Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
БОМБА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Подвал в адском измерении ВХ. На заднем плане ревет в печи огонь. Демон-садист только что начал ежедневную пытку Ганна. Сам Ганн привязан к столу, рубашка на нем расстегнута.

Ганн (умоляет): Послушай, пожалуйста: Что я сделал? (демон прикладывает палец к губам и берет большой нож) Нет. Нет. Подожди!

Демон заносит нож, но удар нанести не успевает. Дом начинает трястись и громыхать, как при землетрясении. Дверь подвала слетает с петель и появляется Иллирия. Когда она спускается вниз по ступенькам, демон нападает на нее, но она просто отшвыривает его к противоположной стене. Иллирия подходит к Ганну и срывает с его шеи медальон. Тот резко садится, обхватывает голову руками и тяжело дышит, пытаясь придти в себя.

Ганн (бормочет себе под нос): Ах. А. Найти его. Найти: Ганн. Чарльз Ганн. (смотрит на Иллирию) Ты: Фред? Ты выглядишь: ужасно. (Иллирия резко хватает его за шиворот, сдергивает со стола и ставит на ноги) Ох. Иллирия.
Иллирия (толкая Ганна к выходу): Шевелись.
Ганн (стоя за ней): Не могу. Не могу оставить это измерение, пока кто-нибудь другой не наденет медальон: не займет мое место.

Иллирия с интересом смотрит на медальон в своей руке. Потом резко наклоняет голову набок и переводит взгляд на демона, который уже очнулся и бежит на нее.

Позже. Мы видим, что медальон висит на шее демона, а сам он лежит на том же столе напротив печи, где только что был Ганн. Сопя, он берет нож и вонзает его сам себе в грудь.

Офис Ангела. Уэс объясняет Ангелу, что произошло.

Уес (монотонно, глядя куда-то в пустоту прямо перед собой): Я ее не посылал. Мы говорили о Ганне. Я обьяснил ей, в каком он положении оказался, объяснил, что мы не можем его оттуда забрать. Она кивнула, создала портал и исчезла.
Ангел (очень раздраженно):То есть она, типа, тебе помогает? Тоже мне, помощница у него выискалась.
Уес: Я бы не стал называть ее:
Ангел: Ну да, конечно, она помогала выколачивать из меня пыль. Уес, ты хоть представляешь, почему она все это для тебя делает?
Уес: Какая разница? Может, ей удасться его вытащить.
Ангел: А может, он из-за нее погибнет. Одно с другим не вяжется, Уес. Зачем ей рисковать ради нас?
Уес: Сомневаюсь, что это представляет для нее какой-то риск. Она обладает силой божества.
Ангел: Чем она обладает - так это самомнением божества.
Уес: Ну, она ведь все-таки управляла миром. От такого кто угодно потеряет голову.
Ангел: Как видно.
Уес (задумчиво): Я кое-чего добился. Конечно, между нами до сих пор большая дистанция. Она никогда не начнет воспринимать кого-либо из нас как равных. Но: я ее хотя бы развлекаю. Может быть, поэтому она еще здесь.
Ангел: Она все еще здесь, потому что от этого места за версту отдает властью. У нее было все. Все, Уэс. Неужели ты думаешь, что она не думает все вернуть?
Уес: Я не имею ни малейшего представления, чего она хочет. Но я понимаю ту мощь, тот источник силы, каким она является. Если бы мы только смогли как-нибудь ее интегрировать, убедить ее:
Ангел (с издевкой): Сделать что? Присоединиться к команде?

Прямо в кабинете Ангела открывается портал. Из него выходит Иллирия, таща с собой Ганна, и сбрасывает его к своим ногам.

Ангел: Ганн.
Уес (поворачивается к ним лицом, затем слегка отступает по направлению к Ангелу): Иллирия.
Иллирия (бесцеремонно поднимает Ганна за горло над землей, тот начинает задыхаться): Это существо:
Ангел (угрожающе): Отпусти его.
Иллирия: : оно является важным для вас.
Уес (спокойно): Иллирия, прекрати.
Иллирия: Оно имеет огромное значение: его стоимость неоценима.
Ангел (подходит): Я же сказал, отпусти его:
Уес (успокаивающе дотрагивается до локтя Ангела, делает шаг по направлению к Иллирии и обращается к ней тем же ровным голосом): Да, великая ценность. Великая услуга. Ты ведь говоришь об услуге, верно: о том, что мы теперь тебе должны?
Иллирия (отпускает Ганна, тот обрушивается на пол и кряхтит от боли): Да. О том, что вы теперь мне должны. (уходит) (Трудно понять, каковы были ее истинные намерения, потому что ее слова мало что значат. Точно так же, как 'крутая' маска Спайка в 2-6 сезонах Баффи ничего не говорил о Спайке истинном. Если бы она и спасла Ганна просто потому, что могла и хотела спасти, что, по-моему, вполне возможно, она никому не стала бы трубить об этом).
Ангел (смотрит ей вслед, потом издевательски ухмыляется): Вперед, команда.

Лифт в здании ВХ. Из него выходит Ганн в спортивной кофте с капюшоном и неуверенно оглядывается по сторонам. Потом вздыхает и идет к своему офису. Открыв дверь, видит огромную кипу документов у себя на столе.

Офис Уэса. Кругом в полном беспорядке разбросаны книги. Уэс в них что-то лихорадочно ищет. Вид у него крайне измотанный и неухоженный; он небрит, волосы сальные и плохо причесанные. Похоже, он продолжает пить.
Уэс (обняв большую книгу, слегка раскачивается и разговаривает с ней): Все дохристианские писания, имеющие отношение к эре демонов. То же самое для изначальной эпохи, указать любые упоминания о Древнейших.

Уес раскрывает книгу и смотрит в нее. Страницы волшебным образом заполняются нужным содержанием. Входит Ганн.

Ганн: Привет.
Уес (поднимает голову и замирает так, как был, согнувшись в три погибели): Ганн. (подбегает к двери и закрывает ее) Первый день после возвращения?
Ганн (оглядывает валяющиеся кругом в полном беспорядке книги): Ага.
Уэс (хватает еще одну книгу из шкафа и бежит на цыпочках назад, к рабочему столу, но останавливается): Я ударил тебя ножом. Я должен бы был попросить за это прощения. Но, честно говоря, не знаю как. (опускает глаза) Наверное, это будет просто неловко.
Ганн: У тебя хорошо получилось.
Уэс (не то с чувством выполненного долга, не то снова забыв про Ганна): Ага. (бежит с книгой к столу)
Ганн (задумчиво: Я не ищу просьб о прощении. Не знаю, смог ли бы я их принять. К тому же, мне две недели подряд каждый день вырезали сердце. По сравнению с этим: какой-то там удар ножом в живот? Вроде как можно вынести.
Уес (садясь за стол): Тогда чего же ты ищешь?
Ганн (вздыхает): Не знаю. Указатель направления, наверное. Та тварь, что убила моего друга, только что спасла мне жизнь. Почему - не знает никто. (садится на стул и качает головой) Это место просто конкретно прошлось по моей заднице. Прямо как в 'Посейдоне': не пойму, где тут верх, а где низ.
Уес: Все тут: (встает, выходит из-за стола, делает жест руками, указывая на книги, покрывающие пол) :немного странно. (становится на колени) Наверное: (берет одну из книг) мы все должны приспосабливаться. (встает, но какое-то время еще остается в странном полусогнутом положении) Да, думаю, для этого все и нужно - чтобы приспособиться. (снова бежит к столу)
Ганн (серьезно, с состраданием смотрит на Уэса; в самом деле, судя по виду его кабинета, никакой особой приспособленностью тут и не пахнет): Приспособиться?
Уес (делая широкий жест руками): К: положению вещей: к: самому себе. К этому месту. (становится на колени, глядя на разбросанные кругом книги; тише) К Иллирии.
Ганн: Да, к ней не вдруг приспособишься.
Уес: Нельзя: смотреть на нее и не видеть: (остнавливается и пытается проглотить слезы) прежнего владельца ее тела. (смеется горьким и слегка сумасшедшим смехом, Ганн опускает голову) Но то, что исходит из ее уст - от этого просто голова кругом идет. Мы ей кажемся такими крошечными.
Ганн: Но она ведь у тебя на привязи или что-то вроде того, верно?
Уес: Нет. (с тем же странным смехом) Нет. Она исключительно зациклена на самой себе. Все еще думает, что она бог и повелитель всея вселенной.
Ганн: Значит, она вроде кинозвезды.
Уес: Нет, все не настолько скверно. Правда, насилия несколько больше. (кивает)

Тренировочная комната. Спайк борется с Иллирией. Иллирия ударяет его в грудь, но он не отлетает, а скользит по полу на ногах и не падает.
Спайк (улыбаясь): Ой! Ладно, бабушка. Так и быть, признаюсь. Тут у тебя здорово получилось.
Спайк нападает, Иллирия пытается ударить его ногой, но он уклоняется. Тогда она пробует ударить кулаком, Спайк снова уклоняется от первого удара, а второй блокирует и бьет Иллирию по лицу. Иллирия отходит назад и начинает кружить вокруг него, не сводя с него глаз.

Иллирия: Эта оболочка: ты был привязан к ней, к Фред.
Спайк (трясет рукой, которой только что ударил Иллирию, и пытается разогнуть пальцы): Очень. Славная была девчушка.
Иллирия: Но ты бьешь ее тело без излишних переживаний.
Спайк: Ты - не она. Я это вижу. Да что там, я это чую. И бить это тело могу без особых проблем. (нападает, она перехватывает его удар и бьет его колено в живот)
Иллирия (хватается за живот после удара Спайка): Ты приспосабливаешься.
Спайк (широко улыбаясь): Мы все это умеем.
Иллирия (категорично): Приспосабливаться - значит идти на компромисс. (пытается сделать Спайку нижнюю подсечку) (да ладно тебе, ты уже с самого первого дня только этим и занимаешься)
Спайк (подпрыгивает и уходит от удара): Это называется - учиться. Но ты ведь и так уже знаешь все, что только можно.
Иллирия: Когда мир встретил меня, он содрогнулся и застонал. Он преклонил колени у моих ног.
Спайк (издеваясь): 'Дорогой 'Пентхаус', я обычно не пишу таких писем, но:' (Иллирия бьет его кулаком в нос, так что его заносит на несколько шагов назад; смеется) О-го-о!
/'Пентхаус' - порнографический журнал, куда читатели могли посылать письма с описаниями своего сексуального опыта/

Иллирия: Иллирия была всем, что им нужно было знать.
Спайк (обтирает кровь с лица): А потом появился Интернет.
Иллирия (обходя Спайка кругом): У вас ничего нет. Представители вашего вида растащили эту землю на части. Каждый из вас ухватил себе по крошечному кусочку. Даже те, у кого самые громадные запасы - нищие.
Спайк: Побеждает тот, кто умрет с наибольшим количеством игрушек, а?
Иллирия: Никогда не умирать: и завоевывать все - вот победа.

Спайк нападает на Иллирию, но она взмахивает рукой и замедляет время. Спайк описывает в воздухе дугу в замедленном темпе, а она в это время спокойно обходит вокруг него. Когда Спайк приземляется, время снова начинает идти как обычно. Он оглядывается по сторонам, не в состоянии определить, куда Иллирия подевалась, и наконец замечает ее у себя за спиной.

Спайк: Это нечестно.

Иллирия пинает Спайка в живот. Он летит через все помещение, ударяется о стекло, через которое за ними наблюдает Ангел, и сползает на пол.

Ангел (по связи): Спайк, можно тебя на минуту?
Иллирия (смотрит на него сверху вниз): Ты можешь идти.
Спайк (усмехаясь): Ха! (обтирает с губ кровь) Ага, отлично. (поднимается на ноги) Премного благодарен.

Спайк выходит из помещения и подходит к Ангелу.

Спайк: Этот ее финт с остановкой времени - подлянка та еще, но, кажется, я уже почти раскусил ее технику тысячелетней давности. Немного тек-вон-до, немножко бразильской нин-джитцу. Такая вот древняя смесь.
Ангел: Ты должен прекратить эти занятия.
Спайк: Постой, постой. Я еще только начал втягиваться. Проверяя ее, я смог отточить свою технику, а ведь я даже и не подозревал, что она заржавела.
Ангел: Не мы ее испытываем, Спайк. Она испытывает нас.

Из дверей выходит Иллирия и вдруг сгибается, держась за живот и тяжело дыша.

Спайк: А я все-таки ее достал, а? (Иллирии) Вот именно, маленькая Шива. Надеюсь, в следующий раз ты хорошенько подумаешь.

В глазах у Иллирии читаются страх и смятение.

Офис Ганна. Ганн сидит за столом, перед ним стоят две громадные стопки бумаг, которые накопились в его отсутствие. Потом вздыхает и верхнюю папку с одной из стопок. Раздается стук в дверь и в проеме появляется голова Лорна в широкополой шляпе и темных очках, которые совершенно ему не идут и смотрятся по-идиотски.

Лорн: Приветик. Ну что,уже впрягся в ярмо, а?
Ганн (закрывает папку и кладет ее на другую стопку): Надо же когда-нибудь начать. По крайней мере, пытаяюсь убедить себя в этом.
Лорн (входит): Значит, ты в порядке? Учитывая все случившееся, ты выглядишь нормально. (Ганн кивает) Я просто решил заскочить и посмотреть, все ли с тобой в порядке: ну, так и есть: ага: порядок.
Ганн: А, э, почему вдруг инкогнито? (Это - идиотизм. Лорн не тянет на особо законспирированного ни в очках и шляпе, ни без них. И даже с рацией не тянет. А если учитывать, что Ангел будет сам же упорно не отвечать на сигналы, то все это и подавно бесполезно. Хотя по-своему это очень показательно - особенно заметно, насколько все в команде Ангела идет наперекосяк).
Лорн: Собираюсь выполнять задание. Ангел хочет чтобы я начал следить за Иллирией и не спускал с нее глаз. Получил небольшую рацию (показывает) и все такое.
Ганн: Видно, Иллирия тут до сих пор главная новость.
Лорн (снимает очки): Новость на первой полосе. И ходячий некролог. Ну и времена, а?
Ганн: Да, ничего себе времена. (встает из-за стола) Ты говорил с Уесом?
Лорн: Ну, мы обменялись парой слов. Я бы вообще-то не назвал бы это разговором. Он еще не пришел в себя с тех пор, как объявилась наша Наша Леди Синего Облома.
Ганн: Да, я только что был в его офисе и:
Лорн (быстро перебивает): О, Боже, не ходи туда! Там как раз скопилось самое сильное его сумасшествие.
Ганн (невесело усмехаясь): Да. Я это уловил.
Лорн: Он - будто два разных человека. Один из них почти что в ступоре и еле-еле плетется по коридорам, как постоянный обитатель какой-нибудь больницы. Другой же сидит у себя безвылазно целый день, дергаясь как жук на раскаленной сковородке, и зависает на каждом крошечном фактике, который только имеет отношение к Иллирии.
Ганн: А что об этом говорит Ангел?
Лорн: А, он теперь тоже не отличается разговорчивостью. (звенит рация и Лорн только что не подпрыгивает от неожиданности)
Ангел (из рации, чрезмерно громко): Лорн? Это Ангел. Ты меня слышишь?
Лорн кривится: Э, десять к четырем, хороший друг.
Ангел: Лорн, нам нужно встретиться у меня в офисе. Сейчас.
Лорн: Э, вас понял.

Помещение для конференций. Ангел, Уэс, Лорн и Ганн сидят за столом. Спайк бродит взад-вперед у окна.

Спайк: Ладно. Стало быть, все сводится к тому, что тебе не нравится присутствие Малышки Голубой Бык в твоем доме, и ты хочешь от нее избавиться.

(Малышка Голубой Бык - рок-группа, трио, играет альтернативную музыку.)

Ангел: Да.
Спайк: Итак: мы говорим о пастбище: или о скотобойне?
Ангел (Уэсу): Она ведь убила Фред не задумываясь, не так ли?
Уес (глухо): Иллирия просто заразила Фред. У нее было не больше преступного намерения, чем у вирусного фага.
Ангел: Послушай, Уес, я знаю, что ты привязан к ней, но:
Уес (скучным голосом): Да, она непредсказуема, опасна, слишком мощное существо, слишком близка к тому, чтобы превратиться во врага. Да, Ангел. Это самоочевидно.
Ангел: А это значит, что мы должны найти у нее какую-то слабость, какую-то уязвимую точку.
Уес: Ты хочешь, чтобы я придумал, как ее убить.
Ангел (наклоняется к Уэсу): У тебя с этим проблемы? (Чем дельше, тем больше мне не нравится его поведение. Интересно, это у него благодарность такая, что ли - Иллирия спасла его друга, а он в награду собирается ее убить и плетет заговор у нее за спиной? Все уверены, что это не Ангелус?)
Уэс (смотрит Ангелу прямо в глаза и говорит тихо, но твердо): Нет.
Ангел: Хорошо. (откидывается назад) (По-моему, он по-черному завидует Иллирии. Она сумела сделать то, чего никак не мог сделать он сам: вызволила Ганна. И проявила себя как герой,пусть и поневоле, тем самым заняв его излюбленную 'нишу'. Мне кажется, он так и не простил ей этого. А с ее присутствием примирился только потому, что Уэс значительно ее ослабил. Хотя, наверное, предпочел бы совсем ее уничтожить). Потому что у нас более чем достаточно проблем, о которых стоит подумать.
Ганн: Да, например, что там с апокалипсисом? Все еще пытаюсь в это врубиться. Линдси сказал, что мы как раз находимся в самом его разгаре?
Уес: О, да. Тысячелетняя война добра против зла идет уже давно.
Ангел: Зло просто никому еще об этом не сообщило. Наверное, поэтому-то они и выигрывают.
Спайк: Ах да, кстати, похоже, что мы не на правильной стороне. Или на правильной, если выигрывать вам нравится.
Ганн: Звучит так, будто вы купились на это, ребята.
Ангел: В следующий раз, когда выйдешь отсюда, оглядись-ка хорошенько по сторонам. Потому что это правда, Ганн.
Ганн: Заметано. Так что все это означает для нас?
Ангел: Расскажи мне, как надо вести невидимую войну. Я даже не знаю, с кем мы боремся. (встает) Мы уже остановили столько зла : но при этом именно мы приносим Партнерам самую большую прибыль.

В офисе появляется Маркус, которого, очевидно, никто туда не приглашал.
Маркус: Теперь уже - нет. Ангел, позвольте мне у вас кое-о-чем спросить. Слышали ли вы когда-либо термин 'хирургическая точность'?
Ангел: А вы когда-либо слышал термин 'встреча по предварительной договоренности'? (идет назад к своему стулу и садится)
Маркус: До того, как она нашла вашего человека, Иллирия уничтожила 11 пыточных камер. А также два бронетранспортера, грузовичок мороженщика и восемь прекрасно ухоженных лужаек. Не говоря уже о дюжинах сотрудников, ставших теперь бесполезными для компании. (молодец, Иллирия!)
Ангел: Пришлите мне счет.
Маркус: О, мы так и сделаем. Убытки будут покрыты непосредственно из доходов этого отделения. Поздравляю. В одно мгновение вы превратились из вожака стаи в неудачника, плетущегося в хвосте.
Ангел (с издевкой): И:?
Маркус: Ангел: вы человек, уверенный в своих целях. Вы стремитесь сделать себе карьеру и стоите на самой вершине корпоративной лестницы. Почему бы вам самому не догадаться, что следует за 'и'?
Ангел: Мы как раз это выясняем.
Маркус: Не сомневаюсь. Между тем, у Партнеров есть одно небольшое задание, и они хотели бы, что вы занялись им. Я пошлю Ганну файл. (Ганну) Кстати, приятно видеть вас снова. (Ангелу) Это простой случай, но с некоторыми очень важными участниками.
Ангел: Если это наш шанс подлизаться к главному офису, то я должен отметить, что это не мой приоритет.
Маркус (направляется к двери): О, нет, не думай о нас, Ангел. Думай о прибыли. Ведь именно прибыль позволяет тебе удерживать этот отважный маленький корабль добра на плаву. Это бизнес, мальчики, а не резиденция Бэтмэна. (уходит)
Лорн: Ну, вот что я вам скажу - все равно он мне нравится больше, чем Ева.
Офис Уэса. Везде по-прежнему раскиданы книги и рукописи. Сам Уэс сидит на полу, прислонившись спиной к столу, и смотрит куда-то в пространство. Выглядит он еще хуже, чем раньше, если только такое возможно. Ботинок на нем почему-то нет, он в одних носках. Входит Иллирия.
Иллирия: Этот день. Какое у него название в вашем цикле дней?
Уес: Я называю его: (с трудом вспоминает) : понедельник.
Иллирия (садится на корточки и заглядывает ему в лицо): И этот разговор. Он уже происходил раньше.
Уес: Ну да, мы: обсуждали нашу систему измерения времени и наши технологии, вес и меры, местные обычаи, мировую историю:
Иллирия: Ты мой проводник.
Уес: Наверное.
Иллирия: Но не только.
Уес: Да?
Иллирия (встает): Ты мой предатель. Когда ты разбил Окно Орлона, ты хотел изменить прошлое, переписать свою историю и историю этого тела.
Уес: А вместо этого я только вернул еще больше болезненных воспоминаний. (встает)
Иллирия: Твоя попытка потерпела крах.
Уес: Я понял, насколько необратима работа времени.
Иллирия: Но ты намеревался изменить его.
Уес (орет): Я хотел вернуть Фред.
Иллирия (тоже орет): И уничтожить меня!
Уес: Как неизбежное последствие. (тихо) Мое предательство: оно тебя задело?
Иллирия: Слово 'предательство' в мои дни не носило пристрастного оттенка. В нем было не больше осуждения, чем в словах 'вода' или 'ветер'. Нет. (смотрит в сторону и задумывается) Но возможно: (растерянно) я просто обеспокоена, потому что я обеспокоена. (понимайте так: задело, и здорово, иначе она бы и не явилась выяснять с ним отношения, да и сам Уэс ей тоже далеко небезразличен, но не ждите, что она это вот так просто возьмет и признает)
Уес (улыбаясь, с мягкой иронией): Это звучит почти по-человечески.
Иллирия (очень резко): Пылинки. Однодневки, которые умирают так скоро после рождения, что могли бы и не жить совсем. (и опять сработал защитный механизм - хотя, по-моему, Уэс это отлично понимает)
Уес (с дружелюбным укором, грозя пальцем): Эй, эй. Следи за манерами.

Офис Ангела. Входит Ганн с открытой папкой в руках.

Ганн: Только что получил файл от Гамильтона. Сейчас его просматриваю. Похоже на какой-то церемониальный договор с демонами. Ты должен будешь его подписать в качестве свидетеля от фирмы.
Ангел: Ты уже встречался с Гамильтоном.
Ганн: Что?
Ангел: Новый связник. Ты встречался с ним до сегодняшнего дня?
Ганн: Да. Он пришел навестить меня в подвал, пока меня там резали. Предлагал меня оттуда вытащить.
Ангел: И что ты сказал?
Ганн: Тебе действительно нужно об этом спросить?
Ангел: Да.
Ганн (закрывает папку): Я его послал. Больше не заключаю сделок. Теперь уже - нет.
Ангел (вздыхает, откидывается назад и скрещивает руки на груди): Ну, так тебе будет трудно работать юристом.
Ганн: Это и до того было трудно. Облегчать ведение бизнеса для кучи отвратительнрых, чешуйчатых, злых клиентов.
Женский голос (в офис Ангела входит беременная блондинка): Простите:Я пришла по поводу договора с демонами.

Позже. Помещение для конференций. Блондинка сидит за столом с Ангелом и Ганном. Похоже, она на последнем месяце беременности.

Блондинка: Они нашли меня. Сказали, что у них есть какие-то там пророки, которые сообщили, что мой малыш будет чем-то вроде святого. Они сказали, что об этом было пророчество.
Ганн: Что вы знаете о Братстве Свирепых?
Женщина: Ну, они крайне религиозны. Я имею в виду их религию, а не религию Бога. Но они так заботливы. Они всегда приносят мне особые коктейли и витамины.
Ангел: Вы ведь понимаете, что они демоны?
Женщина: Ага. Они и не скрывают этого.
Ганн: Ну, любой демонский договор нужно принимать с осторожностью. Там может быть очень много неясных пунктов и недомолвок. Как нашему клиенту, мы должны посоветовать вам:
Низкий мужской голос: Она не ваш клиент. Ваш клиент - мы.
Все оборачиваются и видят троих демонов, стоящих в дверях. У них морщинистая, шероховатая серо-зеленая кожа и лысые округлые головы. Все трое одеты в черные балахоны с капюшонами.
Офис Уэса. Уэс подбирает с пола очередную книгу и садится с ней за стол. Иллирия ходит взад-вперед.

Иллирия (глядя на свою руку и медленно отодвигая ее, словно пытаясь отвести от себя что-то невидимое): Странно. Оно не существует, пока не начинает раскалываться на части.
Уес (невнимательно): Что - оно?
Иллирия: Время.
Уес (поднимает на нее глаза; внимательно изучая ее, с затаенным беспокойством): Ты не очень хорошо выглядишь.
Иллирия: Твое мнение обо мне весит меньше солнечного света. (ну да, конечно, так она и признала, что ей не все равно, как он к ней относится - хотя об этом говорит уже само то, как резко она ему каждый раз отвечает)

Иллирия вдруг сгибается, схватившись за живот, и случайно сбивает с края стола стакан с водой.

Иллирия выпрямляется и видит себя в тренировочном помещении. Напротив нее стоит Уэс со странного вида оружием в руках.

Уес: Иллирия!
Ангел: Давай, Уес!

Уес целится в нее. В течение нескольких мгновений Иллирия видит себя в каком-то темном пространстве; вокруг нее стремительно сокращается яркий световой ореол, будто что-то впитывается в ее тело, или, наоборот, уходит из него. Она опять хватается за живот и сгибается от боли, а когда выпрямляется, то видит себя уже у входа в тренировочное помещение. Неподалеку стоят Ангел и Спайк.

Спайк: (Ангелу) А я все-таки ее достал, а? (Иллирии) Вот именно, маленькая Шива. Надеюсь, в следующий раз ты хорошенько подумаешь. (с легкой ухмылкой) Хороший удар коленом по ребрам все же сказывается на тебе.

И снова Иллирия оказывается в кабинете Уэса. Со стола падает стакан с водой. Мы видим, как Иллирия поднимает глаза и в них попадает солнечный свет, просачивающийся сквозь полуоткрытые жалюзи. Они похожи на синее пламя газовой горелки. Смотреть в них страшно.

Уес (пристально, с беспокойством на нее смотрит): Иллирия?
Иллирия: Ты пытался убить меня. (пинает стол и припечатывает Уеса к окну) Опять!
Уес (в шоке, пытясь отдышаться): Что? Я не:(слегка успокоившись) Поверь мне, я не хочу твоей смерти.
Иллирия: Я там была. Я это видела. (уходит)

Напротив кабинета Уеса за декоративным растением с широкими листями прячется Лорн. На нем все та же нелепо выглядящая 'шпионская' шляпа и темные очки. Увидев, что Иллирия вышла, он достает свою рацию.

Лорн: Синяя птичка в полете.

Выждав, пока Иллирия отойдет на достаточное расстояние, Лорн направляется за ней. Тут же стоят несколько лысых демонов в темных балахонах и о чем-то советуются на своем языке. К ним подходит Хармони и пытается разрядить обстановку.

Харм (нарочито бодрым голосом): Так вот. Ангелу просто нужно еще несколько минут. Могу я пойти и принести вам что-нибудь выпить? Кофе? Чай? У нас даже кровь есть.
Демон: Что он там делает со Святым Сосудом?
Харм (делая вид, что не слышала): И много всякой органической колы.
Демон: Братство очень бережно обращается с Сосудом. Если она предьявляет какие-то претензии, то именно мы должны быть теми, кто:
Харм: Поверьте мне, Ангел позаботится обо всем. Это его работа. Ага. Я уверена, что он там, знаете, проникает ей в голову, сея семена страха. Но не волнуйтесь. Он ее сломает, как беременную веточку.

Демон поворачивается в своим собратьям и несколько секунд о чем-то перешептывается с ними.

Демон: Мы попробуем органическую колу. Спасибо. (Харм уходит, демоны возобновляют прерванный разговор)

Офис Ангела. Ганн и Ангел пытаются переубедить Аманду.

Ангел: Ты уверена, что хочешь это сделать?
Ганн: Да, Аманда, ведь еще не поздно. В этом контракте есть какое-то двойное дно. Так бывает всегда.
Аманда: Но разве не вы должны убеждать меня на это пойти?
Ангел: Ах, да. Ну, и - нет. Мы, э:
Лорн (по рации): Ангельские Ушки, это Тайный Демон. Прием. (Ангел закрывает рацию ладонями)
Аманда: Слушайте, я и раньше пыталась это объяснить, поверьте мне. Я знаю, что это звучит плохо - отдать своего нерожденного ребенка секте демонов, но:

Из рации опять раздаются какие-то звуки. Ангел снова раздраженно прикрывает ее руками, потом сует во внутренний карман куртки.

Ангел: Извини. Продолжай.
Аманда: Понимаете: весь их народ верит, что мой ребенок их следующий, ну, знаете, что-то вроде Далай Ламы. Они собираются поклоняться ему. О нем будут заботиться лучше, чем когда-либо смогли бы мы сами. Он будет кем-то значительным, кем-то важным. Мы никогда не сможем дать ему этого.
Ганн: Аманда, по сравнению с главой Братства Свирепых Джим Джоуз выглядит как учитель церковной школы.
Аманда: Кто такой Джим Джоунз?
Ангел: Неважно.

/Джим Джоуз - основатель одной из самых страшных тоталитарных сект из всх известных. Когда о ней стало известно правительству США и была произведена попытка эвакуировать какое-то число ее членов, Джим Джоунс объявил, что должно произойти массовое самоубийство. Сектанты принмали цианистый калий, а тех, кто противился, охранники заставляли силой или же расстреливали на месте. Погибло немногим меньше тысячи человек, среди них было значительное число детей, в том числе и грудного возраста/.

Аманда: Мистер Ганн, мы не можем позволить себе оставить этого ребенка. Мой муж... с ним произошел несчастный случай на работе. Врачи сказали, что у него поврежден мозг. Поврежден необратимо. Мы кое-как сводим концы с концами, живем за счет продуктовых талонов и пособия по инвалидности. Но Братство: они сказали, что они его вылечат. Помогут ему вспомнить, кто я такая. То есть, как можно от всего этого отказаться?

Ганн закрывает папку, встает и уходит. Ангел несколько мгновений провожает его взглядом.

Ангел (Аманде): Извините нас.

Ангел выходит и закрывает за собой дверь. Ганн стоит возле окна, которого мы не видим; на его лицо падают полосы солнечного света, пробивающегося сквозь жалюзи. Ангел останавливается поодаль, за его спиной.

Ганн: Мне не очень хорошо.
Ангел: Ну, знаешь, меня это не удивляет. Как-никак, первый день на работе после отпуска в аду.

Ангел скрещивает руки на груди и ждет.

Ганн (не оборачиваясь): Знаешь, что там было самое скверное? Нет, не подвал. Там ты хотя бы понимал, в каком ты положении. Демон собирался вырезать твое сердце и показать его тебе. Нет. Это была та фальшивая жизнь, которую тебе давали наверху. Жена, дети, все эти маленькие удовольствия, которые должны были сделать семейное счастье безупречным. Но где-то в глубине была: ноющая уверенность, что все это - ложь. Что все улыбки, и свечки на торте на дне рождения, и домашнее задание - все это было просто для того, чтобы прикрыть ужас. (оборачивается к Ангелу) Мы что, только этим тут и занимаемся - просто прикрываем ужас?
Ангел: Нет.
Ганн (начиная срываться): Потому что я не думаю, что смогу и дальше это терпеть. Только не после того, что произошло.
Ангел: Ты должен. Слушай, Ганн. Мне нужно, чтобы ты это перенес, перенес все. (Ганн отворачивается от него и беспокойно переминается с ноги на ногу, не зная, куда себя девать) Тогда мы сможем рассмотреть общую картину и распланировать наш следующий шаг.
Ганн: Ангел: (кивает на закрытую дверь) : она и есть наш следующий шаг.

Дверь открывается и появляется Хармони.

Харм: Э: Ангел, Братство допило свою колу, а от того, что сахар ударил им в голову, они нисколько не:
Ангел: Пусть идут сюда, Хармони.

Ангел идет в кабинет, а Ганн снова поворачивается к окну.

Офис Уэса. Сам Уэс что-то сосредоточенно рассматривает в микроскоп. Стол, как и раньше, завален книгами и рукописями. Появляется Маркус.

Маркус (наклоняется к Уэсу и прищуривает один глаз, будто тоже изучая препарат): Ищем лекарство от рака, мистер Виндам-Прайс?
Уес (не отрываясь от микроскопа): Это было бы невыгодно. Я уверен, что мы много зарабатываем на раке.
Маркус (с усмешкой): Да. Держатель патента - наш клиент. Ну... Так как там научная игра? Я понимаю, что вы всего лишь заместитель, но, э:
Уес (наконец оторвавшись от микроскопа): Вам нужно что-либо конкретное, мистер Гамильтон?
Маркус: Мне просто интересно, не прояснилось ли что-нибудь по поводу Иллирии. Она, знаете ли, беспокоит и нас.
Уес (с иронией): Надо же, точки соприкосновения. Прямо мистика. (снова наклоняется к микроскопу)
Маркус: Она ходячий кошмар, не так ли?
Уес: Хорошо сказано.
Маркус: Вместе с тем, если у нее есть какое-то подобие друга, то им являетесь именно вы.
Уес (горько смеется): Если бы вы знали ее, то поняли бы, насколько абсурдно данное утверждение.
Маркус: Ну, Партнеры знают ее, Уэсли. (Уэс поднимает глаза и очень странно смотрит на Маркуса. Похоже, он что-то понял.) Да. С давних времен. (усмехается) Они не хотят, чтобы она была здесь. Они не хотят, чтобы она... вообще где-нибудь была. (взгляд Уэса делается еще более внимательным и странным) Но они считают, что это ваша проблема, так что:удачной вам битвы. Ах да, я бы посоветовал вам взглянуть на низкочастотное считывающее устройство. Это так, к слову. (уходит)

Уес наклоняется к ноутбуку, который стоит рядом с микроскопом. На экране видна схема здания, а внутри нее - ярко светящаяся, пульсирующая синяя точка.

Коридор Вольфрам и Харт. Иллирия куда-то идет, за ней еле поспевает Лорн, который больше уже не прячется.

Лорн (в рацию): Я повторяю, Синяя Птичка поумнела. Тайный Демон раскрыт. Прием: Алло? Это вообще включено?

Лорн трясет рацией, потом с резким щелчком выключает ее и нагонает Иллирию.

Лорн (запыхавшись и, видимо, несколько стесняясь всей создавшейся ситуации): Эй, Лири, скажи-ка, когда ты меня подловила? В лифте? Там ведь было нелегко.
Иллирия: Вампир играет в детские игры.
Лорн (голосом, по которому понятно, что и сам он от этих 'игр' не в восторге): А, салочки, ты водишь, дорогая.

Офис Ангела. Входят демоны-сектанты в балахонах..

Демон: Аманда. (раскрывает руки навстречу Аманде, та встает с улыбкой; неестественно радостным голосом, явно переигрывая) Ты выглядишь великолепно, а? А? (берет Аманду за руки) Так полна жизни. Итак, как там наша маленькая пекущаяся булочка? Надеюсь, все так же ощутимо пинается.

Ганн сидит за столом и перелистывает какую-то тетрадь. Услышав демонов, он поднимает глаза и с неприязнью смотрит на них.

Другой демон (таким же тоном): Третий триместр. (он и другой его сотоварищ поднимают вверх большие пальцы)
Демон (подчеркнуто заботливо): Повышалось давление, была одышка? (Аманда кивает) Ну, это нормально. Ты принимаешь черный кохош, который мы прислали?
Аманда: Ага.
Демон: Чудненько. Бипмер сделал несколько вырезок статей из 'Здоровой беременности' за этот месяц. Ты их тебе перешлем.
Ангел: Если мы готовы, то давайте начнем.
Демон: А! Хорошо, хорошо. (мельком просматривают контракт и подписывает) И: тут: и готово. (Демон дает Аманде ручку) Вот здесь, Аманда.
Ганн: Подождите минутку. Гордабак?
Демон (пытается увильнуть от вопроса): Да. (делая неопределенное движение пальцами обеих рук, беспечным тоном) Гордабак. (указывает Аманде на место, где надо расписаться) Просто подпиши вот здесь, мамочка.
Ганн: Нет, постойте. Я просто хочу уточнить этот пункт. 'Ребенка будут лелеять, поклоняться и держать на святой диете из ягод, мяса панды и мочи.'

Аманда удивленно вскидывает брови.

Демон (Аманде, подмигивая и состроив гримасу): Ну, это освященная моча.
Ганн: 'И в возрасте 13 лет он будет приготовлен для ритуала Гордабак'.
Аманда (теперь уже серьезно растерявшись, вопросительно глядя на сидящего рядом демона): Это что, вроде Бар-мицвы?

/Бар-мицва или Бат-мицва - еврейский обряд, производимый над подростками тринадцати лет (мальчиами и девочками соответственно) и знаменующий наступление зрелости/.

Демон: Ну, там будут подарки.
Ганн: Аманда: это ритуальное жертвопри:
Демон (ударяет обеими кулаками по столу и орет что было мочи): Ты чей адвокат?!

Дверь распахивается и в кабинет входит Иллирия.

Иллирия (Ангелу): Ты поговоришь со мной.
Ангел (раздраженно, с сарказмом): Ну да. Прямо сейчас, когда я кое-чем занят.
Иллирия (в ярости): Тогда я это прекращу.
Ангел (встает): Ну, ладно. (демоны тоже встают)
Демон: А это кто?
Ангел (Иллирии): Иди со мной. (оба выходят)

Прямо за дверью стоит Лорн и пытается связаться с Ангелом.

Лорн (почти кричит в рацию): Ты хоть когда-нибудь ответишь? Прием! (видит Ангела) Эй, эй, твоя штучка вообще включена? (Ангел отмахивается) А, тогда я просто подожду здесь.

Ангел быстро идет по корридору, потом резко оборачивается к Иллирии.

Ангел (более чем раздраженно): Не смей прерывать нашу работу! Поняла меня?
Иллирия: Что это, яд? Магия? (слегка склоняет голову набок) Такая сила впечатляет меня. Но что бы вы ни сделали, это вас не спасет. Делать что-либо, кроме как подчиниться моей воле - абсурдно, но вы еще замышляеете: (сгибается от боли)
Ангел: Мы ничего с тобой не делали.
Иллирия: Зависть. Зависть планктона к океану, который его носит.
Ангел: Да, отлично. Слушай, у меня дела:

Ангел пытается уйти. Иллирия хватает его за воротник и поднимает над собой.

Иллирия: Глупые обезьяны. Моя гибель не предотвратит вашего вымирания. Что вы сделали со мной?!
Ангел зло: Убери от меня свои чертовы руки!

Иллирия отпускает Ангела.

Иллирия: Ты не знаешь. Пока. Еще слишком рано. (уходит)

Ангел провожает ее взглядом. Откуда-то выныривает Лорн.

Лорн: Тссс: Чтобы у нас все получилось, ты должен держать эту свою штучку включенной, договорились?

Ангел в сердцах сбивает с него шляпу.

Лорн (возмущенно): Нечего сказать, взросло.

Навстечу Ангелу идет Харм.

Харм: Босс, там в твоем офисе становится немного шумно.

Ангел (отмахиваясь): Пусть Ганн об этом позаботится.

Офис Уэса. Входит Ангел.

Ангел (крайне раздраженно): Иллирия окончательно слетела с катушек. Она вне себя от ярости.

Уэс ставит на стол объемистый ящик серебристого цвета. Рядом за ноутбуком что-то делает Спайк.

Спайк: Ну, как знать? Вчера она провела два часа в мысленном слиянии с комнатным папоротником.
Ангел: Она думает, что я пытаюсь ее убить.
Уес (резко): А что, это не так?
Ангел: Скажи мне, что ты нашел хоть какой-то выход, Уэс. Какой угодно.
Уес: Она находится в нестабильном состоянии. (подходит к Спайку и тоже смотрит на экран) Точнее, она перегружена. Похоже, начинает распадаться связь между ее сущностью демона и телом, в котором она обитает. Будто ее человеческая часть больше не может удержать в себе демоническую мощь.
Спайк: Угу. Мы думаем, что у нее поломался движок и теперь она разливает бензин по всему зданию.
Уес: Она идет к саморазрушению. Очень сильному и скорому.
Ангел: И ты собирался рассказать мне об этом: когда?
Уес: Я и не собирался. Спайк и я хотели сами об этом позаботиться. (снова подходит к ящику)
Спайк: Мы уверены в наших целях и стремимся сделать себе карьеру.
Уес: Хорошая новость в том, что поломка в ее движке может дать нам возможность до нее добраться. (достает из ящика оружие, точно такое же, как Иллирия видела в своем видении) Это генератор Мутари. Он создаст крошечный проход в бесконечное пространство, находящееся вне всех других измерений, своего рода отрицательно заряженную вспомогательную вселенную. Это должно вытянуть из Иллирии ее силу, ее лучистую сущность, посредством:
Ангел (перебивает): Уэс. Это ее убьет?
Уес: Да. (Спайку) Ну, пошли?
Ангел: Мы должны узнать, где она:
Спайк (берет ноутбук, раскрывает его и показывает Ангелу; синяя точка увеличилась размерах и стала пульсировать еще заметнее): А, вот здесь. Похоже, в тренировочной комнате. И бензин из нее хлещет, что из твоего гейзера.

Корридор. Впереди с оружием в руках идет Уэс, Ангел и Спайк несколько отстают.

Спайк: Итак, какого ущерба нам ожидать, если Иллирия устроит нам Чернобыль?
Уес: По скромным подсчетам - несколько городских кварталов.
Ангел: А если по нескромным?
Уес: 'Ренд и МакНелли' придется переделать свои географические карты.

У дверей тренировочного помещения стоит Лорн с рацией.

Ангел (мимоходом, Лорну): Она там, внутри?
Лорн: Да ты хоть знаешь, как пользоваться этой штукой? (машет рацией, Ангел не обращает на него ни малейшего внимания) Как странно. Я и не видел, как она ушла.

Спайк: В том-то и дело. Не всегда видно, когда она:

Спайк вдруг вскрикивает и через мгновение превращается в пыль. Сзади стоит Иллирия с колом в руке и почти тут же сгибается от боли в животе.

Уес: Иллирия!
Ангел бросаясь к Иллирии: Давай, Уэс!

Иллирия бьет ногой Ангела, тот отлетает к стене. Почти не глядя, она бросает в Уэса какое-то оружие - не то кол, не то книжал или дротик с деревянной рукояткой - и попадает прямо в сердце. Потом ударяет Лорна в грудь кулаком и пробивает его насквозь. Ангел делает вампирское лицо и нападает на Иллирию, та хватает со стены боевой топор и на лету отрубает ему голову. Он превращается в пыль. Иллирия наблюдает, как облачко этой пыли ударяется о стену. На ее губах появляется улыбка Сфинкса - спокойная, самодовольная и немного загадочная.

Тренировочное помещение. Иллирия с боевым топором в руках, улыбаясь, смотрит на лежащие кругом трупы. Вдруг у нее опять начинается приступ боли, а когда он проходит, она видит себя в сцене из прошлого, где она обвиняет в своем состоянии Ангела.

Ангел: Мы ничего с тобой не делали.
Иллирия: Зависть. Зависть планктона к океану, который его носит.
Ангел: Да, отлично. Слушай, у меня дела:

Ангел пытается уйти. Иллирия хватает его за воротник и поднимает над собой.

Иллирия: Глупые обезьяны. Моя гибель не предотвратит вашего вымирания. Что вы сделали со мной?!
Ангел: Убери от меня свои чертовы руки!

Иллирия снова сгибается от боли и оказывается в офисе Уэса. Стакан с водой в очередной раз летит со стола. Но теперь рядом с Иллирией оказывается Ангел, и судя по его жестам, он отнюдь не в восторге от случившегося.

Уес (Иллирии): Ты в порядке?
Ангел (мечется туда-сюда и орет): Нет, я не в порядке. Какого черта ты со мной сделала?
Уес (удивленно): Ангел.
Иллирия: Тебя тут раньше не было.
Уес (не понимая): Кто: где был: что тут произошло?
Иллирия: Отклонение временной линии. Все было не так. (сгибается, схватившись за живот, и кричит от боли)

Очнувшись, Иллирия обнаруживает, что она оказалась в адском измерении ВХ, откуда недавно спасла Ганна. Только на этот раз Ангел также находится с ней.

Ангел (оглядываясь по сторонам в панике и, похоже, в совершенной ярости): Черт побери! Что, к чертовой матери, это было такое?
Иллирия: Ты преследовал меня.
Ангел: Ганн?
Иллирия: Ты шел по моим следам.
Ангел: Это удерживающее измерение.
Иллирия: Как вы, черви, смогли этого достичь?
Ангел: Мы не смогли. Мы: достичь чего?
Иллирия: Вы вырвали меня из линейной прогрессии, порвали мою временную линию в клочья и сшили их снова в неправильной последовательности.
Ангел: Ты что, шутишь?!
Иллирия: Вы заключили меня в этом исковерканном временном интервале, в мгновениях, которые повторяются снова и снова без изменения. (неуверенно) Но я не говорила этих слов. Я сорвала медальон. Я подняла его со стола. Мы говорили. И демон напал опять.

Мы видим демона, который как раз очнулся и снова бежит на них. Иллирия оборачивается и дает ему такого пинка, что он снова отлетает к стене и больше не подает признаков жизни.

Иллирия: Это все твои ученые? Как вам удается поворачивать время подобным образом?
Ангел: Это не мы. Нашей силы недостаточно, чтобы:

Ангел получает по морде от Иллирии и отлетает к стене.

Иллирия: Ты хоть знаешь, кем вы были, когда я была молодой? Вы были грязью у наших ног. Мы называли вас 'илом, который поглощает самое себя'. Ночью вы были более приятны. Вы искрились и вы воняли. Вы точно так же воняете по сей день!
Ангел: Ты хоть когда-нибудь заткнешься?
Иллирия: Что?
Ангел (в ярости): Боже мой, ну и разглагольствуешь же ты. (Сам на себя посмотри. Ей, значит, нельзя, а тебе можно?) Тебе никогда не приходило в голову, что сейчас не самое подходящее время для историй типа 'когда мы были грязью'?
Иллирия: Как ты смеешь так со мной разговаривать...
Ангел (орет): Да, смею. И да, мы ищем способ обуздать тебя, любым способом, каким только сможем. Мне не нужно, чтобы вокруг беспрепятственно прыгал неизвестный фактор вроде тебя.
Иллирия (в шоке от того, как неуважительно Ангел выражается): Прыгал?!
Ангел (орет): Да, и я знаю, что ты бы сделала то же самое, будь ты на моем месте. Я знаю это совершенно точно. Но это - мое королевство, барышня, а не ваше!
Иллирия (орет в ответ): Твое королевство! Я - Иллирия, бог и повелитель изначального, создатель вещей!
Ангел (орет): Да, это было тогда -

Иллирия снова сгибается от боли и кричит. Ангел видит, что теперь они уже стоят в тренировочном помещении.

Ангел: А это... (осматривается по сторонам и начинает говорить тише) сейчас.
Иллирия (теперь уже с боевым топором в руках): Да. Не осталось ничего, что было раньше, верно?
Ангел (видит тела Уэса и Лорна): Нет:
Иллирия: Вот плоды вашей попытки убить меня. Твое королевство обратилось в прах и тухлый ветер. (втыкает в деревянный пол свой боевой топор и склоняет голову набок) Я убила беловолосого первым.
Ангел: Не может быть.
Иллирия (снова берет топор): А потом Уесли, когда тот поднял свое оружие: и твоего демона-клоуна, застывшего от ужаса.
Ангел (тихо): А я - следующий.
Иллирия: Нет, вампир. (бросает топор к стене, на кучку пыли, оставшуюся от Ангела) Ты был последним.
Ангел: Почему?
Иллирия: Ты ничего об этом не знаешь. Ты принадлежишь более ранней точке на временной линии. Ты - парадокс. Ты - невозможность.
Ангел: Мы напали на тебя.
Иллирия: Я не дала вам такой возможности. Именно этому учишься, когда становишься правителем. (сгибается от боли, но продолжает смотреть на Ангела; когда боль немного проходит, начинает медленно кружить вокруг него) Ты учишься разрушать все, что не является полностью твоим. Единственное, что бывает важным - это победа. Именно так и сохраняется твоя власть. А ты - раб безумной выдумки. Ты морален. Истинный правитель не более морален, чем ураган, которой был бы пуст, если бы не мощь его ветра. (стонет, сгибается и все-таки продолжает смотреть на Ангела) Но ты: ты пойман в сети Волка, Овна и Оленя. Здесь так много мощи, а ты придираешься к ее цене. (смотрит ему прямо в глаза) Если ты хочешь выиграть войну, ты не должен служить никому, кроме собственных целей. (снова сгибается и хватается за голову, делает судорожный шаг назад) О, ты не лгал. Мое уничтожение дело не твоих рук, и не твоих людей. Что-то сломалось внутри меня. (хватается за голову, кричит) Моя мощь слишком велика! Теперь я это знаю, как узнавала это всякий раз, когда доходила до этого момента.
Ангел: Иллирия, если я здесь, если я парадокс, тогда все это можно изменить, верно? Ты говорила, что все меняется - то, что ты говорила, что ты делала. Значит, ты можешь изменить конечный результат!
Иллирия: Изменение - постоянно. Но вместе с тем все остается прежним.

По щеке Иллирия идет светящаяся синяя трещина. Ее тело распадается на части, распространяя вокруг ярко-синий свет, и наконец взрывается. Ангела сносит назад взрывной волной.

Ангел приходит в себя в корридоре ВХ. Впереди него идут Спайк и Уэс с оружием в руках, направляясь в тренировочное помещение.

Спайк: Итак, какого ущерба нам ожидать, если Иллирия устроит нам Чернобыль?
Уес: По скромным подсчетам - несколько городских кварталов. (оборачивается на стон только что материализовавшегося за его спиной Ангела)
Ангел (выпрямляется, удивленно): Уес, ты живой. Иллирия саморазрушается. Она - бомба замедленного действия.
Спайк: Что, читал сегодняшнюю газету, да?

Уэс и Спайк разворачиваются и идут дальше, Ангел пытается не отстать.

Ангел: Что?
Спайк: Мы уже битых десять минут только об этом и трепемся.
Ангел: Нет, нет, нет. Я только что вышел из комнаты совещаний с Иллирией. Она схватита меня и мы перенеслись сквозь время. Я не думаю, что она вообще-то хотела этого. Она перегружена. Она вот-вот взорвется.
Уес (успокаивающе): Да, мы знаем. Ангел, мы все это уже обговорили. (Когда эту серию обсуждали на 'Tea at the Ford', кто-то сказал: а ведь похоже, что Уэсу известно про смещение времени, как бы странно это ни звучало. Порой мне кажется, что так оно и было).

Уес и Спайк входят в тренировочное помещение и в дверях встречаются с Лорном. Тот, как и в прошлый раз, машет своей рацией у Ангела перед носом.

Лорн: Ты хоть знаешь, как пользоваться этой штукой? (идет за остальными)

Ангел, Уэс, Спайк и Лорн заходят в тренировочное помещение. Кажется, что кроме них в нем нет никого.

Ангел (очень взволнованно): Уэс, ее беспорядочно швыряет туда-сюда во времени. Она уже знает, что произойдет. Она это видела. Она знает, что мы хотим ее убить.
Уес: Да, она и мне так сказала.

Ангел видит, что все они теперь в сборе и расположились точно так же, как и раньше.

Ангел: Ребята: это нехорошо.
Лорн: Как странно. Я и не видел, как она ушла.
Спайк: В том-то и дело.
Ангел (тихо, вспоминая слова Иллирии): 'Убила беловолосого первым'.
Спайк: Не всегда видно, когда она:

Ангел отталкивает Спайка в сторону и получает кол вместо него. Но удар Иллирии, рассчитанный на более низкорослого Спайка, приходится ему не в сердце, а несколько ниже.

Ангел (стонет от боли): Подождите, подождите: (вытягивает из своего тела кол, снова стонет) Иллирия, подожди. Прошу. Уэс, опусти эту штуку. Спайк, ни с места.
Иллирия: И это: все меняется. (стонет и хватается за голову)
Ангел: Я знаю, что происходит. Я знаю, что ты нас всех убьешь.
Спайк: Что-то больно пессимистично, а?
Ангел Иллирии: И затем ты дрожишь и бьешься в конвульсиях от боли: и затем мощь в тебе взрывается.
Иллирия: Ты - Ангел из прошлого. Ты шел по моим следам.
Ангел: Ты больше не правитель. Твое царствие прошло, поглощенное временем.
Иллирия: И мы уже говорили об этом.
Ангел: Ты взорвалась. Я был там. Взрыв был так силен, что отбросил меня назад во времени. Понятия не имею, что произошло со зданием.
Уес: Скорее уж со всем континентальным шельфом.
Ангел: Я должен это остановить. Понимаешь? Я не могу позволить твоей смерти смести мое:
Иллирия: Твое королевство?!
Ангел: Да, конечно, как тебе угодно. (Ну вот, наконец-то добрались до самого главного. Похоже, что его прежде всего волновало именно присутствие еще одного доминантного альфа-вожака, который того и гляди отобьет у него территорию и влияние. А уж потом - те люди, которых Иллирия могла поставить под угрозу).
Иллирия (Уэсу): Ты просишь меня позволить тебе убить меня.
Спайк: Если ты согласишься, это уже не будет убийством.
Уес: Никто не собирается тебя убивать. Это приспособление не убьет тебя.
Ангел: Что? Ты же сказал:
Уес (таким тоном, каким обычно говорят 'отстань'): Я солгал.

Как видно, слов у Ангела у не находится, и он только молча качает головой.

Уес: Иллирия, это приспособление вытянет из тебя излишнюю энергию безо всякого вреда. Это позволит тебе выжить.
Иллирия: Убийство не входило в твои намерения?
Уес: Нет. Никогда.
Лорн: Ну, раз вреда нет, стало быть, и предательства тоже.
Иллирия: Но ты пытался уничтожить меня, чтобы вернуть Фред.
Уес: Это не сработало. Это провалилось. Теперь я знаю, что ты - это все, что осталось.
Иллирия: Ты хочешь отнять мою мощь: чтобы я смогла выжить. Но я и есть моя мощь. И я предпочту превратиться в гигантский кратер, нежели стать похожей на вас.

Иллирия пинает Уеса в живот, тот отлетает в сторону. Спайк нападает и ударяет ее ногой в лицо.

Иллирия: Я вас убью. Вот как это закончится.

Теперь на Спайка нападает Иллирия, но он хватает ее и отшвыривает к стене.

Спайк: Что?! Мы тебя малость обставили, а? (До сих пор не могу подыскать объяснения выражению его лица. Такого выражения не может быть у Спайка, который с таким азартом сражался с Никки Вуд или Истребительницей-китаянкой и получал особое удовольствие от того, что находился на волосок от гибели. И тем более его не может быть у Спайка, который горел в столбе пламени и смеялся от радости. Это явно не тот человек, который станет бояться за собственную шкуру.)

Спайк нападает на Иллиию; та взмахивает рукой и замедляет время. Пока все очень медленно поднимаются, она уже собирается уйти, но опять сгибается от боли. Время снова начинает идти привычным чередом.

Ангел (встает): Иллирия, теперь будущее можно изменить. Ты можешь выбрать другой путь.
Иллирия: И быть никем.
Ангел: И быть тем, кем ты есть. Борьба за то, чем ты была: вот что разрушает тебя. (Конечно, в теории все очень правильно, но лучше бы он почаще напоминал об этом прежде всего самому себе. А то, судя по всему, его только и хватает, тобы указывать другим, зато сам он как топтался все в том же заколдованном кругу, что и много лет назад, так и топчется до сих пор, и никаких изменений тут не предвидится.)
Иллирия (Уэсу): Ты бы сделал со мной такое?
Уес: Как бы там ни было, я бы пытался. Всякий раз. (да, похоже, он действительно знает про искажение врмени)
Иллирия (тяжело дыша): Я обладаю великим изяществом - гораздо большим, нежели в состоянии выразить этот мешок с костями. Я была безупречным воплощением власти. (на щеке Иллирии появляется светящаяся синяя трещина) Я возлагаю ответственность за эту слабость на вашу расу. (ее тело начинает распадаться на части, из трещин брызжет ярко-синий свет) (как-то вдруг вспомнилось 'I'm not scared. I'm not scared. I'm not scared', хотя не думаю, что это в Иллирии от Фред - просто, видимо, это существо всегда было мужественным)
Уес: Справедливо. (направляет свое оружие на Иллирию и нажимает на спуск)

Из оружия в живот Иллирии ударяет луч. Спайк выглядит потрясенным и слегка приподнимает брови. Лорна передергивает, он пятится подальше. Ангел сосредоточенно наблюдает. Лицо Уэса остается совершенно непроницаемым. Когда трещины на теле Иллирии вновь закрываются, он выключает свое оружие и Иллирия падает на пол. По ее телу проходит судорога.

Уес (осторожно подходит): Иллирия:?
Иллирия (слабым голосом): Тронь меня и умрешь, паразит.
Спайк: Не особо что и изменилось, а?
Уес (сочувствующе глядя на Иллирию): Изменилось все. (ух, как вы ВСЕ мне не нравитесь в этой серии)

Чуть позже. Иллирия лежит на полу в тренировочной комнате в странной позе, будто хотела встать, но передумала и так и замерла в полулежачем положении. Похоже, что она сосредоточенно изучает сложенные перед собой ладони, так же, как люди в определенном душевном состоянии иногда рассматривают трещины в стене. Ангел и Уэс наблюдают снаружи сквозь смотровое стекло.

Ангел: Итак, каков прогноз?
Уес: Она не сможет останавливать время: или проходить через измерения. Подозреваю, что и ее физическая сила несколько уменьшилась.
Ангел: Именно это я и хотел услышать. Ты будешь с ней, да?
Уес: Да.
Ангел (вздыхает): Уес: Мне не нравится, куда все это движется. Мне не нравится, до чего уже дошло.
Уес: Я не влюблен в это существо, Ангел. Но: почему-то оно мне сейчас необходимо.
Ангел: Да. Просто это странно.
Уес: Я знаю. Может оказаться, что она все еще представляет для нас трудности. Большая часть того, чем она была, осталась нетронутой. Сомневаюсь, что она когда-нибудь прекратит пытаться завоевать: все.
Ангел: 'Не служи никому, кроме собственных целей'. (как симптоматично - как раз к этому меньше всего стоило бы прислушиваться, но именно оно больше всего соответствовало настрою самого Ангела) (оборачивается, чтобы уйти)
Уес: Что это?
Ангел (оборачиваясь к Уэсу): Я думаю, что ты тогда был прав: насчет того, что Иллирия представляет для нас ценность. Кто знает, может, она все-таки вступит в команду. (уходит)

Помещение для конференций рядом с кабинетом Ангела. Аманда ждет внутри, пока Ганн спорит с демонами из Братства Свирепых за дверью.

Демон: Мы жаждали этого ребенка десятилетиями. Мы не можем теперь отступиться!
Ганн: Только согласие матери может освятить эту сделку.
Демон: Именно оно у нас и имеется.
Ганн: Да? Покажите мне его.
Демон: Это принципиальная договоренность. Ребенок - наш.
Ганн: Я могу опровергнуть это в зале суда. Вот увидите.
Демон: Но мы платим вам!
Ганн: Мы не возьмем ваших денег!

В это время Маркус разговаривает с главой Братства.

Маркус: Я понимаю, Ваше Святейшество. Полностью.
Демон (кричит): Если этот сумасшещший осквернит это, наши орды сравняют это место с землей. От каждого из них и зуба не останется!
Маркус: Ну, это будет больше: (замечает Ангела, который только что вышел из лифта, и делает жест в его сторону) : дело Ангела, а не мое.
Демон: Она не проживет и дня.
Ганн: Думаешь, мы не сможем защитить ее?!
Демон: Свирепые везде. Мы - сила природы.
Ангел: Ганн. Ребенок принадлежит Свирепым.
Ганн (не понимая): Что? Она ничего еще не подписывала. На бумаге ничего нет.
Ангел (не обращает внимания на Ганна и поворачивается к демонам): Господа. (идет в помещение для конференций, демоны следуют за ним)
Ганн (кричит вслед Ангелу): Ангел. Что ты делаешь?
Ангел: То, что полагается. Служу нашим клиентам. (заходит в помещение для конференций и закрывает за собой дверь)


 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан