Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
ГЛУБЖЕ И ГЛУБЖЕ

Ангел сидит в одиночестве за столом для совещаний и смотрит на целый ряд пустых стульев прямо перед собой, нетерпеливо барабаня пальцами по столу. Наконец откидывает голову назад, разминая шею, начинает перекладывать и собирать в стопки какие-то бумаги, но потом откладывает их в сторону. Наклоняется вперед и с несколько секунд смотрит на телефон внутреннего пользования, прежде чем нетерпеливо нажать одну из кнопок.

Ангел: Хармони!
Голос Харм: Я знаю! Я всем звонила. Они просто:
Ангел (раздраженно): Отсутствуют. Сам вижу. Будь они здесь, я бы не был один. Почему я один?
Харм (входит): Ну, ты можешь быть редкостным брюзгой.

Ангел нажимает другую кнопку на телефоне и отключает его, потом поднимает глаза и смотрит на Харм.

Ангел: А совещание?
Харм: Все заняты чем-нибудь другим, босс. Уесли нянчится с мисс 'Когда-то я правила миром, падите ниц предо мной, ничтожные рабы'. (упирает руки в бока и качает головой) Напомни-ка мне еще разок, почему мы ее до сих пор не убили?
Ангел терпеливо: Ганн?
Харм (задумчиво, вздыхает): Может быть: если бы у нас был по-настоящему большой: (здесь игра слов, имя Ганн звучит как 'пистолет')
Ангел (нетерпеливо): Где Ганн?
Харм (встает): А. Все еще в больнице. Ну, знаешь, после того, как Уэсли:(показывает удар ножом) а Лорн вроде как изображает из себя пропавшего без вести, с тех пор, как:
Ангел: Фред.
Харм (грустно, кивает головой): Ладушки тогда. (пожимает плечами с наигранной бодростью и уходит)

Входит Спайк с дипломатом внушительных размеров.

Спайк: А где остальная команда?
Ангел: Не придет, судя по всему.
Спайк: Но это же важное совещание.
Ангел: Хоть кто-то да:
Спайк: Мое первое официальное совещание в качестве очень свободно присоединеного члена: как там мы называемся? (кладет свой дипломат на стол) Только не говори мне, что мы Скубики.

(Скуби-Ду - мультсериал о говорящем доге и четырех подростках, которые всем помогают. Название стало нарицательным. Спайк ранее постоянно называл команду Баффи 'скубики'.)

Ангел: У нас нет:
Спайк: Названия? Ну, наверное, так даже лучше. А то ты бы захотел, чтобы мы назывались 'Ангеловыми мстителями' или чем-нибудь в том же духе.
Ангел (хмурясь, насмешливо): 'Ангеловы мстители', это: (останавливается и задумывается, похоже, что название ему все-таки понравилось)
Спайк (садится): Так что у нас на повестке дня? (сует в свой дипломат руку и что-то достает)

Ангел (наклоняется над бумагами): Э, у меня есть задания для людей:

Раздается громкий звук открываемой жестянки. Ангел поднимает голову и крайне раздраженно смотрит на Спайка, у которого в руке появилась банка с пивом.

Спайк (невинно): Что? Я же слушаю. (приподнимает банку) С пивом. (пьет)
Ангел (сердито): А ну тебя. Знаешь что? Это не совещание. Это ты в очередной раз действуешь мне на нервы. (встает, тяжело вздыхает и отходит к окну)

Спайк берет одну из бумаг со стола Ангела.

Спайк: Ух ты, выделенный текст. Здорово. (начинает читать, потом поднимает бумагу и возмущенно сует ее Ангелу) Почему я всегда в разведке? Я должен бы получить что-нибудь первокласное и крутое, вроде 'спасти девушку' или 'украсть изумруд вместе с девушкой'.
Ангел (смотрит в пол): Красивый мужчина, спаси меня от чудовищ.
Спайк: Вот именно! Или: (пауза) : что это было?
Ангел: Это первое, что сказала мне Фред. В Пайлии. (начинает ходить взад-вперед) Она была загнана в угол, пряталась, ей было страшно. Она была почти сумасшедшая. (кивает) Нет, она была совсем сумасшедшая. Но мужественная. Я не должен был позволить ей придти сюда. Здесь всегда происходит что-нибудь дурное.
Спайк (серьезно): Должен с прискорбием сообщить тебе, что дурное случается повсюду. К тому же, она хотела быть здесь. Она сама это выбрала.
Ангел: Разве?

Спайк с тревогой вглядывается в лицо Ангела.

Спайк: Черт. (встает) Ты ведь задумал какую-нибудь глупость, а?
Ангел: Я уже ее сделал. Я пришел сюда. И каждый день лгал самому себе, что делаю мир лучше.
Спайк: Добро пожаловать на планету Земля. Все мы каждый день подвешиваем себе улыбку, а на самом-то деле нам только и хочется, что оттрахать жену соседа и свистнуть его деньги. Ну, а заодно постараться не думать о том, что в это время третья часть всего населения помирает с голоду. (подходит к окну и смотрит на улицу)
Ангел: Я не хочу сказать, что я могу все исправить. Я просто: я: должен сделать больше. У Старших Партнеров есть план.
Спайк (насмешливо): Ах да, пророчество. Тот самый много и часто любимый апокалипсис, о котором ты постоянно болтаешь.
Ангел: Да, который из апокалипсисов - тот, что был в прошлом году? Или в позапрошлом? Нет, Старшие Партнеры что-то задумали, и я не хочу ждать, пока они это выплеснут на нас. Хватит действовать на ощупь.
Спайк вздыхает и подходит ближе: Ладно тогда. Может, было бы полегче, если бы мы знали кого-нибудь, кто связан с большими парнями напрямую.

Ангел смотрит на него. Похоже, он что-то придумал.

Квартира Евы. Спайк и Ангел стоят бок о бок, скрестив руки на груди, и смотрят на хозяйку квартиры.

Ева: Ни за что. Даже если бы моя связь со Старшими Партнерами не была полностью прервана, я зареклась помогать вам.
Ангел: Это не переговоры, Ева.
Ева (насмешливо): О, как я испугалась. Что ты можешь сделать со мной? Я торчу в этом доме уже которую неделю и не могу выйти, как...
Спайк: Крыса? Змея? Змеекрыса с маленькими бегающими глазками?
Ангел: Нет, Ева, выйти-то ты можешь. Но ты прячешься. Ты знаешь: стоит тебе выглянуть за дверь, выйти из-под защиты этих символов, которые делают тебя невидимой для Партнеров, как они тут же тебя вычислят. (подходит ближе) Так что можешь не трудиться и не давить на жалость. Единственное, что тебя заботит - это спасение своей собственной шкуры.
Ева: То единственное, что меня заботило - его больше нет. Ты сдал его Старшим Партнерам, позволил им засосать его в:
Ангел резко: И могу сделать то же самое с тобой. Могу рассказать им, как найти тебя несмотря на твою охранную систему.
Ева: Но ты этого не сделаешь:
Ангел: Не сделаю, если ты расскажешь мне все, что я хочу знать.

Где-то вне дома раздается глухой гул. Стены начинают дрожать, как при землетрясении. С них постепенно исчезают защитные иероглифы.

Ева: Ублюдок! Ты им сказал! Ты:
Ангел: Это не я.
Ева: О, Боже. Они идут сюда. (за кадром что-то разбивается, слышен звук разбитого вдребезги стекла) Пожалуйста, не дай им забрать меня. Ангел, пожалуйста, я расскажу. Я расскажу тебе все, что тебе нужно знать.

Ангел смотрит вначале на Еву, потом на дверную ручку, которую кто-то поворачивает снаружи. Дверь слетает с петель и входит мужчина в дорогом сером костюме с белой рубашкой и белым шелковым галстуком. Он оглядывает квартиру, но ни Евы, ни двоих вамрпиров там уже нет. Только шатается и поскрипывает приоткрытая створка окна. Мужчина смотрит на нее и хмурится.

Бар. За стойкой сидит Лорн и слушает, как поет демон-бармен.

Бармен (сильно фальшивит): Леди, твоя любовь - единственная любовь, которая мне нужна, и я хочу, чтобы рядом со мною ты была... (голос срывается) ты моя леди: (спрашивает Лорна) Она скажет 'нет', верно? Надо было купить кольцо побольше.
Лорн (пресным голосом): Свадьба в июне. Будет дождь, так что возьмите шатер.
Бармен: Она скажет 'да'?
Лорн (таким же безразличным тоном): Любовь - чудесная штука, а?
Бармен радостно: Я женюсь?
Лорн: Ага. (пододвигает полупустой бокал, бармен снова наполняет его) Побольше моря и поменьше бриза, а?
Бармен: Теперь для тебя тут все бесплатно.
Лорн: Хорошо.
Бармен: Интересно, может ли объявиться какой-нибудь Карлос Младший? Что ты думаешь по этому поводу?

(Карлос Младший - возможно бразильский футболист. Но может быть какой другой спортсмен, кто знает точно - подскажите.)

Лорн наконец не выдерживает.

Лорна: Я? Я думаю, что устал. Устал до чертиков носить шутовские колокольчики на носках и делать вид, что все будет в порядке. Я думаю, что выгляжу жалко, потому что в последнее время мне было слишком грустно, и я был слишком перепуган, чтобы говорить правду. Поэтому я просто говорю то, что от меня хотят услышать. А главное, я думаю, что выражение 'счастливый час' надо вычеркнуть из аглийского языка. Нет ровным счетом ничего счастливого ни в этом часе, ни в каком другом.
Бармен (пожимает плечами): А.
Лорн: Я знаю вот что - я начал пить, как только узнал, что вот-вот умрет моя любимая девушка. Всякий раз, когда я дохожу до дна стакана, я надеюсь, что эта последняя капля меня вырубит. (пьет)

Бармен вскидывает брови, кивает головой и продолжает прибираться у стойки.

Бармен (тоном, в котором читается 'а не отстал бы ты'): Ясно.
Лорн: План был простой, но он с треском провалился. Поэтому я собираюсь оторвать свою задницу от табурета, прицепить колокольчики и отправиться с улыбкой и прибаутками назад, прямо в утробу очень уродливого зверя. И притвориться, что могу хоть чем-то помочь. Потому что так поступают зеленые человечки. (платит и уходит)

Приемная в здании Вольфрам и Харт. Открывается дверь лифта, из него выходит Ангел, а за ним - Спайк и Ева.

Ангел: Хармони!
Харм: Аюшки?
Ангел: Позвони в охрану, обьяви им красный код тревоги. Никто не должен войти в здание без моего особого разрешения. Я хочу, чтобы у каждого входа, в каждом лифте, на каждой лестнице было по охраннику. Все здание должно быть защищено.
Харм (пожимает плечами): Ладно, но ты ведь знаешь, что это никогда не срабатывает:
Ангел (раздраженно): Хармони!
Харм: Уже бегу. (идет к своему рабочему столу)
Ангел Спайку: Ладно, оставайся с Евой. Если кто-то или что-то сумеет прорваться через охрану - убей его.
Спайк: А ты куда?

Спайк и Ева входят в кабинет Ангела.

Ангел: Повидаться со своим адвокатом.

Больничная палата. На постели сидит Ганн в больничной одежде и читает журнал. Входит Ангел.

Ангел: У нас проблема. Старшие Партнеры нашли Еву. Они послали за ней кого-то. Мне надо знать, в моей ли юрисдикции ее защитить. Какой тут протокол?
Ганн (закрывает журнал и опускает голову): Не знаю.
Ангел: Ясно. Так вот, можешь поразмыслить об этом, когда закончишь читать о важных вещах, вроде: (берет журнал Ганна) :'Больших планов Тристы и Райана насчет малыша'.

(Триста и Райан - знаменитые участники реалити-шоу 'Последний холостяк'. Поженились в 2003 году. Заработали целую кучу бабла.)

Ганн (смотрит в сторону): Я просто не уверен:
Ангел: Ганн, ты заплатил большую цену за то, что у тебя в мозгу, так что пользуйся им.
Ганн (смотрит на Ангела, вздыхает и снова опускает голову): В твоем контракте есть одно условие. В нем говорится, что, как Генеральный директор отделения Вольфрам и Харт, ты можешь издать приказ 'rapio salvus' (лат. 'схватить здорового'). В общем, взять под стражу своенравного работника. Обычно это не используется для защиты, но оно должно сработать.
Ангел: Отлично. Как мне:
Ганн: Я позвоню.
Ангел: Хорошо. (Ангел собирается уходить, но останавливается в дверях) Слушай, Ганн: я знаю, что тебе паршиво, потому что ты приложил руку к тому, что случилось с Фред. Так оно и должно быть. Это будет будить тебя посреди ночи до самого конца твоих дней. Так и будет: потому что ты хороший человек. Ты подписал бумажку, вот и все.
Ганн: Но ведь я знал. Не про Фред, но: когда я подписывал, я знал, что без последствий не обойдется.
Ангел: Знаешь, в том-то все и дело с искуплением - возможностей у тебя всегда будет полно, но ты должен их принимать. Ты не можешь спрятаться в какой-то там больничной палате и притворяться, что все пройдет, потому что так не будет никогда.

Ганн задумывается.

Квартира Фред. Уэс неподвижно сидит и смотрит прямо перед собой. Сзади раздается голос Фред.

Фред: К тебе пришли.
Уес (слегка поворачивает голову): Я думал, что я один.
Фред (обнимает его и целует сзади в шею): И кто же в этом виноват? (обходит Уэса кругом и усаживается перед ним) Расскажи-ка мне анекдот.
Уес (тихо): Два человека вошли в бар. Первый заказал виски с содовой. Второй человек вспомнил кое-что, о чем забыл, и согнулся от боли. Корчась, он упал на пол: а потом сквозь пол, в глубь земли. Он оглянулся на первого человека, но так и не позвал его на помощь. (смотрит на Фред) Они не были настолько близки.
Фред (чуть улыбаясь): Да. Ты всегда знаешь, где ты находишься.
Уес: Это мой особый дар.
Фред (садится к нему на колени и смотрит в глаза): Это только первый слой. Разве ты не хочешь увидеть, как глубоко я зайду?

Уэс просыпается с судорожным вздохом. Он сидит в кресле в темноте; вид у него хуже некуда - он бледен, под глазами темные круги, и, похоже, у него основательное похмелье. Сзади, в глубине комнаты, стоит Иллирия.

Иллирия: Ты сидел очень долго.
Уес: Да. Я задремал.
Иллирия: Ты выпил очень много того яда. (Уэс трет рукой глаза) Ты называл меня множеством имен, призванных ранить чувства, которых у меня больше нет. А потом ты сидел много часов подряд и издавал звуки своим носом.
Уес: Мне снился сон, тупица.
Иллирия: Ты произносил ее имя. Фред.
Уес: Это был кошмар. (делает глоток виски из стоящего рядом стакана) Вряд ли тебе снятся кошмары: или ты спишь, или еще что-нибудь из всей этой человеческой дряни.
Иллирия: В мое время кошмары ходили посреди нас, ходили и танцевали, закалывая своих жертв у всех на виду, выкладывая на всеобщее обозрение их страхи и наихудшие желания. (задумчиво) И все это для того: чтобы нас посмешить.
Уес (с тяжелой иронией): Могу поспорить, что вы веселились прямо как парни из студенческого братства.
Иллирия: А теперь кошмары заперты в головах людей: жалкое эхо самих себя. Интересно, кого они настолько прогневили, чтобы заслужить такую судьбу.
Уес: Наверное, этот мир - это огромное разочарование для тебя.
Иллирия: Горестное.
Уес: Он и меня не особо впечатляет. (снова пьет)
Иллирия (стремительно подходит к Уэсу): Тогда почему ты не уйдешь?

Уес нехорошо задумывается.

Кабинет Ангела. Ева и Спайк.

Ева: Просто блестяще. В самом деле. Они и правда не станут меня здесь искать. (Спайк закатывает глаза) Я умру.
Спайк: Трудно захотеть тебе помочь. (качает головой)
Ангел (входит): А мы и не хотим ей помогать. Но: мы все равно это сделаем. (Еве) Ты под моей защитой.
Ева: Слава богам. (отступает от Ангела)
Ангел: Но, знаешь, я могу отменить эту защиту одним-единственным звонком. Убеди меня не делать этого, Ева.

Ева садится на стул между Спайком и Ангелом, те пристально на нее смотрят.

Ева: Как?
Ангел: Давай начнем с чего-нибудь попроще, а? С тебя.
Ева: С меня?
Ангел: Что ты из себя представляешь? Как ты служишь Старшим Партнерам?
Ева: Я связник. Я связываю. (оба вампира одновременно скрещивают руки на груди) Слушай, что я должна тебе сказать? Я - эльф? Я из Бригадуна?

(Бригадун - мюзикл о мистической шотландской деревне.)

Спайк (закатывает глаза): Если бы мне давали монетку всякий раз, когда я это слышу:
Ева (встает): Ангел, в Вольфрам и Харт есть множество разных уровней. Тут есть такое, чего ты никогда не поймешь. Кто я? Я дитя Старших Партнеров и создана для того, чтобы выполнять их приказания.
Ангел: Ты бессмертна. Что ты здесь делаешь?
Ева: Наблюдаю. Сообщаю им о том, что увидела. Передаю вам послания, если они имеются.
Спайк: Так ты, типа, э, менеджер среднего звена?
Ангел: Что такое Старшие Партнеры, а? Что они:
Ева (качает головой): Не имею понятия.
Ангел: Ева.
Ева: Ты и правда думаешь, что Старшие Партнеры открыли бы мне доступ к такой информации? Ангел, ты так юн для своих лет. У меня есть только те знания, которые Старшие Партнеры намерены мне сообщить. И получаю я их только тогда, когда они того хотят.
Ангел: Неужели ты ничего не знаешь?
Ева: Может быть. (пожимает плечами) Может быть, я знаю многое: но у меня нет к этому доступа. (и Спайк, и Ангел начинают раздраженно ходить туда-сюда) Это закрыто где-то в моей голове, а ключа у меня нет. (Спайк и Ангел вздыхают и садятся по разные стороны комнаты)

Ева (Ангелу):Знаешь, что тут самое смешное? Был человек, который мог бы рассказать тебе все, что ты хочешь узнать... но ты позволил Старшим Партнерам забрать его.
Ангел: Линдси.
Ева: Линдси посвятил много лет изучению Старших Партнеров. Больше никто о них столько не знает - о том, что они уже сделали или намереваются сделать.
Ангел (встает, хмурится): Я думал, он преследовал меня. Так ты хочешь сказать, что возвращение Спайка, Предохранитель - все это было связано со Старшими Партнерами?
Ева: Нет. И с тобой тоже. Ты ему очень здорово не нравишься: но может быть, что он знает о тебе больше, чем: ну, больше, чем ты сам.
Ангел: Поэтому-то они его и прибрали.
Спайк: Да. Они не могли допустить, чтобы вы с ним сели побеседовать.
Ева: А сейчас: что ему приходится терпеть...
Ангел: Они его не убили?
Ева: Они захотели бы чтобы он страдал от ужаса. Линдси в каком-нибудь отвратительном: и жутком аду.

Некая комната. Мы видим Линдси, который лежит на роскошных красных простынях и целуется с очень привлекательной блондинкой. Камера показывает их обручальные кольца.

Линдси улыбаясь: Доброе утро.
Жена: Ммм: пока что доброе. (Линдси целует ее в лоб и прижимается к ней)

На кровать прямо между ними прыгает мальчик.

Мальчик (радостно): Прекратите! Вот как у меня появляются сестры.

Родители посмеиваются.

Линдси (с любовью треплет голову сына): О, действительно? Это правда? (смотрит на жену, улыбается) Ну: так что будем сегодня делать?

Чуть позже. Оркестр играет что-то жизнеутверждающее. Из дома выходит улыбающийся Линдси и идет по дорожке, чтобы взять утреннюю газету. Вовсю светит солнце, на ярко-синем небе - ни облачка. Потом ракурс вдруг меняется; мы видим ряд точно таких же домиков, из которых одновременно выходит по мужчине. Мужчины подходят к проезжей дороге, забирают оставленные почтальоном газеты, приветствуют соседей и возвращаются в дома. Линдси по пути подбирает с газона скейт сына, входит в дом и закрывает за собой дверь.

Кабинет Ангела. Спайк расхаживает туда-сюда и выступает. Ангел, Лорн и Ева слушают.

Спайк: Есть тысячи различных видов ада. Есть огненный ад, ледяной ад: (вспоминает) да, ледяной ад. Ад типа 'шиворот-навыворот'.
Ангел (трет лоб рукой): Даже если он в аду, где проходят парады карликовых пуделей, мне все равно плевать. Именно у него есть информация, которая нам нужна.
Спайк: По словам девушки, которая только и живет для того, чтобы снова увидеть своего маленького любимого медвежонка.
Ева: Я не обманываю. (Лорну) Ну, скажи ему, что я не обманываю.
Лорн: Никто не может обмануть, когда поет песню про пина-коладу. Особенно тогда, когда начинается припев.  
Ангел (встает): Если Линдси может рассказать мне, что планируют Старшие Партнеры, то я его хочу. А что касается того, как его заполучить - если у тебя есть идея получше, то я весь внимание.
Спайк: Я этого не говорил. Я просто отметил, что дела наши паршивые. Мы ищем адское измерение в стоге сена. Откуда нам знать:
Ганн (входит): Я знаю. И я могу помочь нам туда попасть.
Ганн теперь похож на себя прежнего - такого, каким он был до прихода в В&Х. Голова у него гладко выбрита и на нем снова уличная одежда: футболка с надписью, бесформенная куртка неопределенного серовато-зеленого оттенка. Костюма как не бывало.
Ангел: Нам?

Ад Линдси. Его жена готовит обед, сам Линдси занимается с сыном.

Линдси: Ладно, начнем с начала. Внешний слой земли называется:
Сын: Кора.
Линдси: А что глубже нее?
Пацан: Ммм: мантия?
Линдси: Ага. А под ней? Давай же. Ты ведь знаешь.
Пацан: Внешнее ядро.
Линдси: А под ним?
Пацан: Внутреннее ядро.
Линдси: А под ним?
Пацан: Глубже него: ничего нет.
Линдси: Ничего, кроме мягкой тягучей сердцевины.
Пацан: Ха-ха!
Жена: Эй, дорогой. (Линдси оборачивается к ней) В духовке только что перегорела лампочка. Мне нужна лампочка из подвала.
Линдси (отворачивается): В кладовке в корридоре должны быть лампочки.
Жена: Там только обычные. Маленькие - внизу.
Линдси (заметно нервничает, смотрит на сына): Ну, Зак, э, Зак как раз собирался рассказать мне о литосфере.
Жена (подходит к Линдси и кладет руку ему на плечо): Вообще-то лампочка мне нужна сейчас.
Линдси (нервно оглядывается по сторонам, медлит): Ладно. Скоро вернусь.

Линдси встает и медленно идет к подвальной двери, не спуская глаз с ее ручки. Подойдя к двери, он кладет на ручку руку, но останавливается в нерешительности и оглядывается на жену.

Жена улыбаясь: Они там, на полке, где мы держим всякие штучки.

Линдси открывает дверь и снова оборачивается к жене. Она подходит к Заку и пристально смотрит на Линдси, все так же улыбаясь. Наконец Линдси решается и начинает спускаться в подвал, держась за перила и с каждым шагом поглядывая за угол, будто оттуда вот-вот что-то появится и набросится на него.

Вольфрам и Харт. Ганн ведет Ангела и Спайка по подземному гаражу. Ганн идет в середине, вампиры - по бокам.

Ганн: Я начал рыться в мозговых файлах, как только Хармони мне сказала. Решил, что там должен быть какой-нибудь прецендент.
Ангел: Ну и?
Ганн: В прошлом у Старших Партнеров были трудности с одним парнем в Токийском отделении. Скорее всего, идея насчет татуировки пришла Линдси в голову тогда, когда он изучал этот случай.
Ангел: И куда бы они ни отослали того парня, это как раз то место, где находится Линдси.
Ганн: Ага.
Спайк: Надеюсь, что это ад с карликовыми пуделями. Огненного ада с меня хватило.  
Ганн: Это не ад. Это измерение-хранилище Вольфрам и Харт.
Ангел (посмеивается): Так, значит, что: Старшие Партнеры еще не решили, что им делать с Линдси?
Ганн: Это их версия штрафной площадки.
Ангел: Отлично. Ну: так как мы туда попадем?
Ганн: Когда нибудь брал Камаро? (бросает Ангелу ключи от машины)

Они останавливаются возле блестящей машины яркого кобальтвого-синего цвета.

Немного позже. Все трое едут в машине. Ангел сидит за рулем, но тот вертится сам по себе.

Ангел: Мне от этого не по себе. А вам как, тоже не по себе?
Спайк (выглядывая с заднего сиденья): Что, никогда не слышал о 'Рыцаре Ездоке'? (сморит на Ангела, потом на Ганна) Ну, 'Рыцарь Индастрис 2000'? 'Ки Ай Ай Ти'? (качает головой) Проехали.

(Спайк говорил о популярном сериале 'Рыцарь Ездок' (1982-1986) о крутом 'современном рыцаре' который колесил на своем крутом говорящем автомобиле.)

Ганн: Машина создана для того, чтобы доставить нас туда. Как только Линдси будет наш, от нас будет зависеть, найдем ли мы Гнев.
Спайк: Гнев? Ну и весело же это будет.
Ганн: Чем бы он ни был, мы должны будем пройти через него, чтобы выбраться.
Ангел: Я никогда раньше не видел эти улицы.
Ганн: В путеводителе нет того места, куда мы едем.
Спайк (безнадежно, со вздохом): Там будет огонь.

Машина въезжает в туннель, прорытый в горном склоне. Когда она вновь из него выныривает, то попадает в яркий солнечный день. Они едут вдоль бесконечного ряда одинаковых домиков.

Спайк: Это не ад. Это пригород. Невелика разница.
Ангел: И это наказание Линдси? За то, что он попытался меня убить? (издает возмущенный звук) Больше похоже на награду.

Квартира Фред. Уэс и Иллирия разговаривают.

Уес (возбужденно): Ты могла бы отправиться куда угодно. Ты могла бы уйти.
Иллирия (грустно): Это невозможно.
Уес: Ну конечно же это возможно. Уж не хочешь ли ты мне сказать, что великая Иллирия, идол многих миллионов, была ограничена одним маленьким измерением?
Иллирия: Я путешествовала по ним, как хотела. Я проходила сквозь непостижимые миры, миры из дыма и полуправды. (отворачивается от Уэса) Миры, полные мучений и неописуемой красоты. (мы видим ее бледное невеселое лицо в зеркале) Опаловые башни, высокие, как маленькие луны. (наклоняется, чтобы дотронуться до чего-то на столике, тепло и задумчиво улыбается; заметно, что эти воспоминания многое для нее значат) Ледники, которые двигались со слепой жаждой. И один мир, в котором не было ничего, кроме креветок. Я утомилась от него довольно быстро. (На моей памяти это единственный случай, когда Иллирия по-настоящему улыбнулась, не будучи в облике Фред)
Уес (вкрадчиво): Тогда зачем тебе оставаться в этом мире? Должен же быть мир более притягательный, ну, может, не тот, с креветками, но какой-нибудь другой. Там бы тебя приветствовали так, как никогда не будут приветствовать здесь. Почему бы тебе не уйти? Ты ведь можешь. Почему бы тебе не уйти?

Иллирия оборачивается и хватает его за горло, но вдруг отталкивает. Похоже, что у нее начинается настоящий приступ паники - она тяжело дышит и мечется по комнате, не находя себе места.

Иллирия: Здесь слишком тесно. Здесь слишком тесно. Я не могу дышать. Я не могу жить с этими стенами. Я не могу дышать. Тут нет места ничему настоящему.
Уес (осторожно): Все хорошо.
Иллирия (в ярости): Мне стоило бы выпотрошить тебя на этом самом месте. Ты провоцируешь меня. Тут недостаточно места, чтобы раскрыть мои челюсти. Мое лицо - не мое. Я не знаю, что оно скажет. (задыхается)
Уес (успокаивающе): Иллирия: пойдем со мной.
Иллирия смотрит на него, слегка склонив голову набок. Постепенно ее дыхание становится более ровным, а яростный оскал начинает исчезать. (Это потрясающе: она ему - 'да тебя выпотрошить мало', а он в ответ - предлагает помощь. И опять же совсем не боится).
Ад Линдси. Снова слышится жизнеутверждающая музыка. Линдси открывает дверь и идет за утренней газетой с таким же радостным выражением лица, как и раньше. Одновременно то же самое делают и все мужчины из соседних домов. Линдси подбирает скейт с лужайки, входит внутрь и закрывает за собой дверь.

Синяя машина наших героев подъезжает к дому. Музыка становится мрачнее.

Спайк (смотрит в окно на залитую солнцем лужайку, которая отделяет машину от крыльца): А, значит, мы начнем прямо с того, чтобы загореться. Просто отлично.
Ангел: Ага. Мы можем прикрыть головы куртками и пуститься бегом.

Ганн открывает дверь. Ангел и Спайк отшатываются, прикрываясь руками, и в один голос орут.

Ангел и Спайк: А!

До Ангела со Спайком наконец начинает доходить, что время идет, а они вроде бы еще не загорелись. Ганн смотрит на них, как будто ничего и не случилось.

Ганн: Вы что, забыли? Это же другое измерение. Здешнее солнце неподжаривающего типа.
Спайк: Я так и понял.
Ангел: А, точно.
Ганн: Мы можем идти?
Ангел: Да. (вылезает из машины, за ним следуют остальные; все трое направляются к двери дома Линдси) Хватаем Линдси и убираемся отсюда.
Ганн: Убьем всякого, кто окажется на нашем пути.
Спайк: А что может оказаться на нашем пути - домашняя шавка, что ли?
Ганн: Это же Вольфрам и Харт. (Спайк звонит в дверь) За этой дверью скорее всего будет что-то уродливое.

Дверь открывает улыбающаяся жена Линдси.

Жена: Чем могу помочь?

Ангел явно растерян. Он выпрямляется и в недоумении смотрит на Спайка, потом опять на жену Линдси.

Ангел (почти заикается): Э, а Линдси дома?
Жена (кивает головой, улыбается): Конечно. Заходите.

Ангел, Спайк и Ганн входят в дом следом за ней.

Жена (зовет Линдси): Дорогой? У нас есть кофе.
Ангел: Нет. Не надо. Спасибо.

Ганн закрывает за собой дверь.

Линдси (спускается по лестнице): Хоккейная клюшка Зака пропала без вести. О. А я и не знал, что у нас гости.
Жена: Пойду поищу и спасу ее. (уходит)
Линдси: Ладно. (гостям) Чем могу помочь, ребята?
Спайк: Кончай прикидываться, Уорд. Джун ушла.

(Сериал - семейная комедия 'Оставьте это Биверу' снят в 1957 - 1963 годах, о семейной чете из типичного пригорода Уорде и Джун, а также об их детях.)

Линдси: Простите?
Ангел: Ты не знаешь, кто мы такие?
Линдси (качает головой): Нет. Вы играете в лиге?
Ангел: Нет, э: я Ангел. А это Спайк и Ганн.
Ганн: Лучше, если ты присядешь.
Линдси (улыбается): Ладно. (кивает на диван) Пожалуйста. Вы по поводу того бесплатного отдыха, который я выиграл? (один раз радостно хлопает в ладоши и садится)
Ганн: Название Вольфрам и Харт тебе ни о чем не говорит? Это юридическая фирма. Ты раньше там работал.
Линдси: Ладно. Ганн, верно? Теперь я знаю одного-единственного юриста - того, что занимается моими штрафами за превышение скорости. (смеется)
Ангел: Ну, тот парень, он ненастоящий.(садится) Тут все ненастоящее. Ты под каким-то заклятием.
Линдси: Что?
Спайк: Короче говоря, ты в аду. Мы пришли освободить тебя.
Линсди: Ладно. Кто вас на это подговорил? Фишер?
Ганн: Это не шутка. Ты в мистической клетке, в альтернативной реальности.
Линдси: Значит, Триш не моя жена, а Зак не мой сын?
Спайк: Наконец-то до него начинает доходить. Ты когда нибудь слышал про нечто под названием Гнев?
Линдси (откидывается назад, смеется): Серьезно, что, Фишер там, снаружи? (встает, раздвигает пальцами жалюзи и выглядывает в окно, все еще смеясь)
Ангел: Линдси, вся эта жизнь - ложь.
Линдси (оборачивается к Ангелу, серьезно): Ладно. Это уже становится не смешно. Думаю, вам пора уйти.

Кабинет Ангела. Очень встревоженная Ева ходит взад-вперед по кабинету. Лорн и Хармони присматривают за ней.

Ева: Что их так задержало? Они уже должны были вернуться.
Харм: Трудно добиться от фирмы примерного времени возвращения, когда дело касается путешествий по другим измерениям. Я уже пробовала.
Ева: Я просто хочу, чтобы он вернулся, и я не хочу умереть.
Лорн: О, успокойся, заяц-трусишка. Никто тебя и пальцем не тронет без разрешения Ангела.
Харм: Ага. У меня четкие инструкции. Никаких пыток. Ты в полной безопасности.
Ева: Вы не понимаете. Какие-то глупые юридические приказы не будут иметь значения. Старшие партнеры:
Лорн: Никто не сможет пробить наши пуленепробиваемые двери, если только наш бесстрашный лидер этого не прикажет. Это место - настоящая крепость. (включается сигнализация)
Харм: Ой.
Лорн (нервно Еве): То существо, что тебя преследует - оно как, очень опасное? Как бы ты оценила его на шкале от единицы до Терминатора?

Из лифта выходит тот мужчина в костюме, который раньше побывал в кваритре у Евы. Оглядывается по сторонам и решительно направляется к ним.

Ева (плачет): О, Боже. Он здесь.
Харм (скрещивает руки на груди и усмехается): Это он самый и есть? Да он же просто красивый костюм.

Навстречу мужчине выбегает охранник с пистолетом.

Охранник: Эй, ты, ни с места! Руки вверх!

Мужчина бьет его кулаком в живот и пробивает насквозь. Окровавленный кулак торчит из спины охранника. Лорн, Ева и Харм, видевшие все из окна в кабинете Ангела, кричат что есть сил.

Ад Линдси. Ангел, Спайк и Ганн продолжают свои попытки поговорить с Линдси.

Ангел (вздыхает, встает): Не могу поверить, что я это говорю, но мы пришли тебе помочь.
Линдси (нервно, указывает на дверь): Ладно. Убирайтесь. Сейчас же.
Ангел (хватает Линдси за грудки): Слушай, мы говорим тебе правду. Не хочешь в нее верить - как хочешь. Но как бы там ни было, ты пойдешь с нами.
Линдси: Убери руки!
Ангел (заметив на груди Линдси медальон) Может, это поможет тебе прийти в себя. (срывает его)

Линдси валится на пол как подкошенный. Через несколько мгновений он приходит в себя и пытается сесть, но замечает стоящего над ним Ангела и, на этот раз, узнает его.

Линдси: Ангел. (смотрит на нож на поясе Ангела) Сделай это быстро.
Ангел: Если бы я хотел тебя убить, это не было бы быстро. (закатывает глаза, хватает Линдси за шиворот и поднимает его на ноги)

Ганн пристально смотрит на медальон, который лежит на полу. Входит 'жена' Линдси.

Спайк: А! Привет. Твой муженек просто показывал нам одну штуку:

Жена, продолжая приветливо улыбаться, поднимает руки. Мы видим, что она держит автомат, из которого тут же начинает стрелять. Спайк, Ангел и Ганн прячутся за диваном. Вконец растерявшийся Линдси стоит столбом, так что Ангелу приходится высунуться и тоже втащить его туда.

Спайк (орет, перекрикивая грохот автомата): Сдается мне, твоя супруга малость не в духе.
Ангел: Заберите Линдси в машину! Вперед! Сейчас же!

Ангел выскакивает из укрытия и бежит прямо на жену, загораживая собой остальных. Ганн хватает Линдси и тащит его наружу, Спайк помогает ему. Ангелу почти удается выбить из рук 'жены' Линдси автомат, но она бьет его кулаком, сшибает с ног и начинает бить по голове прикладом.

Спайк: Разве у нас не было машины?
Они останавливаются в недоумении. Перед ними останавливается небольшая машина мороженщика. Из нее высовывается водитель с полуавтоматом и открывает по ним огонь. Спайк заталкивает Линдси и Ганна обратно в дом, закрывая их собой от пуль. Из-за угла появляется почтальон, достает два пистолета и тоже стреляет.

Спайк (Ангелу): Эй, наша чертова тачка исчезла.
Ганн (замечает Зака с автоматом, осторожно спускающегося по лестнице): Пригнитесь! (Зак открывает огонь, все снова прячутся за диваном) Мы должны найти Гнев. Где Гнев?
Спайк (орет): А где нет гнева? Гнев тут везде!
Ангел: Думай, Линдси. Ты знаешь, где он находится?
Линдси: Не знаю. Не знаю!
Ганн: Возле кухни есть дверь. Может, там выход, через подвал.
Линдси: Нет! Нам нельзя туда спускаться, только не в подвал!
Спайк: Стало быть, в подвал.
Ганн: Похоже, мы нашли Гнев.
Линдси: Нет! Пожалуйста, не надо!

Ангел и Спайк переворачивают подвал и толкают его в Зака. Стрельба на время прекращается, они бегут к двери в подвал и спускаются по ступенькам. Линдси в нерешительности останавливается; видно, что он сильно испуган.

Линдси: Мы все умрем.
Ангел: Не сегодня.
Линдси: Каждый день.
Они продолжают спускаться.

Кабинет Ангела. Мужчина в костюме входит сквозь двойные двери и осматривается по сторонам.

Ева (Лорну, пятясь от незнакомца): Не дай мне умереть.
Сзади на мужчину прыгает Харм и пытается свернуть ему шею. У нее ничего не выходит, хотя она старается изо всех сил и даже стонет от напряжения. Мужчина, похоже, едва ее замечает.

Харм (с изменившимся лицом, орет): Да бегите же! (Лорн и Ева наконец стряхивают с себя оцепенение и бегут к лифту)

Мужчина хватает Харм за руку и швыряет ее через весь кабинет. Она ударяется о рабочий стол Ангела, падает на пол и остается лежать без сознания. Мужчина направляется к Лорну и Еве, которые уже стоят в лифте.

Ева: Закрой дверь!
Лорн (снова и снова судорожно нажимает на кнопку): Ну не польку же я танцую, швабра ты эдакая. Что я, по-твоему...

Мужчина уже совсем близко, но двери лифта наконец закрываются прямо перед ним.

Ад Линдси. Ганн, Спайк, Ангел и Линдси только что спустились в подвал. Обстановка тут как в камере для пыток. Горят свечи.

Спайк: Клянусь святым:
Ганн: Тут нет ничего святого.

Спайк подходит к куче окровавленных человеческих органов на полу и берет один из них в руку.

Спайк: Сердце? Чьи они?
Линдси: Мои.
Спайк (роняет сердце): А. (отступает)
Ангел: Попытайся найти дверь, какой-нибудь выход наружу.
Спайк: С удовольствием. Чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше. (разглядывает прикрепленные к столбу цепи и наручники) Кто-то с этим развлекается.
Ангел (резко): Спайк.

Ангел со скрипом открывает железную дверь. За ней видна огромная печь, в ней пылает огонь.

Спайк: Гнев? (подходит к Ангелу)
Ангел: Может быть. (становится слева от пламени)
Спайк (смотрит на пламя): А я тебе что говорил? (становится справа от пламени)
Ганн: Замок мистический.
Ангел: Ну, а как же нам:
Линдси: Он идет.
Спайк: Кто?
Линдси: Он знает. Он всегда знает.
Спайк: Кто?
Ангел: Он.

Из темного угла появляется огромный демон в железных и кожаных доспехах, обвешанный цепями, которые звенят при каждом его шаге. В руке у него булава, к которой прикреплена цепь, а на ее конце - железный шар с шипами.

Ангел: Ганн, охраняй Линдси!

Ганн оттаскивает Линдси в сторону, а Ангел со Спайком вступают в бой с демоном. Спайк бьет демона какой-то трубой, Ангел орудует своим ножом. То и дело кто-нибудь отлетает к противоположной стене подвала. В конце концов вампирам удается немного усмирить демона с помощью его же приспособлений для пыток.
Ангел: (указывает на огонь) Вперед. (замечает, что Ганн надевает на себя амулет Линдси) Ганн, нет! Что за черт ты делаешь?
Ганн: То, что нужно сделать.
Ангел: Я не оставлю тебя здесь.
Ганн: Не ты устанавливаешь здесь правила. Их устанавливает Вольфрам и Харт. Если один уходит, другой должен остаться. Пустота невозможна.

Створки печи открываются.
Ангел: Ты знал.
Ганн: То самое, насчет искупления.
Ангел: Ганн: (пауза, затем остальным) Пошли.
Спайк: Черт возьми, ты что - всерьез?
Ганн: Когда я забуду, дверь закроется. Идите. Вы должны.

Вампиры хватают Линдси и идут в огонь.

Ганн (оглядываясь): Это здесь: я был: я: (створки печи снова закрываются) Я принадлежу: Я был: Что я делал? Почему я здесь, внизу?
Голос жены: Дорогой, что ты делаешь там, внизу?
Ганн (улыбаясь, у основания лестницы): Не знаю. С ума я схожу, наверное.

Подземный гараж В&Х. Из открывшихся дверей лифта в панике выбегают Лорн и Ева.

Лорн: Мы поедем по побережью на север, в Канаду.
Ева: Ключи.

Лорн раскрывает ящичек на стене, там очень много ключей.

Лорн (растерянно): Э:
Ева: Давай же.
Лорн (хватает первые попавшиеся ключи): Э: э: (нажимает кнопку на брелоке, где-то вдали пищит сигнализация машины) О... (сигнализация продолжает пищать, Ева и Лорн пытаются определить, которой из машин она принадлежит) Святой автопарк! (писк раздается снова и снова)
Ева (замечает, что фары одной из машин загорелись, когда Лорн в очередной раз нажал на кнопку): Вон! Быстрее! (бежит к машине)
Лорн (бежит за ней): Как она называется? (оба залазят в машину, Лорн заводит мотор) Тебе понравится Канада. Там полным-полно дезертиров.
Ева: Поехали!

Лорн пытается выехать из гаража, но не успевает. Прямо над машиной возникает яркая вспышка света и на капот сверху падают Спайк, Ангел и Линдси.

Лорн (удивленно): Какого ляда?! (вылазит из машины)
Спайк (вскакивает и орет): Я горю! (оглядывает себя) А, ну его.
Ева (выскакивает из машины): Линдси! (обнимает его) Что они с тобой сделали?
Ангел: С ним все будет в порядке.
Спайк: А вот нас вначале начинили пулями, а потом нас чуть не прикончил перекормленный анаболиками садо-мазо-демон. Спасибо, что спросила.
Ангел: Пойдемте наверх.
Ангел и Спайк ведут - вернее, почти несут Линдси к лифту, поддерживая его с боков.
Ева: Осторожнее. Он ранен.
Лорн (идет за ними, взволнованно): Э, Ангел, ты должен знать что там очень высокий, хорошо одетый, э: (оглядывается по сторонам, испуганно) А где Ганн? Ангел?
Ангел: Он, э: он остался.
Лорн: Остался? Но ведь ты никогда не оставлял: (и Спайк, и Ангел смотрят в сторону) (пытается стряхнуть с себя наваждение): или: видно, мы так делаем. Теперь мы делаем так.

Слышны удары по небольшой металлической двери, ведущей на ступеньки. Дверь начинает прогибаться.

Ева: О Боже!
Лорн: Как я и говорил.

Мужчина в костюме вышибает дверь, та отлетает далеко в сторону. Пыль постепенно оседает, и мы видим, что мужчина входит в гараж и направляется к Ангелу и остальным.

Ангел: Черт: а он и правда хорошо одет.
Ева (отступая): Пожалуйста, не делай этого.

Ангел забывает про Линдси и отпускает его, тот мешком валится на пол, Ангел идет навстречу мужчине.

Ангел: Ева находится под моей защитой. Мы не можешь ее тронуть.

Мужчина лезет во внутренний карман и достает ручку.

Спайк: Ой. Не ожидал этого.
Человек: Ева, ты знаешь, каковы правила.
Ева: Ты мог бы поговорить со Старшими Партнерами. Скажи им, что это ошибка.
Человек: Это невозможно. (лезет в другой карман)
Ангел: Я сказал - отвали.
Человек достает из кармана договор и разворачивает его.
Ева (подходит, безнадежно): Не стоит стараться, Ангел. Все кончено.
Человек (передает Еве ручку, указывает на договор): Подпиши здесь. (Ева подписывает) Хорошая девочка.
Ангел (оглядывается кругом): Что за черт тут происходит?
Человек вежливо улыбается: Ах да, извините за вторжение. Я Маркус Гамильтон, ваш новый связник со Старшими Партнерами. (Еве) И здесь. (указывает на другое место в договоре)
Ангел: Ты - что?
Человек: Наряду с бессмертием и некоторыми другими привилегиями, Ева только что передала свои обязанности мне. Да, и здесь инициалы. (указывает место, Ева подписывает)
Ангел: Так это все было из-за контракта? Ты ведь говорила, что умрешь.
Ева: Да, в один прекрасный день.
Гамильтон: Старшие Партнеры почувствовали, что настало время перемен. Ева стала слишком легко отвлекаться. Перестала видеть общую картину.
Ева: Я влюбилась.
Гамильтон: Да. Поздравляю. (Ева уходит) Кстати, отличный побег. Очень умно. Мы будем на связи. Ах да, у меня есть несколько великолепных идей, с нетерпением жду возможности ими поделиться.
Ангел (подходит вплотную к Гамильтону): Это мой дом. Единственные идеи, которые в нем имеют значение - мои.
Гамильтон (бодро, улыбаясь): Совершенно верно. Такова политика компании. Старшие Партнеры поддерживают вас на сто процентов.
Ангел (тихо): Сомневаюсь.
Гамильтон: Жду не дождусь, чтобы влиться в дружный коллектив. Ангел, (Гамильтон раскрывает руки в приветственном жесте) Спайк, добро пожаловать в команду. (уходит)
Лорн (нервно смеется): Ну, он не такой уж и плохой.

Иллирия и Уэс гуляют по крыше здания. Иллирия подставляет лицо ветру и смотрит на звезды.

Уес: Ты в порядке?
Иллирия: Мне легче дышать.
Уес: Стены не так давят, когда их не видишь.
Иллирия: Но они все-таки существуют.
Уес: Да.
Иллирия: Я есть все, что я есть. Я проживала одновременно семь жизней. Я была мощью и экстазом смерти. Я была богиней богов. (смотрит вниз) А теперь: я в западне... на крыше. На одной-единственной крыше: в одно время и в одном месте, с неуравновешенным человеком, который пьет слишком много виски и зовет меня Смарф. (Уэс горько усмехается) Ты и правда совсем мне не поклоняешься?

(Мульт сериальчик 'Смарфы', о маленьких голубых гномиках.)

Уес: А ты и правда не можешь уйти.
Иллирия: Я: не знаю. (смотрит вверх) И боюсь, что в любом другом измерении в таком обличье я была бы всего лишь добычей для тех, кого я знала. (опускает голову) От меня несет человеческим.
Уес: Не льсти себе.
Иллирия (смотрит вдаль): Ваш мир так мал. А вы запираете себя в комнаты и того меньше. Вы закупориваете себя внутри: в комнатах, в рутине.
Уес: Есть вещи и похуже стен. Ужасные: и прекрасные. Если смотреть на них слишком долго, они прожигают насквозь. Это правда, которую невозможно переносить. Не каждый день.
Иллирия (вздыхает): Мы так слабы.
Уес: Да. Так и есть.

Пентхаус Ангела. Лорн здоровенными металлическими щипцами достает пули из спины Спайка. Бросает одну в миску и начинает вытаскивать другую.

Спайк: Ой. Осторожней, ты, монах в зеленых штанах!
Лорн: Да. Боюсь, я не такой нежный, как Фредикинс.
Спайк: Просто давай побыстрее.

Линдси и Ева сидят рядышком на диване. Линдси склонился к плечу Евы. Он поднимает голову когда заходит переодевшийся Ангел.

Линдси: О, поглядите-ка. Вот и герой дня.
Ангел: Я не твой герой. Я твой тюремщик.
Линдси: Ну, стакан наполовину пустой, стакан наполовину полный - все зависит от того, как посмотреть.
Ангел: Я думал, что несколько месяцев пыток в руках Старших Партнеров ранят тебя немного глубже.
Линдси: Они только поцарапали поверхность. Оказалось, что они могут уничтожать тебя, только пока ты сам считаешь, что этого заслуживаешь. Интересно, как справится Ганн.
Ангел резко: Старшие Партнеры. Хочу знать все что ты знаешь о них. Об апокалипсисе, об их планах насчет меня.
Спайк (встает и начинает одеваться): И меня. Тот тип с ручкой сказал: 'Добро пожаловать в команду'. Это должно что-то означать.
Линдси: Ты знаешь то же, что и я. Оглянись вокруг. Мир - это выгребная яма: полная эгоистичных и жадных тварей. Мы живем, мы умираем. (Еве) Даже ты, малышка.
Ева (жалобно): Линдси, перестань.
Линдси: Все еще рада меня видеть?
Ангел: Да, ад на земле. Холланд Маннерс пытался впихнуть мне эту идею три года назад.
Линдси: Ты доказал, что он был неправ?
Ангел: Все зависит от того, как на это посмотреть. Знаешь, Линдси, мы можем философствовать всю ночь. Черт: (посмеивается) Мы могли бы заниматься этим целую вечность, а? Мне не нужно ни есть, ни спать, ни пить. А тебе? (берет стул и садится перед ним)
Линдси усмехаясь: Вот что мне нравится видеть: былого Ангела. Не берет никаких заложников, не выносит дураков. Как насчет вот этого? Оно здесь. Оно было здесь всегда. В глубине. Черт возьми, ты просто слишком туп, чтобы это увидеть.
Ангел: Увидеть что?
Линдси: Конец света, чувак. Ты просто пропитан им.
Спайк: В свое время я видел пару концов света. Я бы понял,
Линдси: Не просто конец света. Тот самый конец света. Ты что, думал, что должен был прозвучать гонг? Время вскочить на своих коней и начать грандиозную битву? Стартовый выстрел прозвучал давным-давно, ребята. Вы играете на стороне злодеев. Каждый день ты сидишь за своим столом и все больше принимаешь мир таким, какой он есть. Вот тут-то собака и зарыта: герои так не делают. Герои не принимают мир таким, как есть. Они сражаются с ним.
Ангел (откидывается назад): Ты говоришь, что все что мы делаем: это способ отвлечь нас... держать нас занятыми, чтобы мы не стали смотреть глубже поверхности.
Линдси (щелкает пальцами): Дзынь! У нас есть победитель! Мир продолжает сползать в хаос и деградацию, а что делаешь ты? Ты сидишь в своем большом кресле и подписываешь чеки, так, как и планировали Старшие Партнеры. Война идет, Ангел. А ты уже потерял двоих солдат.

Адское измерение Вольфрам и Харт. Ганн занимается с Заком, жена готовит обед.

Ганн: Давай, ты же знаешь.
Зак: Внешнее ядро.
Ганн: А под ним?
Зак: Внутреннее ядро.
Ганн: Под ним?
Зак: Глубже него: ничего нет.
Ганн: Ничего, кроме мягкой тягучей сердцевины.
Зак: Ха-ха.
Триша: Эй, дорогой? (Ганн оборачивается к ней) В духовке только что перегорела лампочка. Мне нужна лампочка из подвала.
Ганн (отворачивается): Э, в кладовке в корридоре должны быть лампочки.
Триша: Там только обычные. Маленькие - внизу.
Ганн (начинает нервничать, смотрит на Зака): Зак собирался рассказать мне о литосфере.
Триша (подходит к Ганну и кладет руку ему на плечо): Вообще-то лампочка мне нужна сейчас. (Ганн медлит, нервно оглядываясь по сторонам)
 





 
Тематический Портал Лабрис, уникальный русскоязычный проект Рейтинг@Mail.ru Российский сайт ЛГБТ-Христиан