Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
ТА САМАЯ ДЕВУШКА

Приемная в здании В&Х. Ганн и Ангел куда-то идут.

Ганн: Мы должны принять меры прямо сейчас.
Ангел: Но не без полного анализа риска. Нельзя очертя голову бросаться в это дело, не подготовившись заранее.
Ганн (заатывает глаза): А как надо? В полной боевой готовности, которая нас до сих пор так выручала?

Ангел останавливается, смотрит в упор на Ганна и скрещивает руки на груди.

Ангел: Ты что-то хочешь сказать?
Ганн: Просто не хочу в очередной раз выплеснуть вместе с водой ребенка... босс.

Ангел: Отлично. Пошлем Спайка.

Кабинет Ангела. Спайк сидит в кресле, перекинув ноги через подлокотники, и с увлечением играет в видеоигру. За его спиной стоят Ангел и Ганн. Впрочем, он на наих даже не смотрит.

Спайк (не поднимая головы): Да пошло оно все к чертовой матери. Делайте сами.
Ганн: Спайк, это трудное дело, которое нужно провернуть очень и очень мастерски. (вскидывает руки и поворачивается к Ангелу) Какого черта мы вообще с ним говорим?
Ангел: Потому, что он согласился нам помогать.
Спайк (закатывает глаза, поворачивается к Ангелу): Да, но не быть каким-то там прославленным сборщиком мусора.
Ганн: Это не мусор. Это тело. И если мы его не вернем, то нам придется столкнуться с кровавой бандитской войной.
Спайк (недоверчиво): Что, труп такой важный?
Ганн: Это останки крестного отца мафиозной группировки из клана демонов Горан.
Спайк: Никогда о таком не слыхал.
Ганн: Потому, что крестный отец был терпим к людям. Вел себя сдержанно. Больше интересовался прибылью, чем погромами.
Ангел: Что с ним случилось?
Ганн: Умер во время командировки в Италию. Мы должны отправиться туда, забрать его тело и вернуть его семье в течение следующих: (смотрит на часы) о, 26 часов.
Спайк: Или что? Он станет еще мертвей?
Ганн: Нет, он останется мертвым. Они умирают, окукливаются и потом опять живут. Но только тогда, когда их ближыйшие родственники выполняют соответствующие ритуалы. Если тело крестного отца не будет возвращено вовремя, ритуалы не подействуют. Прощай, крестный отец. Привет, вакуум власти.
Ангел: Который попытаются заполнить кланы-соперники.
Ганн: И они не так терпимы к людям. Если мы это сделаем это, все будет здорово. А если нет:
Ангел: Остановимся на 'сделаем'. (подходит к Спайку и сталкивает его ноги с подлокотников) Ладно, вперед. (отбирает видеоигру)
Спайк: Эй, эй.

На рабочем столе Ангела звонит телефон.

Ангел: Собирай свои вещи. (направляется к столу)
Спайк: Я даже не говорю на их языке.
Ангел: Мы дадим тебе учебник. (берет трубку) Да?
Спайк (Ганну): Как будет по-итальянски 'отвали'?
Ганн (пожимает плечами): Хоть кто-нибудь может просто взять и сесть на самолет?
Ангел (в трубку): Что? (расстроенно) Когда? (тихо) Да. Я понял. Спасибо. (вешает трубку
Спайк (тоном, каким обычно говорят 'все, я сдаюсь'): Так. Что там на этот раз? Супервампиры? Боги-демоны? Дьявольские роботы?
Ангел: Нет. Баффи.

Ангел быстро выходит из своего кабинета. Похоже, что он в ярости. За ним следуют Спайк и Ганн.

Ангел: Я же сказал, что сам с этим разберусь.
Ганн: С чем - с этим?
Спайк: С Баффи все в порядке?
Ангел: С ней будет все в порядке, когда я туда приеду.
Спайк: Что случилось? Что случилось?!
Ангел (останавливается у лифта и оборачивается к Спайку и Ганну): Бессмертный.
Ганн: Кто?
Спайк (вздыхает): Самое отвратное исчадие зла, какое ад только исторгал из своих глубин.
Харм: Что, хуже тебя?
Ангел: Его заметили в Риме около Баффи... (снова отворачивается к лифту)
Ганн: Подожди-ка. Рим? Это же там, где умер крестный отец.
Спайк: О, постой. Это определенно его рук дело.
Харм: Кого, крестного отца?
Ангел: Бессмертного. Он прибивает главаря банды, заманивает меня в Рим. Убирает одним махом и Истребительницу, и вампира с душой.
Ганн: К тому же, он начинает войну, которая разразится, когда тело крестного отца не возвратят для воскрешения. Да, этот тип хорош.
Ангел: И я не хуже. Хармони, проследи, чтобы реактивный самолет был заправлен и готов к взлету. (решительно направляется к лифту)
Спайк (подходит к Ангелу): Ты и правда думаешь, что мы сможем взять его?
Ангел: Постой, постой. 'Мы'? Что это ты имеешь в виду? (нажимает на кнопку вызова)
Спайк: Что? Ну не думаешь же ты, что я дам тебе потащиться в Италию без меня, а?

Звенит звонок лифта.

Ангел: Ты же не говоришь на их языке.
Спайк: Я возьму учебник.

Двери лифта открываются, из них выходит какой-то работник ВХ и протискивается между Спайком и Ангелом.

Ангел (сквозь зубы): Спайк, ты только все испортишь. (входит в лифт)
Спайк (входит в лифт следом за Ангелом): Слушай, мы заберем тело крестного отца, потом спасем Баффи, а потом остановим Бессмертного. Все очень просто. Если только он не убьет тебя, что было бы грустно.
Ангел: Он меня не убьет.
Спайк (ухмыляется): Да, не убьет, если с тобой буду я.

Спайк и Ангел сидят друг напротив друга в частном самолете ВХ. Но - по противоположные стороны прохода.

Ангел: Да признайся же ты наконец: ты ведь думаешь, что прискачешь на белом коне, всех спасешь и Баффи от тебя просто:
Спайк: Как будто ты не думаешь того же.
Ангел: Я уже кое-с-кем встречаюсь.
Спайк: С кем - с девушкой-собакой?
Ангел: Нина - оборотень, и...
Спайк: А Фидо знает, что ее парень собрался облететь половину земного шара, чтобы повидаться со своей бывшей?
Ангел: Ну, слушай, я собирался ей позвонить и мы просто: встречаемся. Она не моя девушка.
Спайк: И никогда ей не станет, если будешь продолжать в том же духе.
Ангел: Не твое это дело, Спайк.
Спайк (ухмыляется): Я просто хочу видеть тебя счастливым. (наклоняется к Ангелу) Ну, не слишком счастливым, а то придется мне тебя распылить. (откидывается назад, улыбается) Хотя нет, я передумал. Давай, становись слишком счастливым.
Ангел: Не в нас тут дело.
Спайк: Не в вас с Ниной?
Ангел: Не в нас с тобой. Это опасное задание, и если мы не отложим в сторону наши разногласия, оно только станет еще труднее. Слушай, мы должны действовать сообща, чтобы остановить Бессмертного и спасти Баффи. (вздыхает) Ну, и забрать тело того демона.
Спайк: Так, значит, мы партнеры?
Ангел: Прямо как в старые времена. Хочешь выпить?
Спайк: О Боже, да.

Немного позже. Столик между Ангелом и Спайком завален крохотными бутылочками из-под разнообразных спиртных напитков. Ангел как раз доканчивает еще одну.

Ангел (изучает бутылочку): Хм. Из них и правда никак не напиться.
Спайк (сидит в кресле в расслабленной позе, тоже вертит в руках бутылочку): Ну, во всяком случае, не нам. Строение вампирского организма. Не всегда это преимущество. (пауза) А как ты узнал?
Ангел: Выпил их целую кучу, но ты мне все равно не нравишься.
Спайк (недовольно): Я про Баффи. Как ты узнал, что она в беде?
Ангел: Мне сообщили.
Спайк: Кто?
Ангел: Один источник.
Спайк: Ты что, шпионил за ней?!
Ангел: Я просто хотел убедиться, что с ней все в порядке.
Спайк: И посылал своих шестерок, чтобы они следили за ней вместо тебя. Это на редкость ничтожно с твоей стороны.
Ангел: Ладно, пусть будет по-твоему. Я не горжусь этим, но это: это же Баффи.
Спайк: И скольких ты послал следить за ней?
Ангел: Э, только одного. Но его засекли. Позвонил мне из больницы, когда пришел в сознание.
Спайк: Тебе бы следовало послать побольше людей.
Ангел (вздыхает): Да. Скоро приземлимся. Помнишь прошлый раз, когда мы были в Италии?
Спайк: Так, будто это было вчера.

Супермодный ночной клуб конца 50-х годов. Мы видим Спайка и Друсиллу, одетых по последней моде того времени. На Спайке темный костюм, галстук, белая рубашка на пуговицах и солнечные очки в бесцветной прозрачной оправе. На Друсилле - тонкий свитер с короткими рукавами и высоким горлом, берет. Спайк обнимает Друсиллу одной рукой. Какое у них настроение, не разобрать; непохоже, чтобы им там особенно нравилось, по крайней мере, улыбок у них на лицах нет.

Спайк: Чао.
Итальянка: Чао
Друзилла: Чао.
Итальянка: Чао.
Спайк: Чао.

Ангел: Подожди-ка, я не был в Италии в пятидесятых годах.
Спайк: А, точно. Сдается мне, что не был. Ты много чего пропустил.
Ангел: Похоже на то. Звучит намного лучше того, что помню я.
Спайк: 1894?
Ангел: Комната боли.

Мы видим какую-то комнату. К потолочной балке за руки подвешены двое мужчин; висят они так неудобно, что их ноги едва достают до пола. Оба раздеты до нижнего бельья, а на одном из них нет даже рубашки. В нем мы узнаем Спайка. Другой мужчина - Ангелус.

Ангелус (начинает приходить в себя, стонет): О, Уильям. (пытается освободиться и ударяется о висящего рядом Спайка/Уильяма)
Уильям (приходит в себя от удара): Ай! Черт подери. (смотрит вверх, на цепи, которыми прикованы его руки) Вот уж где ублюдок.
Ангелус: Бессмертный думает, что может так с нами поступать?
Уильям: Он не знает, с кем имеет дело.
Ангелус: Ну, скоро узнает.
Уильям: Он проклянет тот день, когда перешел дорогу Ангелусу.
Ангелус: И Уильяму Кровавому.

Теперь оба тяжело дышат и изо всех сил пытаются освободиться.

Уильям: Мы покончим с ним и узнаем, насколько он бессмертен.
Ангелус: Мы порежем его как воскресное жаркое и заставим смотреть, как мы пируем на его дымящейся плоти. (оба снова пытаются освободиться, но безрезультатно; Ангелус пытается отдышаться) Ну как, у тебя получается?
Уильям: Черта с два.

В комнату входит хорошо одетый человек в костюме и снимает шляпу и перчатки. Его сопровождают двое телохранителей.

Ангелус: Твой хозяин прислал тебя сделать всю грязную работу? Тогда давай, отправляй нас в ад. Мы прибережем ему местечко рядом с огнем - этому паршивому, лижущему дерьмо: (человек слегка шлепает его перчатками по лицу) Ну, это немного слишком, а?

Слуга Бессмертного освобождает вначале Ангелуса, потом Уильяма.

Слуга: Его благосклонность, Бессмертный, пожелал извиниться за то, что задержал вас. Однако ваши недавние действия не были в его интересах и потому заслужили жесткого выговора.
Уильям: В его интересах?
Ангелус: Это наш город. Мы пришли сюда первыми.
Слуга: Нет, вообще-то первым был он. Впервые он пришел сюда триста лет назад, а теперь вернулся. Вы покинете город сегодня ночью и никогда не вернетесь под угрозой смерти, такой быстрой, что:

Ангелус хватает голову слуги и ломает ему шею. Слуга падает, его телохранители целятся в вампиров из арбалетов.

Ангелус: Давайте, попытайтесь. Я схвачу эти ваши малюсенькие палочки прямо в воздухе, а потом полмесяца только и буду делать, что потихоньку запихивать их вам ы задницы.

Телохранители опускают арбалеты и спасаются бегством. Оба вампира смеются.

Уильям: Ты и правда можешь это сделать?
Ангелус: Эту штуку со стрелами? Я не знаю. Никогда не пробовал. (подбирает с пола свою одежду) А, ты только посмотри, что он сделал с моей рубашкой! (начинает одеваться)
Уильям: 'Его благосклонность Бессмертный'.
Ангелус: Его ждет основательное потрясение. Мы с ним рассчитаемся после хорошего обеда и долгого отдыха в обьятиях:

Спальня. Обнаженная Дарла распростерта на постели вниз лицом, ее волосы растрепаны.

Ангелус: Дарла!
Уильям: Что они с ней сделали?

Здании ВХ. Иллирия осторожно дотрагивается до бамбука, растущего в приемной. Вид у нее грустный и потерянный.

Иллирия: Я больше не слышу песню зелени.

Мы видим, что несколько поодаль стоят Уэс с Лорном и наблюдают за ней.

Лорн: Думаешь, это касается и меня?
Уес: Ее силы были значительно сокращены. Ее физическая сила все еще необычно велика: но она больше не является неуязвимой и не способна изменять время.
Иллирия: Вы упиваетесь моим поражением.
Уес: Вот как ты это видишь? Ты была побеждена? (А как, интересно, она должна на это смотреть? В этой сцене мне опять не понравились ни Уэс, ни Лорн).
Иллирия: Моего мира больше нет. Мои силы отняли. Как бы ты сам это определил?
Лорн: Э, не знаю, как насчет: повезло, что мы не убили тебя, когда ты чуть не превратилась в ядерную бомбу?
Иллирия: Эта судьба хуже смерти. Быть осужденной на прозябание в этом сосуде, неспособном вместить мою истинную славу. Как я смогу влачить такое ограниченное существование?
Лорн (нервно посмеивается): Когда-нибудь пробовала 'Морской бриз'?
Иллирия: Ты пытаешься развлекаться за счет того, кто лучше тебя.
Уес: Иллирия, может, тебе стоило бы вернуться в лабораторию.
Иллирия: Я не подчиняюсь тебе и твоим пожеланиям.
Уес: А я и не прошу тебя. Я просто предлагаю - может, когда будет проведено больше исследований, мы сможем понять, как помочь тебе выжить.
Иллирия (пристально и гневно смотрит на Уэса) : Я пойду, потому что это меня устраивает. (поднимается по лестнице)
Лорн: Фу ты. Жалко, что та вертящаяся штуковина заодно не высосала из нее наглость.
Уес: Это сверхкомпенсация. Поза.
Лорн: Так она на самом деле не собиралась сломать мой стебелек?
Уес: Она уже не так сильна, но: она все еще непредсказуема. Возможно, особенно теперь, пока она еще не научилась приспосабливаться. (звенит звонок лифта) Мы должны быть очень осторожными и постараться не выводить ее из себя.

Из лифта выходят родители Фред.

Лорн (с тревогой, заметив их из-за плеча Уэса): Берклы!
Роджер: Видишь? Я же говорил тебе, что они нас помнят.
Триш: Кажется, мы и правда произвели впечатление.
Уес (резко): Что вы здесь делаете? (одумывается и продолжает более мягким тоном) То есть, что:
Роджер: Гавайи.
Триш: Насобирали денег за много лет.
Роджер: Мы решили заскочить ненадолго и удивить Фред. Э, не знаете, где можно ее найти?
Уес (неописуемым тоном): Пойдемте в мой офис.

Мы видим, что в это время с балкона за ними наблюдает Иллирия.

Ночь. Спайк и Ангел стоят у дверей какой-то квартиры.

Ангел: Дай мне разобраться во всем самому.
Спайк: Как бы не так.

Дверь открывается. На пороге стоит растрепанный Эндрю в халате, надетом поверх футболки.

Эндрю (прижимает руки к сердцу в экспрессивном жесте): Спайк? O mio dio! (обнимает Спайка) E come un sogno incantevole. (отпускает Спайка и отступает на шаг назад) (О, Боже мой! Это прямо как чудесный сон. - итал.) Что ты здесь делаешь?
Ангел: Я собирался задать тебе тот же самый вопрос, Эндрю.
Эндрю: Баффи и Дон позволили мне переночевать у них. Мой casa (дом - итал.) был сожжен, когда все это произошло.
Спайк: Что - это?
Эндрю: Недоразумение между культурами. (нервно смеется) Давайте поговорим о более приятных временах. Entrate pure. (Пожалуйста, входите - итал.) Я разделяю с вами мой порог. (Ангел и Спайк непонимающе смотрят на него) То есть, мою квартиру. Очевидно. (Ангел и Спайк пытаются войти одновременно и застревают в дверях, Ангел первый протискивается внутрь) Итак, э, у меня были планы на этот вечер, но если вы, ребята, хотите пообщаться, я могу их изменить. (пытается наскоро прибраться в комнате) Э, я мог бы показать вам ночной Рим, этот город контрастов. Любые места, куда вы хотите пойти, все, что хотите увидеть.
Ангел и Спайк (хором): Баффи.
Эндрю: Ах да, потому что вы оба: (кивает каким-то своим мыслям, скрещивает руки на груди) Да-а-а. Ее нет. .
Ангел: Куда она пошла?
Эндрю: Встретиться с Бессмертным.
Спайк: Пошла сама?
Эндрю: Я же сказал, у меня были планы.
Ангел: Когда она ушла?
Эндрю: Вы только что с ней разминулись.
Спайк: Тогда еще не поздно.
Ангел: Конечно, могло быть и хуже.
Эндрю: Это вы мне говорите? Обычно они всю ночь не выходят из дома. Просто устраиваются на кушетке и обнимаются.
Ангел (хмурится; явно видно, что все сказанное ему было неприятно): Обнимаются?
Эндрю: Для начала. (садится) Погодите. Вы что, не знали, что они: вместе?
Спайк (смотрит на Ангела): Это уже похуже.

Спальня. Все те же: Ангелус, Уильям, Дарла.

Ангелус (бросается к Дарле): Дарла. Дарла. Дарла. (переворачивает ее на спину я заглядывает ей в лицо) Что они сделали? Моя сладкая смерть.
Дарла (слабым голосом): Ангелус, ты вернулся.
Ангелус: Да я бы выцарапался даже из самых из глубин ада, чтобы лежать рядом с тобой. (обнимает ее и собирается поцеловать, но вдруг отшатывается, отталкивает ее и встает; вытирает губы) Он познал тебя.
Уильям: Кто?
Ангелус: А ты как думаешь?
Уильям: А, этот наглый ублюдок. Подвесил нас, а потом изнасиловал твою женщину.
Ангелус (Дарле): Он сделал тебе больно?
Дарла (сладострастно улыбается и делает соответствующее телодвижение): Нет, пока я сама не попросила. (поднимается, обвертывает вокруг себя простыню) О, перестань. Ты его видел? Его глаза, его грудь, его... (со счастливым вздохом) бессмертие.
Уильям: Мы тоже бессмертны.
Дарла (надевает халат): Не так, как он. Я имею в виду, он не какой-то там обычный вампир. Он: Я не знаю, что он такое. Гигант. Титан, который стоит по ту сторону добра и зла и не служит никому: кроме своих весьма сильных страстей.
Ангелус: Дарла...
Дарла: И он стремится к духовному самосовершенствованию. Ты знал, что он провел 150 лет в тибетском монастыре? Что, я думаю, обьясняет его страстность.
Ангелус: Он - мой злейший враг.
Дарла: Дорогой. Это была просто случайная связь. (посмеивается) На редкость отличная случайная связь.
Уильям (подходит ближе и приглядыватся к Дарле): Да она пылает, дружище.
Ангелус (отталкивает его): Ничего она не пылает.
Дарла (кивает): Ну, немножко.
Уильям (Ангелусу): Лучше подготовь-ка место для пары рогов. Из тебя сделали самого настоящего рогоносца, ага.

Из соседней комнаты появляется Друсилла в легкой кружевной ночной рубашке.

Друзилла: Что, время еще разок прокатиться на пони?
Уильям: Сукин сын!
Ангелус (показывает пальцем на Дарлу, потом на Друсиллу): Вы обе?
Дарла (пожимает плечами, хихикает): Он ненасытен.
Уильям: Друзилла, ты: ты позволила ему дотронуться до себя?
Друзилла (закрывает глаза и плавно поднимает руки): Он был как солнечный свет.
Уильям (трясет головой): Ой, нет. Нет.
Ангелус: Вот зачем он нас подвесил. Чтобы изнасиловать:
Дарла: Он не:
Ангелус: Изнасиловать наших женщин!
Уильям (негодующе): Изнасиловать по очереди!
Дарла: Одновременно.
Ангелус: Одновременно? (хмурится) Нам никогда не позволяла этого нам.
Дарла (дотрагивается до руки Друсиллы, шепчет ей на ухо): Пошли, Дрю. Давай примем ванну, чтобы мальчики могли поплакать наедине.
Друзилла: Подержишь меня под водой?
Дарла: Если хочешь.

Дарла и Друсилла уходят, хихикая. Ангелус изо всех сил швыряет в стену вазу; та разбивается вребезги.

Ангелус: Это оскорбление не останется безнаказанным.
Уильям: Смерть - это было бы слишком быстро.
Ангелус: Не всякая смерть слишком быстрая.
Уильям: Что ты задумал?
Ангелус: Думаю, самое время Бессмертному понять, с кем он имеет дело. Сдается мне, настала пора для кровной мести.

Немного позже. Ангелус и Уильям разговаривают со слугой, который охраняет вход на какую-то шикарную вечеринку.

Ангелус: Кровная месть. Мы должны быть в списке. Есть там что-нибудь в графе 'кровная месть'?
Слуга: Нет. Никакой кровной мести. Извините.
Уильям: Может, в графе 'Ангелус'?
Слуга: Вас нет в списке Бессмертного.
Ангелус (Уильяму): Знаешь что? К черту список. (оба бросаются на привратника, но их отбрасывает назад какая-то волшебная сила)
Слуга: Вас здесь нет. Сюда вы не войдете. Подите к черту!

Ангелус и Уильям бредут прочь, то и дело оглядываясь назад.

Ангелус: Он смеется над нами на каждом углу.
Уильям: Да, этот тип совсем не чувствует, что переходит черту. Помнишь Франкфурт? Как он прибрал к рукам яйцо Ратрун и просто решил отпустить тех монашек с миром.
Ангелус: Монашки были мои!
Уильям: Да, монашки - это по твоей части. Все это знают. С этим считаются. Считаются с нами.
Ангелус: Из-за нас люди боятся темноты. Ну, Бессмертный, это еще не конец. Конца не будет никогда.

Настоящее. Спайк и Ангел кого-то дожидаются в прихожей

Спайк: Это конец. Вот и все. Хотя я и не думал, что у меня будут какие-то шансы.
Ангел: По крайней мере, у меня есть подруга.
Спайк (пожимает плечами): Пока.
Ангел (растроенно): Да.

Мы видим, что за ними наблюдает страшноватого вида демон во фраке. У него неровная серая кожа, длинные заостренные уши, торчащие почти из самых щек, и такой же длинный нос. Его волосы сверх всякой меры намазаны чем-то жирным и прилизаны к голове.

Спайк (с негодованием): Но Бессмертный?!
Ангел: Ну, в самом деле!
Спайк: Она слишком умна для этого.
Ангел: Она никогда не влюбится в столетнего мужика с темным прошлым, по которому не понять - зло он или нет. (Ну, влюбилась же один раз, почему бы не влюбиться и во второй?)
Спайк: Она под каким-то заклятием.
Ангел: Я сам как раз про это подумал.
Спайк: Мы заберем тело крестного отца:
Ангел: Найдем Бессмертного и сломаем его заклятие.

Входит демоница того же вида, что и демон во фраке, наблюдавший за ними несколько раньше. В руках у нее мешок для кегельбанных шаров. Демоница подходит к Ангелу и Спайку и кладет мешок на стол прямо перед ними.

Демоница: Grazie, Signor Angelo. (Спасибо, синьор Анджело. - итал.) Мы перед вами в долгу за то, что вы проявили внимание к такому деликатному вопросу. Grazie, grazie. (Спасибо, спасибо. - итал.)
Ангел (нервно, указывает на мешок): Э, это, э, Крестный отец мафии клана демонов Горан?
Демоница: Si, si. (Да, да. - итал.) Крестный отец мафии.
Спайк: Должно быть, крохотный был мужичок.
Ангел (раскрывает мешок и заглядывает внутрь): Там только его голова.
Демоница: Si, si. (Да, да. - итал.) Голова крестного отца мафии.
Спайк: А что случилось со всем остальным?
Демоница: Когда демон Горан с возрастом тяжелеет, его голова свешивается вниз и обламывается, как созревший инжир.
Ангел: Так новое тело просто вырастет из нее?
Демоница: Да, если его семья вовремя соблюдет ритуалы. Вы должны доставить голову крестного отца в Лос Анджелес subito (немедленно, тотчас же - итал.). Э? Si?
Ангел: Си. Субито.

Ангел хватает мешок и они со Спайком поспешно уходят.

Кваритра Эндрю в Италии. Раздается стук в дверь. Эндрю отрывает Ангелу и Спайку. На носу у него пластырь для очистки пор, головой он прижимает к плечу трубку радиотелефона.

Ангел: Баффи уже дома?
Эндрю: Ну что вы, ребята, еще только восемь тридцать.
Ангел: Так.
Спайк: Ага.
Ангел: Не знаешь, куда они пошли?

Здание ВХ. Родители Фред входят в офис Уэса и с восхищением оглядываются по сторонам.

Роджер: Должен отметить, это получше того уголка, где вы все ютились раньше.
Триш: О, 'получше' - это слабо сказано.
Уес (закрывает за собой дверь): Да. Мы..
Триш: Э, знаете, мы тогда ничего не хотели говорить, но та старая гостиница нас немного беспокоила.
Триш: Больно уж обветшалой она выглядела.
Роджер: Но Фред называла еее своим домом, так что мы держали рты на замке.
Триш: Когда девушка достигает определенного возраста, она имеет право сама принимать решения.
Роджер: С Фред это началось примерно в семь лет, а? (Триша смеется)
Уес: Мистер и миссис Беркл:
Триш: Пожалуйста.
Роджер: Роджер и Триш.
Триш: Она обо всех вас так рассказывала, что кажется - мы практически одна семья.
Роджер: Так где же наша блудная дочь? Отправилась спасать мир с тем симпатичным парнем, Ангелом?
Уес: Роджер. Триш. Вам нужно кое-что знать. Фред:
'Фред': Мама?

В дверях офиса стоит 'Фред'.

Роджер: А вот и она.
'Фред': Папа! О Боже. Как вы здесь очутились? (обнимает родителей)
Роджер: Сладкая моя!
Триш: Какая приятная неожиданность.
Роджер: Ты чудесно выглядишь!

Уэс явно не понимает, что происходит.

Ночной клуб в Италии. Громко играет музыка. Спайк и Ангел протискиваются сквозь толпу к стойке бара.

Ангел: Танцы. Почему именно танцы?
Спайк (привлекательной барменше): Ты говоришь по-английски, любимая?
Девушка: Си, си. Я люблю англичан.
Спайк: Ну, тогда мы отлично поладим.
Ангел: Мы ищем девушку. Американку. Блондинку, с голубыми глазами.
Девушка: Много блондинок-американок из школ совместного обучения. Весенние каникулы. Девушки, они как с ума сходят.
Ангел: Нет, нет. Мы ищем нашу подругу.
Спайк: Она в беде. Этот педик, которого зовут Бессмертным:.
Девушка: А! Си, си. Новая ragazza (девушка - итал.) Бессмертного. Они пришли, не так давно. (указывает на толпу; Спайк и Ангел оборачиваются и видят, что там танцует какая-то блондинка) Ваша подруга, может, тоже немного сошла с ума, си?
Спайк: Ну-ну. Следи за обстановкой. Я сейчас. (направляется к танцующим)
Ангел: А? (идет за Спайком) Ах, да, начинается. Типа, ты сбегаешь, заявляешься к Баффи один и строишь из себя великого героя, чтобы она снова приняла тебя. Так вот, хочешь услышать новость, Белобрысый Медвежонок? Не бывать этому.
Спайк: Слушай, я знаю, что у меня нет никаких шансов, ладно? И скорее всего никогда не было. Но она мне небезразлична. И я не позволю, чтобы она оказалась с таким придурком, как Бессмертный. Или ты.
Ангел: Эй, наша любовь вечна.
Спайк (недовольно): У меня тоже были с ней отношения.
Ангел: Ладно. Спать вместе - это еще не отношения.
Спайк: Если делать это достаточно часто, то - да.
Ангел: Спайк.
Спайк: Что?
Ангел: Голова.
Спайк: Я думал, она у тебя.

Они оборачиваются к стойке бара и видят дворецкого из того самого дома, где они недавно были, спешащего куда-то с их мешком. Спайк догоняет его и хватает за плечо.

Спайк: Эй! Куда это ты собрался с нашей головой, Дживс?
Голос сзади: Туда, куда захочет.

Спайк и Ангел оборачиваются. Прямо у них за спиной стоят несколько огромных мускулистых мужиков.

Ангел: А можем мы обсудить это за чашкой хорошего амаретто?

Один из мужиков бьет Ангела по лицу. Следует нечто непонятное. Темп съемки замедляется. Ангел, шатаясь, неволько отступает на несколько шагов назад. Ему на выручку приходит Спайк, который прыгает на его противника и сшибает с ног, а потом начинает пинять. В это время Ангел ударяет другого мужика. В конце концов Ангел хватает своего противника и швыряет его в стену; Спайк со всей силы бьет своего по лицу, да так, что тот пробивает собой стеклянную перегородку возле бара. Ангел пытается подойти к Спайку, но тот бьет его по лицу. Ангел вначале непонимающе глядит на Спайка, потом недоумение сменяется гневом и он бьет Спайка в ответ. Спайк тоже кидает на Ангела гневный взгляд. Оба размахиваются и одноврменно бьют друг друга.

Темп съемки снова становится нормальным.

Ангел (поднимаясь с пола): Какого черта ты делаешь?
Спайк (орет): Я перепутал, раззява ты эдакий! Здесь очень шумно.
Ангел: А куда девался тот низенький типчик?

Они поворачиваются к выходу и видят, что дворецкий с мешком как раз собирается выйти из клуба. Дворецкий замечает их и делает странный жест, приложив кончики пальцев к подбородку и затем взмахнув ими в воздухе, а потом исчезает в дверях. Вампиры бегут следом.

Чуть позже. Спайк и Ангел выбегают из клуба, но дворецкого и след простыл.

Спайк: Куда он смылся?

Мимо со скрипом шин проезжает машина и сбивает их с ног.

Ангел (поднимаясь): Эй! (смотрит вслед машине) Это же наша машина. Он забрал нашу машину.

Спайк садится на один из мотороллеров, стоящих неподалеку, заводит его и подъезжает Ангелу.

Спайк: Запрыгивай, маленькая мама.
Ангел: Я не езжу сзади.
Спайк: Он убегает!

Ангел садится сзади и хватается за Спайка.

Чуть позже. Машина едет на немалой скорости, Спайк и Ангел догоняют.

Ангел: Быстрее! Давай же, догоняй его!
Спайк: Да не цепляйся ты так крепко.

Дворецкий поворачивает на другую улицу, да так, что шины снова скрипят. Вдруг впереди возникает другой мопед и дворецкому приходится резко свернуть в сторону, чтобы избежать столкновения. На следующем повороте Спайк и Ангел почти настигают его.

Ангел: Срежем путь. Давай направо.
Спайк: Отодвинься от меня.
Ангел: Поворачивай влево. Влево, влево! Мы его срежем.
Спайк: Да ладно же!

Они обгоняют машину дворецкого и преграждают ей путь. Дворецкий несколько секунд раздумывает, а потом едет прямо на них.

Спайк (гневно, себе под нос): Сукин:
Ангел (пинает остатки мопеда): Знаешь, надо было заниматься одним делом. Сосредоточиться на голове. Вот и все.
Спайк: Ты тоже там был.
Ангел: Не я отвечал за голову.
Спайк: Ну, а теперь ее увели, а? Ты что, будешь стоять тут посреди страда и орать на меня всю ночь напролет?
Ангел: Что ты сказал? 'Страда'?
Спайк: Это значит 'улица'.
Ангел: Да. Я знаю, что это значит.
Спайк: Слушай, у нас есть только двенадцать часов, чтобы вернуть голову. А потом Лос-Анджелес превратится в демонскую военную зону. Будем спорить дальше или займемся делом?
Ангел: А, ладно. Знаешь, ты прав. Хватит валять дурака. Найдем того типа, вернем голову, а потом уберемся отсюда ко всем чертям. Вот и все.

Ночной клуб. Спайк и Ангел разговаривают с барменшей.

Ангел: Ты не видела ту блондинку?
Спайк: Баффи. Ее зовут Баффи.
Ангел: Она только что танцевала с Бессмертным.
Спайк: Они все еще здесь или уже ушли?
Барменша: Расслабьтесь, расслабьтесь. Все ОК.
Спайк: Так они все еще здесь?
Барменша: Нет, нет. Они ушли. Но вы должны расслабиться. Я налью вам немного вина.
Ангел: Она у него, Спайк. Баффи у него. Ну почему это всегда происходит с нами?
Спайк: Это из-за него. Из-за Бессмертного. С ним всегда так. Стоит ему появиться, как я теряю мою девушку, меня избивает разгневанная толпа или я попадаю в тюрьму за неуплату налогов. В общем, длинная история.
Ангел: Знаешь что? Теперь все по-другому. Мы сами - другие.
Спайк: Да, правильно, черт побери, мы другие. Мы больше будем его мальчиками для битья.
Ангел: Ни за что, приятель. То есть, мы тут просто не в своей тарелке.
Спайк: Будь мы в ЛА., мы бы уже связали его, как свинью.
Ангел: Если бы у нас были наши ресурсы, наша команда, наши вертолеты или: он бы уже был в мире:
Спайк: Постой. Разве у Вольфрам и Харт нет офиса здесь, в Риме?

Звонит звонок лифта. Двери открываются и из лифта выходят Ангел и Спайк. Помещение, где они оказались, точь-в-точь напоминает приемную в Лос-Анджелесском здании ВХ.

Ангел: Хм.

К ним подходит женщина в летнем платье с глубоким вырезом.

Женщина (очень энергично): Чао! Benvenuti! (добро пожаловать - итал.) Добро пожаловать! О, Спайк! (целует Спайка в обе щеки) Ты - сама красота. У меня от тебя просто дух захватывает. А, да ведь я не дышу. Ха-ха! (целует в обе щеки Ангела) И ты, Великий Ангелус. Какая честь.
Ангел: Вообще-то я просто Ангел.
Женщина: Ах, да, конечно. Цыгане вернули тебе душу. Цыгане - грязные людишки! (плюет) И мы больше не станем говорить о них. Я - Илона Коста Бианчи. Я Генеральный директор Римского офиса Вольфрам и Харт. Пожалуйста, мы к вашим услугам. Мы дадим вам все, чего бы вы ни захотели. Если вы хотите весь мир, мы дадим вам весь мир. Вообще-то мы дадим вам два мира, потому что так у нас заведено.
Ангел: Ладно.
Спайк: Хорошо. Ага.
Илона: А теперь давайте пойдем в мой офис и поговорим как взрослые, а? Пошли. (поворачивается к двери в свой кабинет) Петро!
Петро: Си, сеньора?
Илона: Vai un cеrcare un caffe e dolce qualche cosa di mangiare. (Ступай и принеси кофе и каких-нибудь сладостей [досл. что-нибудь из сладкой еды] - итал.)
Петро: Per chino, signora. Andiamo. Subito. (Бегу, сеньора. Иду. Тотчас. - итал.)

Спайк и Ангел несколько медлят, прежде чем пойти за Илоной.

Спайк: Она вроде вполне милая.

Здание ВХ. 'Фред' показывает отцу лабораторию. За ними идет Уэс под руку с ее матерью.

Роджер: Должен сказать тебе - все здесь такие дружелюбные, что даже не верится.
'Фред': Ну, папа, им же вроде как полагается быть такими. Я же их босс. Если они будут к тебе плохо относится, я их просто уволю.
Триш: Неужели мы и правда не встречались с тех пор, когда я сбила автобусом того жука-демона? Как так получилось?
Уес: У нас были беспокойные времена последние пару: лет.
Триш: Ну, я хочу услышать все-все до мельчайших подробностей. Но самое главное вот что: есть ли уже у вас на примете юная леди?
'Фред': Мам!
Триш: Что? Я же просто спрашиваю. Ну, что я могу поделать, если рядом с моей дочерью находится просто идеальный джентельмен: и прячется от нее?
'Фред': Папа, пожалуйста, пусть она перестанет.
Роджер: Не лезь, болтушка.
Триш (Уэсу): Если он и дальше будет разговаривать со мной в таком тоне, я собираюсь приберечь вас для себя.
Роджер: Что, дорогая, вся эта лаборатория твоя?
'Фред': Ну, официально она принадлежит компании, но... да, я руковожу ею. Хотите посмотреть мой офис?
Роджер: Это вон там? (жене) Пошли, малышка!
Мама: Ну и ну!

Как только родители Фред скрываются из вида, Уэс хватает 'Фред' за руку.

Уес (негодующим шепотом): Какого черта ты творишь?
'Фред': Общаюсь со своими предками.
Уес: Иллирия:

Выражение лица 'Фред' меняется на прежнее, непроницаемое и строгое. Она делает характерное движение головой и поступает почти вплотную к Уэсу, сверля его взглядом.

'Фред'/Иллирия (своим обычным низким, напряженным голосом): Твоя скорбь свисает с тебя, будто сгнившая плоть. Я бы не вынесла, если бы и с ними было то же самое. Я подумала, что так будет удобнее.
Уес: Как это возможно?
'Фред'/Иллирия: Это простое изменение моего облика. Я появляюсь в таком виде, в каком хочу. (слегка склоняет голову набок) Ты хочешь, чтобы я перестала? (Как всегда - объяснение резкое и неприятное. Но мне кажется, что на самом деле она это сделала из сострадания. Ей хотелось избавить родителей Фред от того кошмара, который у нее на глазах переживал Уэс. И далеко не только потому, что ей лично было бы противно на это смотреть. Хотя, конечно, для Уэса все выглядело совсем по-другому. Не знаю, простил ли он ей это).
Триш: Сладкая моя, тебе надо получше все обустроить. У тебя в офисе шаром покати. (замечает, что между 'Фред' и Уэсом что-то не так, упирает руки в бока) Все в порядке?
Уес (с трудом): Все хорошо.
'Фред' (беспечно, голосом Фред): Всепоглощающе.


Италия. Офис Илоны, расположенный примерно там же, где и офис Ангела в Лос-Анджелесском здании. Стены обвешаны картинами великих мастеров эпохи Ренессанса и барокко на религиозные и светские темы. Пьетро подносит Илоне зажигалку; она закуривает сигарету в длинном мундштуке.

Илона: Пожалуйста, чувствуйте себя как дома. Ваши проблемы, их больше нет. У вас больше нет проблем. (пожимает плечами, смется) Итак, какие у вас проблемы?
Ангел: Наша подруга. Она под каким-то заклятием:
Спайк: Ее приворожил самый мерзкий негодяй по эту сторону горы Эверест. Который, как мне говорили.... взбирался туда: несколько раз.
Ангел: Слушайте, он известен под именем Бессмертный.
Илона: А, Бессмертный. Ах. Тогда ваше подруге повезло. Ха-ха. Мне приходилось иметь дело с Бессмертным много раз, и я должна отметить, что результат всегда бывал: самый удовлетворительный.
Спайк: Он поймал ее в ловушку.
Ангел: Это любовный приворот, и мы:
Илона: Сомневаюсь. Бессмертный не пользуется заклятиями. Он считает их грязными. Это грязные уловки для грязных людей. Вроде цыган. (снова плюет) Не будем больше о них говорить.
Спайк: Ну, он каким-то образом ее заколдовал.
Ангел: Нам надо кое-что исследовать. Слушайте, у вас тут что, нет итальянского Уэсли?
Илона: Да. Да, у нас он есть. Но он пошел вздремнуть. И он мне не нужен, чтобы повторить то, что и так уже широко известно. Что Бессмертный не использует магию.
Спайк: Тогда это должно быть что-нибудь другое.
Ангел: Послушайте, мы должны узнать о нем все, что только можно. Нам нужно:
Илона: Не терять головы. Ха-ха! Да. Мы знаем все о вашей миссии по воскрешению крестного отца мафии. Должна сказать вам, что сейчас это кажется более важным, чем пытаться отбить у Бессмертного свою подружку. Ваша голова в огромной опасности. (подходит к своему рабочему столу) Мы уже получили требование о выкупе. Оно было адресовано вам через наш офис. (разворачивает какую-то бумагу) Я взяла на себя смелость взглянуть. (подает Ангелу вскрытое письмо; Ангел явно раздражен, но решает промолчать) Мы обязаны поспешить, поскольку встреча для получения выкупа состоится менее, чем через час.
Ангел: Хорошо. Нам понадобится вертолет для преследования, группа захвата..
Спайк: И оружие. Горы оружия.
Илона: Нет, нет, нет, нет! Нет, нет. (треплет обоих вампиров за щеки) Нет, нет.
Вам двоим просто нет цены. Но - нет! Это цивилизованная страна. Мы знимаемся этим постоянно. Кого-то выкрадывают, кто-то платит деньги. И все возвращаются по домам счастливыми. Grazie. Prego. (Спасибо. Пожалуйста. - итал.) Цьом-цьом. Мы уже приготовили деньги. (дает знак Пьетро, тот открывает чемодан, полный денег) Э. А?

Спайк и Ангел обмениваются взглядами и недовольно вздыхают.

Ангел: Ладно. Отлично. Как хотите. Поступим по вашему.
Спайк (со вздохом): А кто требует выкуп?

Ночь. Спайк и Ангел стоят на площади и ждут.

Ангел: Знаешь ли, я помогал спасти мир.
Спайк: Как будто бы я не помогал.
Ангел: Да. Но я это делал гораздо чаще.
Спайк: О, перестань.
Ангел: Я закрыл Адскую пасть:
Спайк: Это сделал я.
Ангел: Ты только носил медальон. Знаешь ли, я помог убить мэра и, э, и Жасмин и:.
Спайк: Они что, и впрямь считаются за спасение мира?
Ангел: Я остановил Акатлу. А это спасло мир.
Спайк: Баффи проткнула тебя мечом.
Ангел: Да, но я заставил ее это сделать. Я подал ей знак глазами.
Спайк: Она тебя убила. А я ей помогал! (показывает на него пальцем) Этот случай засчитывается на мой счет.
Ангел: Я вот что хочу сказать: я лучше его. Мы оба лучше. И что только Баффи в нем нашла, черт бы его побрал?

Из машины вылазит тот самый демон-дврецкий, который недавно похитил голову. Из других машин вылазят его охранники и обступают Ангела и Спайка.

Демон (с сильным итальянским акцентом): Может быть, ей нравится покрой его брюк.

Лос-Анделесское здание ВХ. Родители Фред собрались уезжать. Роджер уже нажал на кнопку вызова лифта. Он и Триша оборачиваются к Уэсу и 'Фред'.

Триш: Прости, что мы свалились тебе на голову без предупреждения.
'Фред': Ты шутишь? Мне просто грустно, что вы не можете остаться подольше.
Роджер: Ну, пляж зовет.
Триш: Уесли. Вы ведь позаботитесь о нашей малышке Фред, а?
Уес: Конечно.
Триш (обнимает 'Фред'): А! Я уже по тебе соскучилась, а мы ведь еще не уехали. (вздыхает, внимательн вглядывается в лицо 'Фред') Ты уверена, что с тобой все в порядке? Ты какая-то другая.
Роджер: А, она просто взрослеет, мать. Оставь ее в покое. Ты смущаешь ее перед ее служащими.
'Фред': Перестань, папа. Идите сюда, обнимите меня. (обнимается их обоих) Я вас так люблю.
Триш: О, мы тебя тоже любим.
Роджер: Скоро поговорим, ладно?
'Фред': Я на это рассчитываю.

Родители Фред заходят в лифт и машут на прощание, 'Фред' и Уес тоже машут им в ответ. Двери лифта закрываются.

Уес тихо: Ты получила из этого опыта все, что тебе нужно?
Иллирия/'Фред' (прежним низким голосом): Да. Я узнала очень многое.
Уес (с болью): Хорошо. Впредь никогда так не делай.

Уес быстро уходит к себе в кабинет, Иллирия/'Фред' провожает его недовольным и непонимающим взглядом.

Площадь в Италии. Охранники демона-дворецкого кольцом обступили Спайка и Ангела. Сам дворецкий ходит вокруг них кругами. В руках у него сумка с головой крестного отца.

Демон: Должно быть, вам очень одиноко. Ваша подружка стала любовницей Бессмертного. Как же вам не повезло. И как повезло ей.
Ангел (недовольным тоном): Ты знаешь Бессмертного?
Демон: Ну, конечно.
Ангел возмущенно: Ха! Так я и знал. Все это было не случайно.
Спайк: Все это входило в его планы. Украсть нашу голову, держать нас занятыми, а в это время утащить мою подружку. (ловит возмущенный взгляд Ангела и быстро исправляется) Нашу подружку.
Ангел: Все было подстроено. Ты всего-навсего его лакей.
Демон: Мне не настолько повезло. Чтобы заниматься своими делами, Бессмертному не нужны такие, как я. Он - крапленная карта, волк-одиночка, жеребец без, э, уздечки.
Спайк (с сарказмом): Ты что, влюбился в него?
Демон: Нет, нет, нет, нет. Ну, то есть, да. Но он скорее, э: вдохновляет, чем что бы то ни было еще. Он вроде духовного наставника. Вы читали его книгу? Она изменяет жизни.
Ангел (Спайку): Италия уже начинает потихоньку меня утомлять.
Спайк: Я знаю, о чем ты.

Спайк и Ангел нападают на окрану демона-дворецкого.

Демон: О, посмотри-ка. Американцы пытаются решить свои проблемы при помощи насилия. Вот так неожиданность.

Ангел пытается не упускать сумку из виду, но дворецкий швыряет ее одному из охранников. Тот бьет ею Ангела прямо по лицу. Ангел и Спайк пытаются ее перехватить, но охранники всякий раз перебрасывают ее друг другу. Наконец сумка снова оказывается в руках у дворецкого.

Демон: Ладно. Хватит игр. (достает пистолет и направляет его на сумку; драка прекращается, но Ангел все-таки в последний раз ударяет локтем охранника, стоящего позади) Еще один шаг, и голова получит свое, а? Мы не животные. Мы итальянцы. Если вы дадите нам деньги, мы дадим вам голову. (Спайк и Ангел пребывают в совершенном оцепенении и только таращатся на него) Вы дадите нам деньги, мы дадим вам голову. (Спайк и Ангел продолжают таращиться) Деньги - голова. Деньги:
Ангел: Да. Мы поняли. (пихает Спайка) Деньги.

Спайк поднимает с пола чемодан с деньгами и подходит к демону.

Спайк (вначале протягивает демону чемодан, но затем снова отдергивает его): Эй. (они одновременно передают друг другу чемодан и сумку)

Демон: Арривидерчи, американос. Было приятно иметь с вами дело. (уходит, посмеиваясь)
Спайк: Не верь ни единому его слову. Бессмертный завяз в этом деле по уши.
Ангел: Конечно. Он пудрит нам мозги. Как пудрил нам мозги раньше, так продолжает пудрить и сейчас.
Спайк: Да. Всякий раз, когда произносится его чертово имя, мы заканчиваем посреди страда с сумкой в руках.

Спайк расстегивает сумку. Вместо головы там лежит бомба с часовым механизмом. Мы видим, как отсчитываются секунды от 4 до нуля.

Чуть позже. Площадь усыпана горящими обломками. По ней еле-еле тащатся Спайк и Ангел.

Спайк: Цивилизованная страна? Посмотри, что сталось с моим плащом после этого
Ангел: Мы прошли через такое, а ты ноешь из-за плаща.
Спайк: Это был не просто плащ, а мой плащ. Ты понятия не имеешь, через что я прошел, чтобы заполучить его.
Ангел: Ты снял его с тела мертвой Истребительницы.
Спайк: Ну, потому он мне так и дорог. К тому же, я его носил больше тридцати лет. Он - все равно что часть меня.
Ангел: Да свыкнись ты с этим. Купи себе новый.
Спайк: Это моя вторая кожа. Это и есть я. Это еще одна вещь, которую он забрал у меня и которую я теперь никогда не верну обратно.

Офис Илоны в римском отделении ВХ. Илона надевает на Спайка точно такой же плащ.

Спайк (любуется плащом): Да! Здорово.
Илона (приглаживает плащ на плечах и груди Спайка): Рада, что тебе нравится. Я ведь послала еще десяток таких же для тебя в Лос-Анджелес, вместе с замечательным ассортиментом ботинок.

Входит Ангел, одетый в короткую кожаную куртку мотоциклиста бело-красно-черной расцветки. По его лицу можно догадаться, что он о ней думает.

Илона (восторженно): Ты! Guarda! Come sei bello! Sei bellissimo! Bellissimo! (Посмотри(те)-ка! Ну до чего же ты красив! Ты просто прекрасен! Прекрасен! - итал.)
Ты так чудесно выглядишь! О!
Ангел (растерянно): Знаешь, я не уверен, что это мне подходит.
Илона: Нет, нет, нет, нет, нет, нет. Теперь это самый модный стиль. Ты будешь самим воплощением красоты много лет подряд. Ха-ха-ха! А теперь, что же случилось с передачей выкупа? Никакого грацие, прего, цьом-цьом?
Ангел: Грацие, прего, бабах.
Илона: О! О, они всегда так поступают с новоприбывшими. Разве я вам не рассказывала?
Ангел (расстегивает куртку, очень раздраженно): Все, хватит. Вызывай вертолеты.
Спайк: И группу захвата.
Ангел: Мы вернем нашу голову.
Илона: Нет, нет, нет. Я так сильно люблю вас обоих: но грубая сила только расплющит вашу драгоценную голову. (хватает вампов за руки и тащит за двери кабинета) Вы проделали такую чудесную, качественную работу. (ведет их к двери) А теперь, пожалуйста, расслабьтесь. Теперь мы сами во всем разберемся. (почти силой выталкивает их из своего офиса) Иногда надо довериться высшей силе.
Ангел: Мы герои. Нам не нужна никакая высшая сила.
Илона: Я с вами свяжусь. (захлопывает дверь у них перед носом)
Ангел: Мы сами создаем свою судьбу. (щелкает замок) Нам не надо, чтобы кто-то другой наводил порядок там, где мы наследили. Мы же чемпионы!

Спайк барабанит в дверь кулаками. Ангел пытается ее открыть, но безуспешно.

Ангел: Все у нас под контролем. Знаешь, мы просто: мы: (облокачивается о дверь и вздыхает) Может, нам стоит просто уехать домой?
Спайк (вздыхает): О, Боже, да. (они направляются к лифту) Чем быстрее я уберусь из этой дыры:

Квартира Баффи. Эндрю открывает Спайку и Ангелу. Похоже, что он только что помылся; волосы у него мокрые, он одет в халат, а в руках держит полотенце.

Ангел: Баффи уже вернулась?
Эндрю: Простите. Нет еще. Вы, ребята, можете остаться здесь, если хотите. Я как раз собирался уходить. (Ангелу) Ух ты. Эге. Славная курточка.
Ангел (с иронией, закрывая за собой дверь): Теперь это самый модный стиль.
Спайк: Эндрю. Баффи не вела себя странно? Так, будто Бессмертный наложил на нее какое-нибудь заклятие?
Энюрю: Отличный вопрос. Нет. (уходит из комнаты)
Ангел: Может, это промывка мозгов?
Спайк: Или приворотное зелье? Она не пила приворотного зелья?
Голос Эндрю (из другой комнаты): Послушай, чувак, я и сам думал обо всем этом, но оказалось, что Баффи сама запала на Бессмертного, и - и теперь она счастлива. Вот и все.
Ангел (с негодованием, орет): Но она же еще не испеклась! Я собирался подождать, пока она не испечется, ну, то есть, до тех пор, пока она не найдет себя, потому что в этом все дело. Отлично. Я терпеливо жду, а Бессмертный тем временем ест сырое тесто!

(Здесь Ангел говорит о его последнем разговоре с Баффи, когда она заявила что она как печенье еще не испеклась и не готова к серьезным отношениям.)

Голос Эндрю: Э, Спайк, Ангел что, плачет?
Спайк (негодующе): Нет! (смотрит на Ангела, который закрыл лицо руками и подозрительно трет себе глаза) Пока еще.
Голос Эндрю: Может, тебе не стоит заливаться слезами, большой парень. Да, конечно, Бессмертный крутой и все такое, но это не все. У него тоже есть недостатки.
Ангел (встает): Правда?
Спайк: Ка-какие они?
Голос Эндрю (вздыхает): А. Все дело в том, что она растет, движется вперед. Если вы, ребята, будете делать то же самое, то, может, в один прекрасный день вы ее нагоните. В любом случае, хотя бы один из вас. Но если вы будете топтаться на одном месте, то скоро обнаружите, что ее и след простыл.
Спайк (Ангелу): А оно немного глупо. Мы гонялись за ней, как два подростка-подкаблучника.
Голос Эндрю: Баффи любит вас обоих, но у нее своя жизнь. Люди меняются.

Эндрю наконец выходит, он в шикарком смокинге и с прической.

Эндрю: Попробуйте и вы, ребята. (в дверь стучат; Эндрю открывает двум симпатичным женщинам, блондинке и брюнетке) Ah, Caprice, se bella come la notte. (Каприса, ты красива как ночь. - итал.) (целует блондинку в обе щеки) E tu, Isabella... (целует брюнетку в обе щеки) superi perfino le stelle. (А ты, Изабелла, превзошла даже звезды. - итал.)
(поворачивается к Ангелу и Спайку) Чао. (выходит и закрывает за собой дверь)
Спайк: Ну: может, пора нам:
Ангел: Да.

Они уходят.

Здание ВХ в Лос-Анджелесе. Уэс сидит за своим столом и смотрит куда-то в пространство. Видно, что ему очень худо. Входит Иллирия в обличье Фред.

'Фред': Уэс? Ты, типа, что... злишься на меня, или как?
Уес: Перестань.
Иллирия/'Фред' (обычным низким, неспокойным голосом): Разве не этого ты желаешь? (голосом Фред) Ну, то есть... ты любишь меня, я люблю тебя. Так в чем же дело?
Уес (с болью): Я любил ее.
Иллирия/'Фред' (снова голосом Иллирии, с нажимом): Ты любил это. А какая-то часть тебя любит и поныне. Я ощущаю это в тебе. (подходит ближе) Я... хочу исследовать это более подробно. (А ведь она права, как это бы ни было страшно)
Уес (встает, поворачивается к ней): Никогда. Ты: в таком виде. Это отвратительно.
'Фред' (улыбается, подходит еще ближе): О, Господи. Мы же оба знаем, что это не так.
Уес (отшатывается): Прекрати! (пытается не смотреть на нее) Превратись в то, чем была. Будь синей. Будь чем угодно. Только не будь ею. Никогда не будь ею. (уходит)
Иллирия (возвращая себе истинный 'синий' облик): Как пожелаешь.

Приемная в здании ВХ. Ганн ставит подпись на каком-то документе.

Ганн: Спасибо.

Открываются двери лифта и выходят Ангел и Спайк.

Ангел: Ганн, мы потеряли голову. Начинай готовить войска к войне.
Ганн: Голова у тебя в офисе.
Ангел: Что?
Ганн: На твоем столе. (уходит)

Чуть позже. Мы видим сумку с головой, которая лежит у Ангела на рабочем столе. К ней красной ленточкой прикреплена небольшая записка. Ангел и Спайк подходят к столу. Ангел достает записку из конвертика и читает: 'С наилучшими пожеланиями. Бессмертный'.

Ангел (в ярости, рвет записку на мелкие клочки): Знаешь, я просто ненавижу этого типа!
Спайк: И о чем только думает Баффи? Честно?
Ангел: У нее не самый лучший вкус, когда дело касается мужчин. (кивает на Спайка) Доказательство - вот оно.
Спайк: Эй! По-моему, я ей отлично подошел.
Ангел: Да. Как только она отделалась от тебя.
Спайк: Не я жил в переулках, вытирая крысиный помет с лица. Если уж говорить о великих замыслах, то это ты - что твоя Сикстинская Капелла.
Ангел: Я не был ничьим великим замыслом.
Спайк: Ну, и я им тоже не был. (Ангел вздыхает и садится на край стола) Почему мы не можем просто: закрыть ее в ящик, где к ней никто не сможет прикоснуться? Ну, знаешь, как Павэйна?
Ангел (скрещивает руки на груди, на несколько секунд задумывается): Не думаю, что она нам позволит. Э, она довольно-таки сильная.
Спайк: Мы могли бы использовать заклятие. Что-то вроде промывки мозгов.
Ангел: О, она бы поняла. Знаешь, она довольно умная.
Спайк: Да. (вздыхает и садится на край стола рядом с Ангелом) Так что? Мы должны попросту с этим смириться? Продолжать жить своей жизнью?
Ангел: Боюсь, что так.
Спайк (вздыхает): Отлично. Никаких проблем. Все равно я и сам собирался так поступить.
Ангел: Да, и я тоже.
Спайк: Вообще-то я уже этим занят. Прямо сейчас, пока мы разговариваем. Я двигаюсь вперед.

Камера отдаляется.

Ангел: Двигаюсь вперед.
Спайк: О, да.

Камера отдаляется еще больше. Мы издалека видим Ангела и Спайка, сидящих на краю стола в пустом помещени..

Ангел: Прямо сейчас.
Спайк: Двигаюсь.
 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан