходит назад от лежащего юноши.

Курсков вскакивает: Нет!

Прима начинает вдохновенно танцевать по новому. Лежащий на сцене юноша растворяется в воздухе.
Прима останавливается и довольно злобно смотрит на постановщика.
Ангел бежит через сцену, прыгает наверх, в ложу постановщика и хватает его за грудки.

Ангел ехидно: Хей, где твой центр силы?
Курсков: Как ты смеешь?
Ангел: Думаю здесь.

Ангел бьет кулаком в красный камень на галстуке постановщика, камень взрывается, идет свет и ветер, у сражающейся банды исчезают все мимы.
Ангел смотрит на балерину, она тяжело дышит, смотрит на Ангела, слегка улыбается и потрясающе красиво делает балетный поклон, даже не поклон, не знаю как это назвать, в общем ужасно красиво благодарит, опустившись на пол, почти встав перед Ангелом на колени, или даже благоговейно опустившись ниц. Потом она растворяется в воздухе.
Ангел довольно наблюдает за этим.

Курсков, задыхаясь и всхлипывая: У тебя нет никакого права.

В зале звучат аплодисменты.

Ангел насмешливо: Не утруждайся.
Курсков жалобно: Она была моей любовью. Она танцевала только для меня!
Ангел: Да. Ты ее так сильно любишь? (наконец-то бьет его по морде) Заведи об этом вебсайт.

Гиперион. Уес делает перевязку Ганну.

Уес: Мы должны очистить рану. Хочешь чего нибудь от боли?
Ганн завороженно глядя на Фред: Какой боли?

Уес смотрит на то, какими глазами Фред и Ганн смотрят друг на друга и отходит в сторону.
Ангел тоже стоит в сторонке, о чем то усиленно думает, потом идет к Корди.
Корди отряхивает изрядно пострадавшее в схватке с мимами и возбужденным вампиром платье.

Корди: Думаешь, я все еще могу его вернуть? Потому что иначе нам придется отработать это кучей новых дел.
Ангел слегка улыбается: Корди.
Корди смущенно хихикает: Знаешь, мы наверное просто не должны об этом говорить - о нашем маленьком приключении. Все, что видели, все что делали, все что могло произойти, о:
веселого.
Ангел тоже хмыкает: Я просто хочу притвориться, что этого никогда не было.
Корди смеется: Точно.
Ангел: Стереть это из моей памяти.
Корди возмущенно: Что? Это было что, так ужасно?
Ангел испуганно: Нет! Я.. а: Я бы: я бы просто хотел: если бы мы были: Я бы просто хотел бы быть: новым. Начать все с начала.
Корди хмыкает: Я потеряла мысль еще на середине.
Ангел: Корди, ты и я, мы вместе работали долгое время. Что означает, что ты превратилась по настоящему в необычную женщину. (Корди довольно смеется) Я знаю, что мы не всегда хорошо ладили, но: я думаю что мы: знаешь: мы:
Корди: Гру?
Ангел радостно: Да! Мы стали группой, ближе друг другу, я думаю:

Корди бросается мимо Ангела в обьятия Груссалага, который спустился со второго этажа.

Корди: Гру!
Гру: Принцесса!
Корди: О, Боже! Я не могу в это поверить!
Гру: Я боялся, что ты забыла меня.
Корди: Напомни мне.

Они страстно целуются.

Лорн спускается вслед за Гру и становится рядом с Ангелом, превратившимся в грустный соляной столб.

Лорн: Он только что появился. Очевидно, как только все в Пайлии получили свободу, политическая ситуация немножко расшаталась. Грусалага свергли, и они организовали там что-то вроде народной республики. Итак, он приехал в поисках его настоящей любви.
Ангел через боль и потрясение: Ха. Это хорошо: хорошо для нее.
Лорн: Да.
Ангел резко отворачивается и уходит: Я посмотрю, как там Коннор.
Лорн ему вслед: А, он спит.

Ангел бежит наверх, явно намереваясь поплакать в одиночестве.
Уес и Фред таращатся на целующихся Корди и Гру.

Фред: Ну, какой сюрприз. Я точно была уверена, что она должна быть с Ангелом. Я думаю, что никто не может предсказать такие вещи. (смотрит на Уеса) Знаешь?
Уес с трудом, через боль: Нет. Я думаю, что никто не может.

Фред нежно улыбается ему и отворачивается. Уес страдает.

конец


 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан